Как будет смотреться боец грядущего в Русской армии

Все наилучшие армии мира из года в год улучшают боевую экипировку собственных воинов. Как в сопоставлении с ними смотрится наша?

О том, что Русская армия срочно нуждается в оснащении самой современной боевой амуницией, наши генералы и специалисты дружно заговорили сходу после войны с Грузией в августе 2008 года. Уж очень убого смотрелась экипировка наших воинов на поле боя. Тогда же спецы стали часто повторять таинственное слово «Бармица» — так именуется боевой набор персональной экипировки, над которым издавна работают русские оборонщики. У армии появилась надежда. К тому же по войскам пошли слухи, что этот набор уже поступает в части. И вот на выставке «Интерполитех-2009» — «Средства обеспечения безопасности государства» представитель Минобороны Рф Владимир Бойко сделал сенсационное заявление: набор «Бармица», не так давно принятый на вооружение, совсем… не годится для боя. Почему? Уж очень он тяжел — более 50 кг (наилучшие западные комплекты весят в 2 раза меньше). Если кто-либо в бою нацепит сходу все элементы «Бармицы» и пробежит пару км, неприятельской пули для смерти бойца не пригодится… На снабжение набор был должен поступать с 2005 года, но даже сейчас обеспеченность войск им составляет всего 4%. Жизнь показала: «Бармица» для современного боя не годится…

ИСТОРИЧЕСКИЙ Нюанс

Хроники боевой амуниции

Пробы сделать защитную экипировку предпринимались еще во время 2-ой мировой войны. Мы сделали для бойцов штурмовых инженерно-саперных бригад железную кирасу-нагрудник. Америкосы для собственных летчиков — бронекуртку, бронешорты и бронеботы. Потом была атомная эпоха, и до пришествия эры локальных войн тема утратила актуальность. Работы возобновились в 80-х годах: для наших бойцов в Афганистане «пошили» бронежилеты. Неловкие, пудовые, они защищали непринципиально, а вести войну в их было очень неловко. А передовые армии мира тем временем начинали оснащаться комплектами, которые соединяли воединыжды внутри себя наилучшие заслуги технического прогресса: электрические составляющие связи и навигации, лазерные прицелы, суперпрочные и легкие ткани.

Мейд IN RUSSIA

(современный вид)

Шлем металлической СШ-68, вес — 1,3 кг. Защищает от осколков. От автоматных (5,56 мм) и винтовочных (7,65 мм) пуль не защищает.

Из пистолета (7,62 и 9 мм) пробивается с 25 м.

Бронежилет 6Б4, вес — 15,5 кг. Защиту от винтовочных пуль не обеспечивает.

Автомат АК-74 (5,45мм), вес — 3,4 кг, действенная дальность стрельбы — 600 м.

ВОПРОС ПО СУЩЕСТВУ

И что все-таки заместо «Бармицы»?

Когда стало ясно, что «Бармица» не годится, его решили поменять комплектом «Ратник». Но он появится не ранее 2015 года. Чтоб форсировать решение трудности, Минобороны Рф решило приобрести у французов несколько комплектов экипировки FELIN (см. фото). Но пока не ясно, собирается ли Минобороны закупать «француза» массово, создавать его по лицензии либо же попробует сделать аналог. Это наводит на размышления: не получим ли мы заместо новой экипировки западный секонд-хэнд? Ведь французы на месте стоять не будут…

СПРАВКА

«Бармица» — боевой набор персональной экипировки.

Он был должен понизить человеческие утраты в 5 раз.

В набор входят:

орудие (зависимо от специальности бойца это автомат либо пулемет, гранатомет либо снайперская винтовка);

одежка (куртка, штаны, обувь, белье в зимнем и летнем вариантах);

средства защиты (шлем и бронежилет);

средства связи и навигации (радиостанция, компьютер, навигатор).

Всего — более 60 предметов и частей.

Стоимость комплекта — около 2 млн. рублей.

ФРАНЦУЗСКАЯ МОДА

Шлем кевларовый CGF с аудиогарнитурой. Защищает от пистолетных (9 мм) пуль и осколков.

Бронежилет, вес — 9 кг. Защищает от автоматных (5,45 мм) пуль.

Автомат FAMAS-G1, вес — 3,6 кг, прицел электрический «день-ночь» и камера. Действенная дальность стрельбы — 450 м.

Модуль GPS, компьютер, рация с шифрованием и автоматическим поиском свободных каналов, светоусиливающий бинокль с лазерным дальномером. Электроника позволяет стрелять из-за угла, а на жидкокристаллическом мониторе созидать свое место на поле боя в незнакомой местности, размещение всех бойцов подразделения и возможное местопребывание противника. Экран может крепиться на оружии, на рукаве либо на земле.

Форма пошита из водозащитной и огнестойкой ткани, отпугивающей кровососущих насекомых и невидимой в инфракрасном диапазоне.

Общий вес системы — 26 кг.

КАК ОДЕВАЮТСЯ В США

Шлем кевларовый ACH с вставленными компьютерными средствами управления и связи. Защищает от пистолетных (9 мм) пуль и осколков. Вес — 1,4 кг.

Бронежилет IOTV, вес — 7,4 кг. Защищает от винтовочных (7,62 мм) пуль.

Модуль GPS, компьютер с сенсорным экраном, рация.

Автомат М16А1, вес — 3,0 кг, М4А1 — 2,57 кг, прицел электрический «день-ночь», камера. Действенная дальность стрельбы — 300 м.

Форма пошита из водозащитной и огнестойкой ткани, отпугивающей кровососущих насекомых и невидимой в инфракрасном диапазоне. Защищает от маленьких осколков и камешков.

Общий вес системы — 22,5 кг.

КИТАЙСКИЕ ДРАКОНЫ

Шлем кевларовый со штурмовой маской. Защищает от пистолетных (9 мм) пуль и осколков. Вес — 1,4 кг.

Бронежилет. Защищает от автоматных (5,45 мм) пуль и осколков.

Рация, мобильный телефон (у командиров — навигатор).

Автомат, тип 89, вес — 3,0 кг, действенная дальность стрельбы — 500 м.

Общий вес системы — 30 кг.

Представления

«Слов — горы, а дел — горсть»

Владимир БОГАТЫРЕВ, генерал-майор, консультант-эксперт:

— Работа по совершенствованию экипировки русских военнослужащих осуществляется медлительно и неэффективно. Недавнешнее заседание коллегии Рособоронзаказа подтвердило, что в этой сфере есть много заморочек. К примеру, многие научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР), начатые еще в 1993 году, затягиваются, разработка образцов и частей экипировки ведется некомплексно и бессистемно.

Замечания военно-промышленной комиссии, изготовленные в прошедшем году, фактически не учтены. Проведение НИОКР и поставка комплектов боевой экипировки осуществлялись без подабающего взаимодействия заказывающих управлений Министерства обороны.

«А мы все улучшаем…»

Александр НОВИКОВ, полковник, кандидат технических наук, сотрудник НИИ Минобороны:

— Ранее за разработку комплектов боевой экипировки полностью отвечало Главное ракетно-артиллерийское управление. А пару лет вспять появились и другие ведомства, ответственные за этот участок. В конечном итоге — рак, лебедь и щука. Не успеем довести до разума один проект, как заказчики требуют заносить в него коррективы — с учетом новых технологий и научных советов. Из-за этого и не удается выйти на конечный итог. Сейчас собрались закупать на пробу французскую экипировку. Но до сего времени непонятно, кто непосредственно будет заниматься ее исследованием. Снова несколько подразделений. А почему бы не сделать какую-нибудь объединенную комиссию из инженеров, конструкторов, ученых различных профилей? Ведь коллективный анализ посодействовал бы резвее продвинуть дело! Ну и к тому же у нас есть много собственных, российских наработок и по тканям, и по связи, и по навигации. Я уверен, что при неплохой постановке этой работы россияне смогли бы сделать комплекты лучше привезенных из других стран.

Александр КАНЬШИН, полковник припаса, председатель комиссии по делам военнослужащих Публичной палаты РФ:

— Помню, как скоро после окончания августовской войны на Кавказе члены нашей комиссии побывали в частях, которые участвовали в боевых действиях. Мы были поражены убогостью экипировки офицеров и боец. Создавалось такое воспоминание, что она со времен афганской войны «застыла». Мы сходу стали лупить в тревожные колокола. Собрали пленарное заседание Публичной палаты с ролью членов Совбеза, представителей силовых ведомств, правительства, Госдумы, Совета Федерации. И подняли вопрос о том, что нужно срочно и конструктивно сделать лучше персональную экипировку воинов. Но, к величавому огорчению, далее дискуссий дело не пошло. Тогда Общественная палата решила сама «двигать вопрос», ставить его на практические рельсы. Мы организовали в Санкт-Петербурге конференцию по экипировке вместе с Академией ракетно-артиллерийских наук, научно-производственным объединением «Спецматериалы», других организаций.

Конференция показала, что наши отдельные научные, производственные круги где с огромным, где с наименьшим фуррором все таки что-то делают, но целостной системы нет. Я убежден, что так и далее может длиться, если не будет массивного толчка на высшем муниципальном уровне. Потому мы обратились по этой дилемме с письмом к презид

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,110 сек. | 11.27 МБ