Мотивационное направление-3

Заслуживает внимания и еще один аспект концепции Б. С. Братуся: если цели деятельности субъекта рядоположены и у личности нет выраженной ведущей мотивации, то алкоголь быстро становится ведущим мотивом. Соглашаясь, что этим характеризуется определенная группа больных алкоголизмом, следует отметить и противоположное явление. Для того чтобы алкогольная мотивация обрела черты патологического влечения и определяла тем самым существо феномена зависимости, побуждения, лежащие в основе обращения к алкоголю, должны непременно иметь высокую субъективую, чаще всего аффективную значимость. Только в этом случае деятельность субъекта (при наличии объективных или субъективных препятствий к удовлетворению первичной потребности), направленная на псевдоудовлетворение с помощью алкоголя фрустрированной потребности, может стать ведущей, первостепенной для личности. Подтверждает этот вывод уже упоминавшаяся ранее серия клинических исследований, в которых в качестве предпосылок алкоголизма выделяются прежде всего разнообразные варианты личностных дисгармоний, таких, как психопатии, акцентуации характера, неврозы и другие нарушения. Психологическую основу для обращения к алкоголю составляет в этих случаях фрустрация отдельных, аффективно насыщенных потребностей, которые в силу неразработанности индивидуальных средств для их реализации и характерных для этих форм патологии нарушений механизмов опосредования и опредмечивания потребностей в процессе их удовлетворения приводят к формированию ряда патологических вариантов мотивации поведения.
Б. С. Братусь справедливо замечает, что одной из психологических предпосылок алкоголизма является нарушение опосредования потребностей, стремление к немедленному удовлетворению возникающих побуждений, невзирая на социальные ограничения, что в других исследованиях обозначается термином «импульсивность». Своеобразным, хотя и косвенным, подтверждением этому являются данные, характеризующие ведущие механизмы психологической защиты у больных в преморбидный период (Цыцарев, 1982; Wallace, 1978; Zimberg, 1978). В системе психологической защиты у них, как правило, не находят места механизмы, благодаря которым происходит субъективное преобразование мотива, отказ от деятельности, исчезновение мотивации. Отсюда — ригидность установок и поведения, аффективная заряженность деятельности по удовлетворению потребностей, всевозрастающая напряженность, нуждающаяся в разрядке.   Алкогольное опьянение   обеспечивает на время такую разрядку, создает иллюзию удовлетворения побуждений и в короткие сроки становится предметом нового для субъекта влечения.
Дискутируя по отдельным вопросам с Б. С. Братусем, мы высоко ценим заслуги его и его школы в разработке психологической концепции алкоголизма. На основе разработанной концепции К. Г. Сурнов создал и внедрил в практику оригинальную методику психологической коррекции.
На основе различных подходов в определении психологической природы патологического влечения к алкоголю наметилось две исследовательские стратегии. Первая из них состоит в попытке непосредственного изучения структуры мотивов больных алкоголизмом и прежде всего тех из них, которые: а) опосредуют и определяют обращение к алкоголю и б) трансформируются и разрушаются вследствие алкоголизма (Завьялов, 1986, 1988; Edwards, Hensman, Pefo, 1972). Вторая стратегия сводится к опосредованному изучению мотивации, в основу которого положено исследование эмоциональной и когнитивной сфер, самосознания, системы значимых отношений, механизмов формирования и удовлетворения потребностей, а также социально-психологических факторов, способствующих формированию алкоголизма (Братусь, 1974; Сурнов, 1982; Гульдан, 1985 и др.).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 47 | 0,149 сек. | 17.37 МБ