Микробная флора околоушных слюнных желез при паротитах и лечение их аутовакциной

Большинство отечественных авторов (Г. А. Зедгенидзе, 1953; В. И. Заусаев, 1959; Г. А. Васильев и И. Ф. Ромачева, 1966; А. В. Клементов, 1967, и др.) отмечают, что заболевания слюнных желез отличаются большим разнообразием и среди них относительно часто встречаются паротиты.
Разнообразие клинических форм патологического воспалительного процесса в околоушных слюнных железах, по-видимому, в какой-то степени зависит от характера и свойств микробной флоры, находящейся в протоках. Исследования микробной флоры в слюне при паротитах проводились рядом авторов (Н. Р. Шастин, 1947; Г. В. Волобуева, 1951; А. В. Клементов, 1967; Rauch, 1959; Sazama, 1965, и др.), однако они не определяли свойств выделенных микробов. Данные Н. Д. Лесовой, Е. Н. Нагоренко (1967), Keenan, Beahrs, Devine (1958) показали, что изучение видов микробной флоры в пораженных железах и патогенных свойств их может способствовать успешному лечению паротитов.
Как показали наши наблюдения, при воспалительных процессах в околоушных слюнных железах антибиотики часто оказывались малоэффективными вследствие развития устойчивых к ним форм микробов. В этих случаях мы применяли аутовакцину, которая изготовлена из микробной флоры, высеваемой из секрета вовлеченных в воспалительный процесс желез.
Нами проведено обследование и лечение 65 больных (37 мужчин и 28 женщин) неэпидемическими паротитами. Среди них у 14 был острый процесс и у 51 — хронический (у 37 — паренхиматозный, у 12 — интерстициальный и у 2 — сиалодохит). Из 51 больного с хроническим паротитом у 16 отмечалась фаза обострения.
Секрет для микробиологического исследования брали в стерильных условиях при помощи иглы-канюли, а при патологическом процессе, сопровождавшемся значительным уменьшением слюноотделения, застоем слюны и сгущением ее, забор производили при помощи ложки Фолькмана. Материал сеяли на сахарный и кровяной агар, а также среду Китт-Тароцци для получения культуры в чистом виде с последующим изучением культуральных и патогенных свойств выделенных микробов.
Микроорганизмы были выделены от 64 больных (98,4%). Из них у 37 человек обнаружены стрептококки, у 6 — стафилококки, у 1 — палочки и у 20 — смешанная культура.
У 16 больных с хроническим паренхиматозным и интерстициальным паротитами в фазе обострения выделена смешанная микробная флора, а у больного с выраженными клиническими признаками хронического двустороннего интерстициального паротита в фазе ремиссии выделить микрофлору из секрета не удалось. Из 2 больных сиалодохитом у одного высеян стрептококк, а у другого — стафилококк.
Как показали наши исследования, при остром паротите одинаково часто выявляются стафилококки, стрептококки и смешанная микрофлора (стрептококки и стафилококки); при хроническом паротите в фазе ремиссии преобладают стрептококки (у 31 из 51 больного), в стадии обострения чаще всего обнаруживается смешанная культура.
При исследовании реакции связывания комплемента в парных сыворотках крови больных с микробной флорой секрета пораженных желез положительные иммунологические сдвиги отмечены в 67% случаев, что можно объяснить влиянием выделенной флоры на течение воспалительного процесса.
Из патогенных свойств нами изучалась способность микроорганизмов образовывать фибринолизин, гиалуронидазу, плазмокоагулазу, гемолизин. Помимо этого, исследовалась вирулентность микробной флоры на мышах. Одновременно определяли чувствительность к антибиотикам и готовили аутовакцину.
100% выделенных стафилококков и стрептококков обладали способностью вырабатывать гемолизин, а около 60% — гиалуронидазу и фибринолизин. Определение чувствительности выделенных штаммов к действию антибиотиков (пенициллин, стрептомицин, левомицетин, мономицин, хлортетрациклин, эритромицин, колимицин, тетрациклин, тетрамицин, террамицин и окситетрациклин) показало, что подавляющее большинство штаммов было совершенно нечувствительно к действию указанных антибиотиков.
Изготовление аутовакцины производилось нами по модифицированной методике Т. Б. Горгиева. Аутовакцину готовили из всех выделенных культур.
Вакцину вводили в кожу предплечья в объеме 0,1—0,3 мл в одну точку через 2 дня на третий. Независимо от клинического течения и тяжести воспалительного процесса больные переносили инъекции аутовакцины без каких-либо осложнений Местная кожная реакция на введение ее у наших больных носила выраженный характер (диаметр инфильтрата 7,9±0,9—12,4±1,3 мм). Интенсивность ее к концу курса лечения значимо уменьшалась (средняя величина диаметра инфильтрата 2,2±0,3—3,2±0,6; Р<0,02), что свидетельствует, по нашему мнению, о выраженном десенсибилизирующем действии аутовакцинотерапии.
У 56 из 65 больных как с острым, так и с хроническим паротитом проведен полный курс аутовакцинации (20 инъекций).
Об эффективности вакцинотерапии судили по улучшению общего состояния больного, исчезновению воспалительных явлений и болезненности в области железы, а также по отсутствию гнойных нитей в секрете. Результаты контрольного микробиологического, сиалографического и цитологического исследования указывали обычно на нормализацию процесса. Выявленная нами нормализация РОЭ, длительно находившейся на высоком уровне до вакцинотерапии, также свидетельствовала об эффективности последней. Наряду с аутовакцинацией проводилось бужирование протоков, массаж железы и промывание протоков ее теплым физиологическим раствором. Обследование ряда больных паротитами в отдаленные сроки (от 6 месяцев до 3 лет) после окончания лечения их аутовакциной позволяет рекомендовать данный метод при лечении воспалительных заболеваний околоушных желез.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 45 | 0,179 сек. | 16.87 МБ