Как биться с этно-сепаратизмом. О китайском опыте работы с «самобытными культурами»

Как бороться с этно-сепаратизмом. О китайском опыте работы с "самобытными культурами"Недавнешние меры, принятые властями Китая в отношении Тибета, так обширно отражены в глобальных СМИ, что о случайности гласить не приходится. Тем более, что они не только куда обстоятельнее обычных, — вроде «особого положения», — да и совсем очевидно стали ответом на провокации из-за рубежа. Ведь, казалось бы, после давешнего отказа Далай-ламы, духовного фаворита тибетцев, от «всех видов насилия и сепаратизма», обстановка шла к очевидному улучшению: жителям горного района дозволили устанавливать спутниковые антенны, а ровно годом ранее несколько тыщ верующих, — в первый раз! – получили разрешение съездить в Индию для роли в принципиальном религиозном праздничке, проводимом лично Далай-ламой. Тем, за одну переписку с которым еще лет 10 вспять можно было навечно угодить в нары. И вот, нате: антенны в Тибетском автономном районе вновь сносятся, а зарубежные паспорта изымаются. Более того, сотки вернувшихся и, казалось бы, ничего отвратительного не совершивших паломников арестованы и на различные (от 3-х месяцев до 2-ух лет) сроки поехали в «воспитательные лагеря».
Удивительно?

Нет.

Так как Тибет, считавшийся, — в особенности после массового заселения туда китайцев, — фактически усмиренным, по сути таким не является. Хотя, по идее, был должен бы: большущая и стратегически очень принципиальная горная страна, деградировавшая в критериях «теократии лам», конкретно китайской «оккупации» должна тем, что не только не вымерла, но худо-бедно и развивается. Не говоря уж о различного рода «второстепенной» инфраструктуре, но только о «человеческом факторе», средняя длительность жизни тибетцев за 50 лет «китайского гнета» выросла с 34 до 69,5 лет. Равным образом, средним образованием охвачено практически 100% ребятни (в отличие от 1,8% — показателя той же, полувековой давности). И сверх того, тибетской молодежи выделены квоты на облегченное поступление в китайские университеты, по окончании которых они получают очень престижные по тамошним меркам рабочие места, — с единственным, правда, ограничением – не в Тибете.

И все же, неувязка сепаратизма с повестки денька не снята. Сколько бы ни иронизировали «цивилизованные» СМИ насчет «фантазий Пекина», действительность явна: смягчение позиции центральных властей, вправду, повлекла за собой расширение подрывной работы зарубежных центров, много десятилетий попорядку специализирующихся на тибетском направлении. А в конечном итоге, если в 2009-м, на старте «умиротворения», когда пропаганда «борьбы за независимость», как будто (хотя почему «словно»?) по приказу притихла, сожгли себя всего 2 буддийских монаха, то уже в 2011-м около восьмидесяти, — и уже не только лишь ламы, которым все равно, каким методом попадать в нирвану, да и обыденные фермеры. При этом, как выяснилось, в главном, или обладатели спутниковых антенн, или прилежные гости «просмотровых залов» при буддийских монастырях, ориентирующихся на Далай-ламу.

Логично, что Китай принимает конструктивные меры. Не поэтому даже, что спаленных жалко, но так как каждый такового рода инцидент лупит по стилю КНР, параллельно вызывая желание «подражать героям» в сельских общинах ТАР. Официально объявив самосожжения «варварством» и «дикостью» (что полностью соответствует правде), власти в законодательном порядке приравняли к убийцам всех, так либо по другому знавших о намерении покойного.

Параллельно, как уже говорилось, изымаются спутниковые тарелки, способные ловить передачи Radio Free Asia либо Voice of America, а взамен устанавливается оборудование, позволяющее глядеть более 200 центральных и провинциальных, — самых различных и даже очень хороших, но китайских, — каналов. Ну и, естественно, то самое «изъятие паспортов». Не совершенно «изъятие», правда, но для получения документа тибетец, в отличие от «просто китайца», должен подписать особенный документ. Практически, расписку, обязывающую его «не участвовать за границей в нелегальных акциях, наносящих вред государству». А если обязательство будет нарушено, то кутузка и навечно. Эта самая норма нового закона почему-либо особо нервирует «друзей Тибета» за кордоном
, и конкретно на нее обрушиваются сегодня волны критики.

И, наверняка, самое принципиальное. Началась кампания по изживанию тибетского языка вообщем, как явления. Часы тибетского языка сокращаются, количество предметов, преподаваемых на китайском, напротив, вырастает, курсы «родной речи» при монастырях запрещены вообщем. Но, все делается по-умному. Над «программой разъяснения» работают наилучшие преподаватели и психологи Поднебесной, о том, как неплох и животрепещущ китайский и, напротив, «не животрепещущ и не престижен» тибетский разъясняют 10-ки первосортных мультиков, телесериалов, молодежных шоу, кинофильмов и песен звезд всех уровней. Цели программки не особо скрываются. Во всяком случае, осенью 2012 года некто Ма Сюйцин (транскрипция с британского, может быть, не очень точна), функционер того уровня, на котором озвучивают высшее мировоззрение, но никогда не молвят от себя, сделал даже несколько не по привычке откровенных признаний. А именно, указав на то, что «единство и благоденствие Китая важнее сохранения культурных традиций 1-го из народов» и если «тибетский язык пропадет совсем, но взамен каждый тибетец станет культурным, просвещенным и обеспеченным человеком, это будет правильным, мудрейшим обменом».

На самом деле дела, идет гонка.

Духовным фаворитом Тибета был, и пока живой, остается, очевидно, Далай-лама, отказавшийся, — и судя по всему, от всей души, — от курса на сепаратизм. Но он стар, и он уже практически не у дел, а всеми реальными делами «тибетской оппозиции» в эмиграции управляет «всенародно» (в смысле, всеми общинами в эмиграции) избранное «демократическое правительство в изгнании» во главе с Лобсангом Сангаем, пользующееся полной поддержкой США и настаивающее на «реальной автономии Тибета». Погибель Далай-ламы, — а 77 лет есть 77 лет, — непременно, даст толчок следующему старту противоборства, и здесь уж кто не успел, тот запоздал.

И вот здесь – тпру.

Китай, естественно, увлекателен.

Но увлекателен, на мой взор, сначала, как полигон, где так либо по другому апробируются все программки и проекты, реализуемые против всех, кто занесен в несчастный перечень «очередников на демократизацию». Начиная с «перестройки», которую СССР и КНР, как понятно, провели по-разному, и результаты налицо.

А потом было всякое.

Сначала — практически нескрываемо спонсируемая Западом раскрутка исламского радикализма в Синьцзяне, завершившееся тем, что после серии зачисток, о масштабе которых можно только гадать, вопрос сошел с повестки денька.

Потом «невинная» секта «воодушевляющей гимнастики» Фалуньгун, — по факту, кадровый резерв будущих «уличных бойцов», — фавориты которой сегодня отсиживаются в эмиграции, а миллионный актив отбывает долголетние сроки.
И вот, в конце концов, ставка на Тибет. С соответственной реакцией, — судя по тому, что Пекину до сего времени в этом направлении удавалось все, имеющей все шансы на фуррор.
Естественно, при наличии политической воли.

Но эта воля, исходя из количества коррупционеров всякого ранга, раз в год расстреливаемых в Чжунго, есть, и не просто есть, но с припасом прочности на много лет.

Вот и все.

А если кому-то захочется, прочитав и перечитав, углядеть в данном тексте намек, — что ж, я не возражаю.

P.S. Редакции: очевидно, опыт КНР применим не ко всем странам — Китай есть на самом деле не империя, а наикрупнейшее национальное правительство, естественно стремящееся к моноэтничности. С другой стороны, мы уже вооружены опытом последних 25 лет и знаем, что конкретно флагманы "государственных культур", выращенных СССР в качестве просветительских элит для носителей периферийных языков империи, стали идеологами не только лишь отделения, но часто и этноцида российских на собственных территориях.

Так что китайский опыт, непременно, заслуживает самого внимательного исследования.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,121 сек. | 11.28 МБ