Как были сорваны «отравляющие» планы Гитлера

Как были сорваны «отравляющие» планы Гитлера

В ноябре 1941 г. группа армий «Юг», которой командовал генерал-фельдмаршал Г. фон Рунштедт, достигнула еще одного фуррора. 19 ноября передовые части дивизии 1-й танковой группы генерал-полковника Э. фон Клейста, прорываясь через сильный снегопад, захватили Ростов-на-Дону. Читая победное донесение о взятии Ростова, Гитлер уверовал в то, что ворота на Кавказ открыты и находятся в его руках. Но через некое время фюрер вызнал о том, что в итоге внезапного и быстрого напора войск Юго-Западного фронта, которыми командовал Маршал Русского Союза С.К. Тимошенко, Клейст был обязан отойти. Не понимая, что вышло под Ростовом, Гитлер не отдал согласия на отведение германских войск на предел реки Миус.

В декабре 1941 г. германские войска не смогли выполнить и приказ Гитлера захватить советскую столицу. План операции «Тайфун», в процессе которой германские войска должны были оказаться в Москве, был сорван контрнаступлением войск Красноватой Армии.

В процессе битвы под Москвой германские дивизии потерпели 1-ое большое поражение. Войска группы армий «Центр», которыми командовал генерал-фельдмаршал Ф. фон Бок, в январе 1942 г. отступали, оставляя уже завоеванное ими место.

Переход русских войск в контрнаступление в Столичной битве ошеломил Гитлера. Фюрер не мог поверить в то, что его войска, одержавшие победы над армиями фактически всех европейских стран, отступали. Пытаясь поменять обстановку, Гитлер выслал фельдмаршала фон Бока в отставку.

На восточном фронте складывалась обстановка, которая могла сорвать планы германского командования в войне против СССР. Потому Гитлер начал принимать конструктивные меры, которые должны были поменять положение, позволить ему вновь завладеть стратегической инициативой и сделать условия для заслуги в летней кампании 1942 г. решительного фуррора. Одна из критических мер предугадывала применение против войск Красноватой Армии хим отравляющих веществ (ОВ), имевшихся в излишке в Германии, но внедрение которых воспрещалось международными соглашениями.

Но это решение Гитлера весной 1942 г. было сорвано. Предупредить внедрение фашистской Германией хим отравляющих веществ на восточном фронте посодействовали удачные деяния русских военных разведчиков и совместные согласованные усилия Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина и премьер-министра Англии У. Черчилля.

Донесения военных разведчиков вызвали повышенное внимание

Сначала 1942 г. в Москву от военных разведчиков, действовавших в столицах ряда европейских стран, поступали донесения, в каких отражалась переброска германских войск из Германии и Франции на восточный фронт, указывались номера дивизий противника, места их будущей дислокации, состояние военной индустрии Германии и объемы производства орудия и боеприпасов.

24 января 1942 г. в Центр из Швейцарии от резидента Шандора Радо, управляющего деятельностью резидентуры «Дора», источники которой имели доступ к принципиальным германским военным секретам, поступило внезапное сообщение о том, что в Германии активизирована работа заводов хим индустрии, производивших яды. Резидент докладывал о том, что он получил от шефа противохимической защиты швейцарского военного министерства сведения, которые свидетельствуют о резком увеличении производства хим отравляющих веществ в Германии и признаках, которые могут свидетельствовать о подготовке германским командованием особых частей для внедрения отравляющих веществ против войск Красноватой Армии.

Как были сорваны «отравляющие» планы Гитлера

Шандор Радо, управляющий резидентуры «Дора»

В собственном шифрованном донесении начальнику Разведывательного управления Генерального штаба Красноватой Армии Шандор Радо докладывал: «…Немцы в огромных количествах изготовляют последующие ОВ: иприт, фосген, дифосген, дифениларсинцианид…

Против всех этих ОВ, кроме иприта, в германской армии защитой служит только трехслойный
фильтрующий противогаз. Фильтр состоит из абсорбирующих веществ, две части кокса с 3 частями уротропина либо другие абсорбирующие вещества… Против лоста либо иприта защитой служит только противоипритный костюм».

Как были сорваны «отравляющие» планы Гитлера

Как были сорваны «отравляющие» планы Гитлера

Шандор Радо докладывал, что ему пока непонятно почему и для каких определенных целей немцы увеличивают создание хим отравляющих веществ и обещал добыть новые сведения по этому вопросу.

В Разведывательном управлении Генштаба Красноватой Армии сообщение Ш. Радо заинтересовало профессионалов. Энтузиазм вызывало то, что Германия стала увеличивать создание хим отравляющих веществ в тот период, когда германские войска под напором Красноватой Армии потерпели сокрушительное поражение в битве под Москвой.

Об оживлении деятельности заводов хим индустрии в Германии сказали и некие другие военные лазутчики. Эти сведения могли свидетельствовать о том, что Гитлер после разгрома германских войск в битве под Москвой принял суровое решение об использовании на восточном фронте хим орудия. Применение противником хим отравляющих веществ могло вывести из строя существенное количество личного состава фронтов, оборонявших Москву, произвести на русских боец сильное психологическое воздействие и даже сорвать русское контрнаступление. Опасность была велика. Последствия внедрения противником хим ОВ были непредсказуемы. Потому донесения Ш. Радо и других разведчиков вызвали у командования Разведывательного управления Генерального штаба Красноватой Армии повышенное внимание.

Внедрение хим орудия и бактериологических средств в процессе ведения военных действий было запрещено в 1925 г. Женевским протоколом. Подписание этого интернационального контракта было вызвано небезопасными последствиями внедрения хим газов в годы Первой мировой войны, когда от отравляющих газов пострадало около 1,3 млн человек, из которых около 100 тыс. погибло.

Сообщение Ш. Радо, поступившее из Швейцарии, свидетельствовало не только лишь том, что Гитлер может нарушить один из принципиальных интернациональных договоров, да и планирует при помощи неожиданного внедрения хим орудия поменять обстановку на советско-германском фронте.

28 января 1942 г. исполнявший обязанности начальника военной разведки генерал-майор А.П. Панфилов направил Шандору Радо указания последующего содержания: «…Тов. Дорвее. Имеются данные, что немцы принципно решили в связи с пришествием Красноватой Армии применить в массовом порядке яды на Восточном фронте. Немедля проверьте через всех ваших источников, в особенности через Грут, Люци, Лонга и Зальтера:

а) имеется ли решение Гитлера и штаба верховного командования по этому вопросу. На каком шаге и на каких участках намечается применение отравляющих веществ (ОВ)?
б) Куда направляются транспорты с химией?
в) Какие фабрики Германии и Франции вырабатывают на данный момент яды, какие ОВ выполняются и в каком количестве?
г) Имеются ли новые ОВ? Какие?

Все эти данные посылать вне очереди. Директор».

На базе данных, поступивших в Центр от Шандора Радо и других резидентов, начальник военной разведки подготовил и направил 30 января 1942 г. членам Муниципального Комитета Обороны особое сообщение: «О подготовке германской армии к применению хим средств».

Сразу Центр 1 февраля 1942 г. направил всем резидентам, действовавшим в европейских странах, задание добыть сведения о состоянии хим индустрии Германии, о дислокации заводов, на которых выполняются боевые отравляющие хим вещества, просил добыть хим формулы этих ОВ.

Шандору Радо, у которого были отличные способности добывать сведения о составе частей вермахта, было ориентировано дополнительное задание, в каком требовалось установить:

«…1) Имеют ли немцы хим дивизии и где они дислоцируются.
2) Какова организация и вооружение этих дивизий?…».

Начальникам разведывательных отделов штабов фронтов западного направления также были ориентированы указания на добывание сведений, которые могли бы свидетельствовать о подготовке противника к
применению хим отравляющих веществ против войск Красноватой Армии.

Офицеры разведывательного отдела штаба Западного фронта, которым командовал генерал армии Г.К. Жуков, добыли сведения о том, что в лагере для военнопленных, который размещался в Варварово (26 км юго-восточнее н.п. Бугор Журковский), немцы произвели тесты какого-то отравляющего вещества нового типа.

Начальник разведывательного отдела штаба фронта полковник Яков Тимофеевич Ильницкий докладывал начальнику Разведывательного управления Генерального штаба Красноватой Армии о том, что немцы проводили эти варварские тесты на русских военнопленных, снабженных русскими противогазами. Опыт завершился катастрофически — все военнопленные, которых принудили принять роль в этом опыте, погибли.

Сведения о подготовке Германии к применению на восточном фронте хим отравляющих веществ поступили в Центр и от резидента с псевдонимом «Конрад». 2 февраля 1942 г. «Конрад» сказал в Центр о том, что «…немцы подготовили для отправки на Восточный фронт огромное количество тары для перевозки хим отравляющих веществ. Сведения получены из аннотации, поступившей в Дирекцию стальных дорог…».

Выполняя задание начальника военной разведки, Шандор Радо в феврале 1942 г. добыл новые сведения, что германской армией не только лишь осуществляются мероприятия, которые свидетельствуют о начавшейся подготовке к неожиданному применению хим отравляющих веществ против войск Красноватой Армии, да и принимаются меры усиления противохимической защиты на случай ответных действий русского командования. По данным Ш. Радо, поступившим в Центр 12 февраля 1942 г., «…в германских противотанковых войсках усиленно ведется хим подготовка. В каждой роте имеется унтер-офицер в качестве химинструктора».

Ставке ВГК требовались четкие сведения о планах противника

16 февраля 1942 г. приказом Наркома обороны СССР № 0033 Разведывательное управление ГШ КА было преобразовано в Главное разведывательное управление Генерального штаба Красноватой Армии (ГРУ ГШ КА). Начальником ГРУ ГШ КА и заместителем начальника Генерального штаба по разведке был назначен генерал-майор А.П. Панфилов.

Как были сорваны «отравляющие» планы Гитлера

Начальник ГРУ ГШ КА генерал-майор Алексей Павлович Панфилов

Новое положение центрального органа военной разведки в системе Генерального штаба не только лишь поднимало статус командования военной разведки, сколько свидетельствовало о том, что военная разведка являлась важным органом обеспечения деятельности высшего политического управления СССР и командования Красноватой Армии сведениями о противнике, необходимыми для организации действенной обороны и вскрытия планов германского командования. Результаты деятельности военной разведки в период Столичной битвы свидетельствовали, что военные лазутчики способны добывать ценные сведения о противнике военного, военно-политического и военно-технического нрава. До окончания войны было еще далековато. Противник был еще силен. Ставке Верховного Главнокомандования (ВГК) требовались четкие сведения о его планах. Добыть их могли только военные лазутчики.

В согласовании с решением Ставки ВГК были приняты меры по совершенствованию взаимодействия ГРУ ГШ КА с Генеральным штабом, который был должен часто определять задачки по разведке противника в интересах планирования и ведения боевых действий войсками Красноватой Армии. ГРУ ГШ КА сосредоточило в собственных руках управление стратегической, оперативной и тактической разведкой.

В организационной структуре ГРУ ГШ КА было сотворено два управления: агентурное и информационное. Сотрудники первого отвечали за компанию агентурной разведки. В состав управления входили отделы: германский, европейский, дальневосточный, ближневосточный, диверсионный, также фронтовой, армейской и окружной разведки. 2-ое управление тоже имело в собственном составе германский, европейский, дальневосточный и другие отделы. Офицеры этого управления разрабатывали разведывательные сводки, особые сообщения для высшего политического управления СССР и командования Красноватой Армии, дневные донесения, карты с обстановкой на фронтах, справочники и другие документы. Численность личного состава Г

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,111 сек. | 12.6 МБ