Как Эстония уморила российских белогвардейцев в концлагерях

Во время собственного визита в Эстонию я обещал вновь поднять тему катастрофической смерти белоснежной Северо-Западной армии, которую полностью сознательно обрекли на мучительную погибель власти Эстонии в конце 1919 – начале 1920 года.
… Египет, Ливия, Тунис – все это актуально и отвлекает от нашей российской истории.
А ведь есть вещи, которые забывать нельзя.
Их непременно необходимо держать в голове.
Недаром смерть Северо-Западной армии – табу в современной Эстонии.

Как Эстония уморила русских белогвардейцев в концлагерях

Давайте вспомним, что все-таки творилось на местности Эстонии сходу после ее образования в 1918 году.

Напомню, что на тот момент, когда Наша родина отвоевала кусочек прибалтийской земли у Швеции, которая в свою очередь отняла земли эстов у Ливонского ордена, такового страны никогда в мировой истории не было.

Согласно Ништадскому мирному договору 1721 года, Наша родина заплатила поверженной Швеции валютную компенсацию за приобретенные земли в размере 2 млн. золотых талеров (ефимок). Другими словами, купила земли, на которых сейчас размещается Эстония, у Швеции.

Никто и никогда не подвергал законность обладания ими российской короной.

В рамках «тюрьмы народов» — Русской империи — самосознание эстонцев доросло до такового уровня, что к началу ХХ века они ощутили себя отдельным народом. Либо, что скорее всего, они не ощущали ничего, так как никакого освободительного движения на местности будущей Эстонии в королевской Рф не было. В Польше было, в Финляндии было, было и в Закавказье. Но нам все равно нужно попросить у наших соседей прощения. Ведь «отсталая» и «нецивилизованная» Наша родина не использовала к популяции присоединенной Прибалтики эталоны, принятые в то время во всем «цивилизованном мире». Стоит извиниться за то, что подобно апачам и могиканам, эстонцы не перешли с нашей порочной земли на странички романов Фенимора Купера, чтоб только там и сохраниться в памяти признательных потомков. Просит отдельного прощения и отсутствие резерваций – без их, как досадно бы это не звучало, «цивилизованное человечество» обходиться в то время не могло, а Наша родина их так и не завела.

… А позже грянула 1-ая глобальная война, Февральская и Октябрьская революции. По условиям Брестского мира Эстония вновь поменяла владельца, попав под власть германского кайзера. 24 февраля 1918 года Эстония заявляет о собственной независимости, точнее говоря, это делает кучка политиканов, которую никто не выбирал, за считанные часы до вступления германских войск в Таллин.

Под скипетром кайзера Эстония становится марионеточным государством, во главе которого ставится германский царевич. Но, чуть в Берлине произошла революция, как в Таллине посчитали за благо опять поменять форму государственности. И владельца. Настоящим распорядителем прибалтийской земли становится Антанта, ориентируясь на которую эстонцы начинают строить свое правительство.

Ну не может быть независящим и суверенным правительство, у которого нет армии и милиции, просто, чтоб оградить себя самого! Потому начавшееся пришествие Красноватой армии осенью 1918 года очень стремительно уменьшает местность «независимой» Эстонии. Только вмешательство английского флота помогает удержать эстонскую столицу от большевиков. А главную роль в их выдворении с местности новопровозглашенной страны играют российские белогвардейские формирования. Это так именуемая Северо-Западная армия, которая под командованием генерала Юденича войдет в историю попыткой захватить красноватый Петроград.

Сейчас уже не достаточно кто помнит, как отплатила «суверенная» Эстония, плясавшая под дудку английского и французского кабинетов, своим русским освободителям осенью и зимой 1919-1920 гг.

К середине ноября 1919 года малая белогвардейская армия генерала Юденича была совсем отброшена от стенок Петрограда. Почти во всем это вышло благодаря предательству эстонских войск, внезапно бросивших фронт. Но речь сейчас не об этом. Разбитая белоснежная армия стремительно откатилась к границе новопровозглашенной Эстонской республики. Конкретно с ее местности бойцы Юденича направлялись освобождать Петроград, ранее выбив б
ольшевиков с эстонской земли.

«К 14-му ноября 1919 года Юденич был совсем разбит, а его армия подошла к эстонской границе и была интернирована», – так пишут в учебниках истории. За прекрасным зарубежным словом «интернирование» прячется ужасная правда. Правительство Эстонии фактически уморило воинов Северо-западной армии и огромное количество штатских беженцев ужасной гибелью. Подошедшие к границе воинские части белогвардейцев и штатских беженцев на местность Эстонии не пускают. «Разгромленные, вполне деморализованные белоснежные были отброшены к эстонской границе, – пишет Лев Давыдович Троцкий в собственной книжке «Моя жизнь». – Как они ее пересекли, правительство Эстонии их обезоружило. В Лондоне и Париже никто о их и не вспомнил. То, что еще вчера было Северо-западной армией Антанты, сейчас гибло от холода и голода».

Несколько суток люди в свирепый мороз ночевали прямо на земле. «…Русские полки не пропускаются за проволочное огораживание эстонцами. Люди кучами леденеют в эту ночь», – писал величавый российский писатель Куприн, сам находившийся в гибнущей армии.

Бойцы, взрослые мужчины могут выжить, большая часть замерзших – это дамы и детки.

В конце концов, начинается пропуск на местность Эстонии. Маленькими партиями, через колющуюся проволоку. Все орудие сдается, и это только начало. Эстонские бойцы прямо на морозе раздевают боец, снимая новые английские шинели, отнимая ценные вещи и золотые кресты и кольца. После этого людей располагают на станции Нарва-2 в помещениях 2-ух пустующих фабрик. Вокруг их опять колющаяся проволока. Так и должно быть, ведь эти фабрики, на самом деле, концентрационный лагерь! Условия в эстонском лагере ужаснее, чем в нацистском: нет кроватей, одеял, теплой одежки. Нет медикаментов, нет вообщем ничего!

Рядом на путях стоят тыщи вагонов с имуществом гибнущей российской армии. Там все это есть, но командующий эстонской армией генерал Лайдонер отдал приказ реквизировать составы со всем их содержимым в пользу Эстонии. «С беженцами из Петроградской губернии, число коих было более 10 тыщ, обращались ужаснее, чем со скотом. Их заставляли днями лежать при трескучем морозе на шпалах стальной дороги», – писал свидетель о ужасе, творившемся в Эстонии.

Напрасны протесты Юденича — его армия «союзниками» приговорена. Талабский полк белоснежных, ведя бои с наседающими красноватыми, вышел к эстонской границе последним. Бойцы и офицеры перебежали по льду на эстонскую сторону и, как было обсуждено, сдали орудие. Но в Эстонию их не пустили, а, направив пулеметы, погнали вспять! На другом берегу уже были большевики. Под огнем с обеих сторон умер весь полк.

У других «счастливцев», очутившихся в Эстонии, участь была ненамного лучше. В критериях эстонских концлагерей вспыхнула эпидемия тифа. От него погибли тыщи людей. В полках насчитывалось по 700 – 900 нездоровых при 100 – 150 здоровых; число нездоровых, не помещенных в лазареты, достигало 10 тыс., общее число заболевших составляло 14 тыс. Помощи от эстонцев не было никакой. Только когда тиф вышел за границы российских бараков, власти стали решать меры. Появились простые гигиенического средства и … братские могилы. «Когда был отдан приказ почистить бараки и лазареты от трупов, то их наваливали на повозки в несколько ярусов, сверху покрывали сеном, вывозили за город и сбрасывали на так называемое «трупное поле»,- писал русский историк Н.А Корнатовкий в книжке «Борьба за Красноватый Петроград».

«Как в Нарве, так и за её пределами северо-западники погибли от эпидемии тифа, –указывает свидетель ужаса С.В. Рацевич. – Никогда не забуду стршную картину, открывшуюся мне… Один за одним на кладбище в Сиверсгаузен мчались грузовики с нагими скелетами, чуток прикрытыми рваными брезентами, парусами поднимавшимися наверх. Тела были кое-как набросаны».

Так Эстония встретила тех, кто посодействовал высвободить ее от большевиков. Картина, как в Освенциме и Дахау – это и есть фундамент эстонской независимости.

Прошлый министр Временного правительства Гучков пишет Черчиллю письмо с протестом: «… из Эстонии выполняются массовые выселения российских подданных без разъяснения обстоятельств и даже без предупреждения… Российские люди в этих провинциях бесправные, беззащитные и немощные. Народы и правительства юных балтийских стран совсем опьянены вином государственной независимости и политической свободы».

Черчилль ничего не отвечает. Ну и что ему сказать? Кому есть дело до российских, когда идет бурное строите
льство государственных стран? Случись такие зверства по отношению к полякам либо к самим эстонцам – был бы повод повозмущаться. Геноцид российских, тем паче желавших спасти свою страну, внимания и беспокойства не достоин. Ту же картину, те же двойные эталоны мы смотрим и сейчас. Почему молчат западноевропейские демократы? Куда глядят наши правозащитники? Почему отыскивают «соринку» на собственной Родине, не замечая «бревна» в очах прибалтийских соседей?

…К концу февраля 1920 года армия Юденича закончила существовать. Общая численность выживших после тифа российских равнялась 15 тыс. человек. Они оборваны, обессилены и не имеют никакой работы. Но изымательства и истребление оставшихся в живых бойцов за Россию на этом не завершилось. 2-го марта 1920 года эстонское Учредительное собрание приняло закон о 2-х месячных неотклонимых лесных работах для всех парней от 18 до 50 лет, не занимающихся никаким неизменным трудом. Общее число мобилизуемых «по случайному совпадению» определялась как раз в 15 тыс. человек! Другими словами, новый закон касался только российских белогвардейцев. Эстонское правительство практически послало их на каторгу!

Это не преувеличение. Ослабленных тифом людей отправляют валить лес. Законов, определяющих заработную плату и норму выработки, нет, военные рубить и пилить деревья не могут. В денек они зарабатывают по 10 эстонских марок, а питание 1-го человека стоит 50. «Мобилизованные жили впроголодь, одежка их стремительно изнашивалась, – писал Н.А. Корнатовкий. – Размещение рабочих и санитарные условия были мерзкими. В бараках была страшная грязюка, масса насекомых-паразитов, холод, сырость. Баня была редкостью, стирка белья и мыло – мечтою».

Да и на этом изымательства эстонских властей не закончились. Редчайшие выжившие смогли остаться в независящей Эстонии. Российских выживали из страны точно такими же способами, как притесняют на данный момент – не давали гражданства. Эстонцы получают эстонский паспорт безвозмездно и навечно. Российские эмигранты должны были брать для себя паспорт и вид на жительство на 6-месячный срок. Не приобретешь за деньги – для тебя угрожает штраф и высылка. Если хочешь получить неизменное гражданство, то ситуация не многим лучше. Когда российские пробуют его получить, то обычно получают отказ: из 2538 заявлений эстонские власти удовлетворяют 150! А вкупе с заявлением нужно заплатить 2000 эстонских марок. В случае отказа средства не возвращали, прямо как в современном южноамериканском посольстве.

Начались припирания по отношению к неэстонцам фактически во всех сферах. Уже в 1920-м году мы увидим те же явления, что и сейчас: на концертах в Таллине запрещено демонстрировать более 50% номеров российских артистов. Российский язык подвергается преследованиям и дискриминации. Российские юристы лишены права практики, российские докторы должны подтверждать свои дипломы. А ведь Эстония была до 1918 года российской провинцией, и дипломы на всей местности страны были одинаковыми…

Вывод из всех этих фактов навязывается тривиальный. «Суверенная» Эстония тогда и и сейчас является полностью несамостоятельным государством, так как во вред своим гражданам и собственной экономике не проявляет желание иметь отличные дела со своим огромным соседом.

Кто же стоит за ее спиной? Кому необходимо стимулировать Россию?

Если вы еще не сможете ответить на этот вопрос, сформулирую его по-другому. Кто был, является основным геополитическим противником Русской империи? Кто был основным антагонистом Русского союза? Кто на данный момент желал бы подчинить Российскую Федерацию собственному воздействию?

Думаю, что хоть какой из читателей сумеет ответить на этот вопрос без помощи других.

P.S. По оценкам историков, от эпидемии тифа погибло около 4 тыщ чинов Северо-Западной армии и штатских лиц. Похоронены они, в главном, в Нарве.

Могилы воинов Северо-Западной армии длительное время находились в запустении. Совершенно не так давно, при активной поддержке энтузиастов российской истории, оно стало обретать подабающий вид.

Рядом могилы воинов Эстонской армии, также погибших от тифа. На могильных плитах… сплошь российские фамилии. Вот такая вот эстонская армия…

Еще не все имена погибших тогда в Нарве известны. Синодик еще не завершен. Работа длится. Память о тех, кто боролся за Россию, кто дал за нее жизнь, очень принципиальна для нашего грядущего.

Желающие посодействовать Андресу Вальме, который добровольно взял на себя функции см

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,114 сек. | 11.39 МБ