Как номенклатура страну кинула

Как номенклатура страну предала

Почему высший эшелон управленцев не встал грудью на защиту СССР

Чем поближе выборы 4 марта, тем выше градус политической активности Рф. В воздухе периодически пахнет практически революцией, чего никто не ожидал. Общее мировоззрение выразил Глеб Павловский, когда произнес «не задумывался, что увижу это вживую еще раз»… Внезапность политической оттепели вправду принуждает вспомнить последние годы СССР. Тогда тоже никто не подразумевал, что большущая империя пропадет с карты мира в считанные деньки.

Но так ли похожа сегоднящая ситуация на 1991 год? Почему в 1991-м русская номенклатура – база, становой хребет, позвоночник русской системы – палец о палец не стукнула, чтоб защитить действующую власть?

На эти вопросы попробовал ответить доктор исторических наук, доктор, заведующий кафедрой истории русской государственности Русской академии народного хозяйства и гос службы Рудольф Пихоя в рамках проекта «Открытая среда» Столичной высшей школы соц и экономических наук.

– До того как ответить на вопрос, почему русская номенклатура отказалась от власти, вспомню один эпизод. 19 августа 1991 года начался путч, а 21 августа путч, в главном, завершился. Ваш преданный слуга, отсидевший в Белоснежном доме все эти деньки с автоматом в руках, 22 августа собирался слушать Миши Горбачева, который возвратился из Фороса и был должен приехать в Белоснежный дом.

Но заместо этого мне пришла команда от президента Бориса Ельцина. Прошла информация, что в здании на Старенькой площади уничтожают архивы. Потому необходимо срочно ехать туда и разбираться в ситуации. Это был один из числа тех приказов, которые не дискуссируются.

Ехать, если честно, было тяжело по двум причинам. 1-ая была обыденна – улицы Москвы были забиты людьми, и машина ехала еле-еле. 2-ая причина была намного серьезнее. Я представлял, что такое комплекс построек на Старенькой площади. Даже проходить мимо их было жутко. По тротуарам там прогуливались сотрудники КГБ, около дверей стояли сотрудники КГБ, переодетые в милицейскую форму. На самом деле, комплекс являлся неприступной крепостью, и было совсем непонятно, как туда попасть.

Но когда мы все таки подошли к зданиям, выяснилось, что попасть в их несложно. Вся охрана сбежала – на сто процентов. Это было умопомрачительно. Мы условились с столичной милицией, чтоб она выставила по периметру оцепление, и вошли в пустое здание.

Шатаясь по пустынным коридорам Старенькой площади, я совсем случаем оказался на 5-ом этаже. Я тогда не знал, что это тот этаж, где посиживал генеральный секретарь ЦК КПСС. Там я нашел, что коридоры завалены толстым слоем бумаг. В углах стояли сломанные бумагорезки и большие армейские прорезиненные мешки, забитые бумагами.

От всего этого складывалось необычное чувство. На моих очах упал знак Русского Союза. Так как если и был знак СССР, то это был Центральный комитет КПСС, который охранял вооруженный отряд партии – Комитет госбезопасности. И вдруг за полтора денька все это растворилось, будто бы и не было.

Я, естественно, читал о событиях Февральской революции, когда самодержавие упало за неделю. Но СССР поставил рекорд: власть развалилась всего за полтора денька.

Появлялся вопрос: почему так вышло?! В брошенном комплексе на Старенькой площади нашлись документы, повествующие о деятельности ЦК. Сильно много документов касалось хозяйственной деятельности: приватизации партийной принадлежности, перекачки партийных средств в коммерческие банки. Все же, вопрос оставался: почему это правительство не стала защищать номенклатура?

«СП»: – Номенклатура – это термин чисто русский?

– Полностью русский. Термин был введен в 1922 году Иосифом Сталиным на XII съезде РКП(б), когда он гласил о необходимости улучшения системы муниципального управления. «Охватить коммунистами все отрасли управления и весь промышленный комсостав, с помощью которого партия держит в собственных руках аппарат и производит руководство», – поставил задачку Сталин. Он же определил требования к этим людям, при этом сделал это со сталинской предельной ясностью: «Это должны быть люди, умеющие производить директивы, способные осознать директивы, способные принять эти директивы, как свои родные,
и умеющие претворить их в жизнь».

Другими словами, во главу угла ставился только один принцип: полная абсолютная исполнительность. Само собой предполагалось, что это должны быть, естественно, революционеры и деятели партии.

Так появился 1-ый слой номенклатуры. Я могу датировать время его жизни так: с начала 1920-х до середины 1930-х годов. Это были люди, в главном, из партийного аппарата, связанные с еще дореволюционным периодом деятельности партии (хотя появился и слой людей, выдвинувшихся в 1-ые годы русской власти). Это так именуемые «красные директора», задачка которых состояла в том, чтоб перехватить собственность и управлять ею.

Технологический уровень этой принадлежности был не очень сложен. К примеру, провести коллективизацию не составляло труда. Задачка коллективизации решалась самыми незамудреными методами. Для этого существовал аппарат ГПУ, а если начинались трудности, на угнетение крестьянских восстаний кидали армию.

1-ый слой номенклатуры сходит на нет посреди 1930-х годов. Этот 1-ый слой показал неспособность управлять, если дело касалось более сложных, чем коллективизация, задач. Показателен пример строительства Магнитогорского металлургического комбината. В 1929 году принимается задачка строить комбинат. «Красные директора» поставили по периметру колья, натянули колющуюся проволоку и согнали на стройку фермеров из примыкающих деревень, которые выкопали котлован. На этом успехи закончились. Далее необходимо было монтировать оборудование, закупать в США технологические циклы и внедрять их в создание.

На это новоиспеченные директора не были способны. И здесь в первый раз появилась неувязка, которая будет появляться позже на всем протяжении существования номенклатуры: как ее поменять? Номенклатура – это люди, которых назначают сверху, а не выбирают. Вы назначили человека, он полностью беспорочен, все ваши приказы он делает, все директивы – по сталинскому выражению – воспринимает как родные. Он только работать не умеет. Как поменять такового человека?

Ответ предельно ясен: единственный метод подмены – террор. И всегда позже смена поколений номенклатуры будет сопровождаться террором – более либо наименее выраженным.

До конца 1930-х происходит подмена номенклатуры. Я бы произнес, что поколение «красных директоров» сменяет поколение «главных инженеров». «Главные инженеры» – это уже другой тип управленца. Это люди, которые получили русское образование и которые довольно отлично разбираются в технологических процессах.

Это были приготовленные люди, что обосновала 2-ая глобальная война. Конкретно из войны вышла совершенно не та номенклатура, которая заходила в войну. Это были люди, которые реально умели управлять, которые понимали и знали для себя стоимость. Но у этого второго поколения номенклатуры появился один очень суровый недочет, по сопоставлению с первым – они стали очень независящими после войны.

Война разламывала основополагающий принцип номенклатуры, и выдвигала на 1-ый план не преданность, а квалификацию. К примеру, в Красноватой армии в 1944 году было 2,5 тыщи генералов – на всю воюющую армию. Из их порядка 25% были беспартийными, либо вступили в партию в годы войны. До войны достижение этими людьми таких должностей было невообразимым. Получение генеральского звания подразумевало, что человека должны утвердить в Административном отделе ЦК ВКП(б). Но война выдвигала свои требования. Подобная картина наблюдалась в индустрии.

Неслучайно сходу после войны прошла серия репрессий, о которых у нас говорят достаточно не достаточно. Мы знаем разве что о деле Жукова. Но приведу всего одну цифру: к 1948 году на собственной должности не осталось ни 1-го командующего родом войск, все были изменены. Управление военной авиации было посажено и в значимой мере расстреляно (их обвинили в том, что они поставляли плохие самолеты), управление артиллерией пошло по делу артиллеристов, моряков осудили за то, что они давали лоции своим английским сотрудникам для провода караваны транспортных судов в Мурманск, а сухопутные войска прихватили делом Жукова.

Жукова бы тоже посадили, но ему подфартило: у него случился тяжкий инфаркт в январе 1947 года. В конечном итоге «маршала Победы» с инфарктом выслали командовать тыловым Уральским военным округом. Это его выручило, так как числилось, что Жуков так плох, что навряд ли выберется.

Прошли процессы и посреди промышленников. Все же, попытка вернуть полный контроль над номенклатурой не полностью удалась.

«СП»: – Сталин

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,112 сек. | 11.28 МБ