Как оскандалилась Америка. Почему развалилось дело Стросс-Кана?

Как оскандалилась Америка. Почему развалилось дело Стросс-Кана?Как сказала газета "Нью Йорк таймс", дело Стросс-Кана угрожает развалиться в суде. Показания 32-летней эмигрантки из Гвинеи, которая обвинила бывшего главу МВФ в попытке изнасилования, вызывают суровые сомнения у прокуратуры. Не считая того, выяснилось, что в показаниях так именуемой "жертвы сексапильного насилия" были суровые нестыковки. "Со времени выдвижения ею начальных обвинений против Стросс-Кана она не один раз врала", — пишет "New-york Таймс", ссылаясь на источники в правоохранительных органах.

Газета также сказала, что незадолго до воззвания в полицию в связи с так именуемой "попыткой изнасилования" она имела разговор с неведомым мужиком. Они обсуждали, какие выгоды можно извлечь из обвинений в адресок Стросс-Кана. Далее — больше. Как оказывается, собеседником "жертвы насилия был обитатель США, которого уже не раз задерживали за хранение наркотиков. Милиция также узнала, что за последние два года он пару раз переводил большие суммы средств на счет горничной. В общей трудности она получила от него около 100 тыщ баксов.

При исследовании ее биографии выяснились другие достойные внимания подробности. На допросах она катастрофическим голосом говорила, что в собственном прошении о получении укрытия в США упоминала о прошлых случаях изнасилования. Но в бумагах, которые она заполняла при подаче документов, ничего подобного найдено не было.

В конечном итоге следствие установило только одно: у горничной вправду был сексапильный контакт со Стросс-Каном, но никаких доказательств принуждения к такому контакту либо изнасилования, как не было, так и нет. И, вероятнее всего, уже и не будет. Но поначалу человека было надо унизить и растоптать, надеть на него наручники и только-только не заковать в оковы, и в таком виде опорочить на весь мир. А рядом с ним на всех фото должны были красоваться южноамериканские полицейские, преисполненные гордости за то, что задержали такового ужасного правонарушителя.

Если дело рассыпется совсем, то оскандалятся очень многие. Оскандалится арбитр, которая ни в чем же не разобравшись, приняла к обвиняемому самые строгие меры и демонстративно выслала его в самую стршную кутузку Нью-Йорка. Оскандалится нью-йоркская милиция, которая в этой истории стала, прямо скажем, не в наилучшем собственном виде. Оскандалится вся южноамериканская фемида, наплевавшая на презумпцию невиновности, заблаговременно объявившая человека виноватым и втоптавшая его в грязюка.

И уж естественно, оскандалится хваленая южноамериканская пресса, которая почему-либо объявила себя самой объективной и самой демократической, хотя уже были сотки случаев убедиться, что это не имеет ни мельчайшего дела к реальности. Та пресса, которая единогласно, как в тоталитарном государстве, поддерживала бомбардировки Белграда. Та пресса, которая с пеной у рта обосновывала всему миру, что у Саддама Хуссейна есть ядерное, хим и даже бактериологическое орудие. Та пресса, которая врубается, как будто по команде, и в клочья рвет еще одного назначенного сверху неприятеля Америки — будь-то Милошевич либо Муаммар Каддафи.

Взять хотя бы ту же "New-york таймс", к слову сказать, как и раньше наилучшую газету Америки. Чего только не наговорили по жарким следам о Стросс-Кане и его жертве ее обозреватели! Популярная своими ионическими эссе Морин Додд, захлебываясь от негодования, накинулась на Стросс-Кана так, как будто он — Саддам Хуссейн либо даже кто похуже. В собственной статье с соответствующим заглавием "Влиятельный и простой" она обрисовывала "богобоязненную, зарабатывающую для себя на жизнь томным трудом молоденькую вдову, которая надрывается от тяжеленной работы в одном из гостиниц на Таймс-Сквер, чтоб обеспечить свою дочь-подростка, оправдать предоставленное ей убежище и пользоваться способностями, которые предоставляет Америка". Тут все читатели должны коллективно заплакать и даже возопить. А вот далее — испытать приступ самого великодушного негодования. Ведь на богобоязненную горничную позарился — цитируем — "сумасшедший, возбужденный старенькый сатир, который выбежал нагой из ванной комн

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,269 сек. | 17.84 МБ