Как отлично быть русским

Прочел здесь доверчивый детский пост про предпосылки обожать российских и задумался, а за что я люблю собственный хороший люд. Даже молдаванин отыщет 100 обстоятельств, по которым молдаване наилучший люд на Земле, означает и у российских должны такие предпосылки. За что мы, российские, любим нас, российских? (кроме прелестной скромности, содержащейся в этом вопросе).

За потрясающую смесь гордости и самокопания. Российского можно обобрать до нити, избить, измазать в грязищи — и все равно он будет глядеть на обидчиков с плохо скрываемой жалостью приемущества. Уверенность нашего народа в его величии и избранности никак не находится в зависимости от наружных событий, на все другие народы мира, включая правящих янки, российский глядит свысока. Это сознание держащих мир атлантов, сознание солнца, вокруг которого крутятся все другие народы-планеты, вело как к нашим величайшим триумфам, так и к поражениям от самоупоения. Поражения, в свою очередь, приводили к самобичеванию, к покаянию, страдательному, настоящему, русскому — и все также замешанному на страшенной гордыне, на потаенном понимании того, что да, мы, естественно, согрешили, но так глубоко и жутко, как грешили мы, никто больше в мире грешить не может. Даже валяясь в ногах, даже со слезами размазывая по лицу снег, российский будет уверен, что у него самые незапятнанные в мире слезы и самое искреннее валяние в ногах. Гордая, неколебимая самоувереннность в своем приемуществе — это и наша величайшая слабость, так как гордеца просто провести, и наша величайшая сила, так как самые жуткие поражения, беды, катастрофы не создают на российского ни мельчайшего воспоминания, там, где другой люд в страхе драпает и мрет от депрессии, хладнокровные российские только начинают заходить во вкус. "Блицкриг? Кадровая армия уничтожена? Уже под Москвой разведчиков лицезрели? Ну, дела… А это варенье такое смачное, оно из чего? Малиновое? Не плохое варенье… шинель там мою достань".

За жгучее, гневное, не утихающее столетия желание дойти до максимума и выйти за предел. Рыдать — так, чтобы глаза выплакать. Сибирь осваивать — так, чтобы она аж на Аляске кончалась. Самолеты строить — так, чтобы аж до космоса. Тоталитаризмом заниматься — так, чтобы даже фашисты в страхе глаза закрывали. Вести войну — так, чтоб земля расплавлялась. Российский не только лишь длительно запрягает и стремительно едет, но несется до того времени, пока не прорвет саму линию горизонта, во всем, от внутренней духовной жизни до революционной активности до научно-технических изысканий. Только с психологией вечно рвущегося за предел можно было выстроить такую гигантскую страну, как наша, сделать такую темную и величавую литературу, как наша, удивить мир невообразимыми страхами и невообразимыми геройствами, как наши. Российский способен на проявления высших, редких эмоций — и точно также он способен на проявления предельной, ужасающей низости. Время от времени — сразу. Вспышки предельного российского нрава принуждают иногда другие народы застыть в страхе либо благоговении.

За ловкую, цепкую, пиратскую перееимчивость, растущую из понимания своей уникальности и приемущества. Приемлимо российская ситуация: взять английскую ядерную бомбу, взять германские ракеты, после этого вот уже 50 лет угрожать миру "Нашим, русским ядерным орудием!", не чувствуя ни мельчайшего подкола и ни мельчайшего смущения. Если российский находит комфортной для себя чужую вещь, идею, разработку, то он здесь же начинает ее использовать потому что как будто только-только сам вымыслил. Смущений, метаний, стыдливости у российского нет, российский чувствует себя мастером, у которого весь мир — мастерская, и который может брать на вооружение хоть какой понравившийся инструмент и делать из него что-то свое. Как слово "генеральша", в каком слышен зарубежный корень, но суффикс которого роскошно-нагл собственной бесстыжей русскостью. Приглянулся генерал, взяли генерала, сделали ему подругу генеральшу. Это по-русски! Из-за этого различные народы, столкнувшись с русскими, тихо охреневают от того, как российские форматируют действительность под себя, используя окружающее место как инструментарий. "Неплохой у вас город, Казань. Только мы его чуть-чуть сожжем и воооот сюда перенесем. Так привлекательнее. Правда. И кончайте бегать и выть, татары, вам же, дураков, стараемся" — вот российский тип мышления.

За полное отсутствие культуры лицемерия. Есть европейский тип ханжи — с холо
дно-непроницаемым лицом, с отточеными движениями, с легкой ухмылкой, за которой может прятаться и предельная доброжелательность, и предельная ненависть. Есть азиатский тип ханжи — душно-угодливого, истекающего похвалами, улыбающегося так, что рот чуть ли не рвется — и при всем этом бранящего вас в три этажа чуть дверь закроется. А российского типа ханжи нет. Дежурную южноамериканскую ухмылку российский принимает как артефакт, как оскорбление, как издевку, как изымательство, как объявление войны. Искренность гробит российских в мире полного неповторимого лицемерия, да и она же служит безошибочным опознавательным знаком, по которому можно мгновенно выяснить собственного в массе чужих. И если у других народов искренность — символ высшего расположения к для вас, то у российского искренность нулевой уровень, а размещение начинается с "сердечности", которая иногда воспринимает невообразимые для иноземца формы. Уж если для тебя, братец, российские решили показать задушевность — садись и пиши завещание, чисто на всякий случай.

За неспособность по-настоящему дуться, возрастающую из все такого же полностью непробиваемого чувства исключительности. Российские очень нередко проигрывают в государственных конфликтах, так как не воспринимают их как конфликты, не лицезреют в нападках и даже прямых нападениях других народов опасности, "Они ж кто-то вроде собачек, чего на собачек дуться?". Сюжет мести для российской культуры нехарактерен, российский не соображает долгой, изматывающей, иссушающей англосаксонской интриги, и чуть не на последующий денек лезет к обидчику обыматься, чем способен довести обидчика до инфаркта. Возрастающая из неспособности обидеться специфичная российская доброта — другими словами, нечувствительность к намекам, окликам, уколам, ударам и предсмертному ору злосчастной жертвы, пытающейся избавиться от российского — обеспечила нашему народу ту неслыханную в истории колонизационную динамику. "Удавить в объятиях" — это приемлимо российская ситуация, ставящая в тупик другие народы и племена с более узкой и обидчивой духовной организацией.

За красоту. Российский фенотип — это роскошное смешение северной нордической суровости, очень скалистой, очень острой, очень квадратной в собственном чистом скандинавском типаже, и прелестной славянской мягкости, очень размытой и очень преданной у других славянских народов. Русским идиентично чужда и северная угловатая бетонность, и южная курортная желейность, они соединяют внутри себя эти два элемента самым совершенным и приятным для глаза образом. О российской красе сказано за прошедшие столетия довольно слов, но мне в традиционных российских типажах больше всего нравится идущая от их размеренная сила, не истеричная южная суетливая говорливость, не комичная северная прямоугольная надменность, но мягенькая, и вкупе с тем ужасная сила, сила народа, способного согнуть в бараний рог кого угодно, просто читаемая в размеренных российских взорах.

За красоту и достояние языка, способного выразить тончайшие, чуть уловимые цвета эмоций, и при всем этом поднимающегося в собственном звучании то до ласковых, бойких, игривых, практически итальянских переливов, то опускающегося до угрожающего шипения ужасных первобытных шипящих. На итальянском отлично гласить о любви — но как на итальянском проклинать неприятеля? На германском отлично проклинать противников, но как на германском признаваться в любви? На британском можно делать и то и это, но в обрезанной уродливой базисной детской комплектации. И только российский дает собственному владельцу полную языковую гамму, все языковые краски. И тончайшие кисточки и перышки, чтоб этими красками прорисовывать тончайшие элементы.

За невероятную историческую судьбу. Что такое еврейская историческая судьба? "Оскорбили мышку, написали в норку". Что такое южноамериканская историческая судьба? "Поехал жлоб на ярмарку". Что такое германская историческая судьба? "Лавочник и мировое господство". Что такое российская историческая судьба? Эпос. Неописуемые взлеты. Невообразимое падения. Полное ничтожество. И полное господство над миром на расстоянии вытянутой руки. Когда я начал учить драматургию, я не мог избавиться от чувства, что российская история как будто написана проф драматургом, ловко угадывавшим, в к

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,207 сек. | 12.58 МБ