Как русская военная наука ответит на вызовы времени?

Как российская военная наука ответит на вызовы времени?21 марта в Доме правительства Русской Федерации свершилась рабочая встреча вице-премьера Дмитрия Рогозина с руководителями научно-исследовательских институтов Министерства обороны РФ, аппарата Военно-промышленной комиссии при правительстве Рф, научно-технического совета ВПК, представителями Административного департамента и Департамента оборонной индустрии правительства РФ, другими должностными лицами.

Необходимость проведения этого очень принципиального мероприятия издавна назрела. Оно было посвящено в том числе итогам работы Военно-промышленной комиссии на оборонных предприятиях в разных регионах страны. Но сначала рассматривались вопросы развития исследований в НИИ Министерства обороны, также предложения, высказанные на расширенном заседании коллегии военного ведомства, прошедшем 20 марта. Вобщем, задачи, составившие повестку денька встречи, так либо по другому затрагивают большой комплекс муниципальных задач в сфере обеспечения государственной безопасности нашей страны.

Речь шла об обосновании перспектив строительства Вооруженных Сил, их видов и родов войск, новых форм и методов вооруженной борьбы. О военно-научном сопровождении сотворения многообещающих вооружений, военной и специальной техники. О формировании современных подходов к ресурсному обеспечению военных организаций с учетом экономических способностей страны. В конце концов, о разработке форм и методов обучения личного состава армии и флота, его воспитания, чтобы военнослужащие имели мотивацию для выполнения задач, стоящих перед Вооруженными Силами Русской Федерации.

Нельзя стране жить в долг
К истинному времени в военной науке накопилось много заморочек, требующих разрешения, констатировал Дмитрий Рогозин. Наблюдается ряд негативных тенденций, чреватых суровыми издержками для экономики страны и безопасности страны. Частично они уходят своими корнями к развалу массивного русского научного потенциала и оборонно-промышленного комплекса СССР, который производил свою деятельность в рамках так именуемой оборонной девятки (девять министерств, управляющих предприятиями русского ОПК). Отчасти эти задачи связаны с координацией системы подходов к решению задач в сфере обороны и безопасности, обоснованы издержками проводившихся и проводимых реформ, в том числе в Вооруженных Силах.

– Я обозначу только несколько болевых точек в этой области, о которых мы сейчас непременно тщательно побеседуем, – произнес вице-премьер. – Но сначала это неувязка предстоящего совершенствования научного прогнозирования, моделирования, анализа более возможных расчетных сценариев военных действий вероятного противника, также требуемого уровня оснащения русских военных группировок, позволяющих решать поставленные задачки.

Отсутствие таких сведений пока не позволяет Рф полностью проводить обоснованное определение количественного и высококачественного состава военной и специальной техники на последующий программный цикл. Хотя соответственная задачка по разработке таковой методологии управлению Министерства обороны в свое время была поставлена. И как отметил заместитель председателя правительства РФ, ему хотелось бы осознать, как она решается.

Совместно с тем данная неувязка, по словам Дмитрия Рогозина, только принципиальна с учетом динамики развития всей военной организации Русского страны, другими словами в связи со структурными переменами, которые сейчас происходят в армии и на флоте, в военных формированиях других силовых ведомств. В прошедшем году, к примеру, по решению Верховного главнокомандующего образован новый род войск Вооруженных Сил РФ – Войска воздушно-космической обороны. В текущее время дискуссируется вопрос о разработке киберкомандования, призванного обеспечить информационную безопасность как Вооруженных Сил, так и всей информационной структуры страны в целом. Наша родина тут стремится идти по пути ведущих западных государств, сначала членов Североатлантического альянса, где сейчас уделяется повышенное внимание вопросам кибервойн и киберборьбы. К примеру, в США этим уже занимается особенное командование, выделяютс
я большие ассигнования на развитие таких программ. Не отстают и другие страны НАТО.

Важной задачей нашей военной науки, выделил вице-премьер, является военно-научное обоснование роли, в том числе и вышеназванных структур, в системе защиты страны. Сейчас на переоснащение Вооруженных Сил новыми эталонами ВВСТ выделяются большие средства – 20 триллионов рублей. Еще три триллиона будут ориентированы на реализацию Федеральной мотивированной программки (ФЦП) развития оборонно-промышленного комплекса. 22 февраля 2012 года она была одобрена на заседании правительства. Управление страны рассчитывает на получение подабающего результата от нее при правильном определении направлений разработки многообещающих вооружений, сотворения крепкого военно-технического базиса на будущее.

– Все, что на данный момент летает, плавает, употребляется на поле боя, – это итог того большого научно-технического задела, который оставлен в наследие нашими отцами, – напомнил Дмитрий Рогозин собравшимся. – Но мы не можем всегда жить на наследие родителей. Нам нужно создавать собственный задел для наших деток.

Уйти от ценовых войн
Заместитель председателя правительства уделил внимание и военной экономике. В базе всех мероприятий по совершенствованию военной организации страны, отметил он, лежит целевое экономное планирование. Суровым препятствием на пути такового рода исследовательских работ является отсутствие особых институтов как в Русской академии (в этом Рогозин удостоверился на недавнешней встрече в Сибирском отделении РАН), так и в силовых министерствах и ведомствах. Ослаблен также научный потенциал оборонно-промышленного комплекса, где ранее проводили суровые исследования НИИ «оборонной девятки».

Говоря о военной экономике, нельзя не упомянуть делему ценообразования при разработке вооружения и военной техники, произнес вице-премьер. Мы помним, к чему это привело в 2011 году. Потому в 2012-м очень принципиально уйти от всякого рода последствий тех ценовых войн, которые преследовали нашу оборонную индустрия и заказчика в лице Министерства обороны и даже вырывались за границы кабинетов, становились предметом дискуссий и спекуляций в средствах массовой инфы. Совсем разумеется, что для индустрии (в том числе с ролью личного бизнеса) получение муниципального оборонного заказа – это возможность сурового скачка в развитии промышленного производства, подготовке и приглашении высококвалифицированных кадров, подмене станочного парка. Потому душить индустрия псевдоэкономией, по воззрению Дмитрия Рогозина, сейчас нет никого смысла. Должна быть разработана справедливая, экономически рассчитанная формула цены, которая дозволит создавать в срок доброкачественную, сверхтехнологичную продукцию.

Это очень нужно к тому же так как промышленная кооперация сложна, связана с взаимодействием 10-ов, время от времени сотен промышленных компаний. И тут тоже большая надежда на военную науку, которая должна доказать формирование разумной военной экономики – базы кровоснабжения Вооруженных Сил.

Естественно, нельзя не учесть того, что современные задачки, которые стоят перед военной наукой, решаются на фоне реформирования научно-исследовательских организаций Минобороны Рф. Военно-научный комплекс Минобороны РФ перетерпел не просто значимые, а катигоричные конфигурации. Усилена централизация управления научно-исследовательскими подразделениями. Произведены сокращение и унификация стоящих перед ними задач. Объединены научно-исследовательские организации, решавшие функционально идентичные вопросы. Осуществляется изменение форм и численности НИО…

Что касается последней задачи, то 7 марта в Доме правительства развернулась суровая дискуссия, в какой приняло роль и управление Министерства обороны. Дискуссировались вопросы конфигурации структуры и юридических форм многих научных организаций МО. По словам Дмитрия Рогозина, была высказана озабоченность: вроде бы в связи с проводимыми оргмероприятиями в работе научных учреждений МО РФ не появилась казенщина. Вопрос поставлен на контроль. 21 мая Минобороны рекомендовано доложить о его решении на заседании правительства РФ. А Военно-промышленная комиссия снова возвратится к нему в конце года.

Не быть в роли догоняющих
Понятно, что система военных НИО должна уместно управляться, но вроде бы не выплеснуть вкупе с водой малыша, не нанести очередной удар по не один раз битой русской оборонной науке. Этого, считает Дмитрий
Рогозин, нельзя допустить. Позиция председателя правительства и президента Русской Федерации тут также однозначна: без военной науки, прогнозного планирования, научно обоснованных решений мы не сможем сделать современные Вооруженные Силы, способные при маленьких человеческих ресурсах защитить такую гигантскую страну, как Русская Федерация. Потому нельзя относиться к дилемме схоластически. В кратчайшие сроки потенциал военной науки нужно вернуть.

Значимые резервы в решении этой задачки лежат в плоскости расширения взаимодействия военных научно-исследовательских организаций с Русской академией, где просто истосковались по таковой плотной совместной работе. В Сибирском академгородке, где Дмитрий Рогозин участвовал в заседании президиума Сибирского отделения РАН, было прямо сказано, что наша страна всегда славилась базовыми прогнозными исследовательскими работами, загоризонтным планированием научной деятельности. А на данный момент такое воспоминание, что базовая наука и военно-прикладные науки живут сами по для себя, как разведенные супруги. Нужно очень ввязывать военную науку в фундаментальные исследования, определенные научные разработки, различные НИР. На пользу военным ученым будет даже обычное посещение наших ведущих научных центров, в том числе таких, как Сколково. Хотя не нужно забывать, что и в прежние времена в Русском Союзе делали подобные техноцентры. Тот же Сибирский академгородок – это Сколково 60-х.

Дмитрий Рогозин высказал идея, что лучше провести в Русской академии встречу штатских и военных ученых, побеседовать о том, что сейчас очень нужно для Вооруженных Сил. По его воззрению, мы не можем для себя позволить зевать в критериях, когда ведущие военные державы проводят исследования и делают современные эталоны орудия, заставляя нас наверстывать упущенное, копировать чужие изделия. Это недостойно для русской российскей науки.

– Мы на самом деле дела прозевали гиперзвук, обязаны догонять Запад в разработке беспилотников, почти во всем другом, – напомнил Дмитрий Рогозин. – Нельзя плестись за кем-то. Нужно стремительно обучаться, рассматривать происходящее, стремиться осознать главные тенденции развития вооруженной борьбы через 10–30–50 лет. Мы должны заложить сейчас базы для базовых научно-исследовательских работ на будущее.

Совершенно не так давно завершена подготовка нового законопроекта о ходе многообещающих оборонных исследовательских работ. Он доложен председателю правительства Владимиру Путину и находится на доработке в соответственных структурах администрации президента. Скоро будет внесен в нижнюю палату Федерального собрания для утверждения. Остается надежды, что от момента принятия документа до начала работы пройдет не так много времени.

Наша родина получит законную базу для формирования того, что в Соединенных Штатах Америки уже издавна существует под заглавием ДАРП – Агентства по отбору и селекции новых оборонных технологий. По словам Рогозина, это будет, образно говоря, научно-технический хищник по оборонным технологиям, который мониторит и отбирает самые современные научно-технические разработки и проекты в оборонной отрасли, тесновато ведет взаимодействие с военной наукой, советует наилучшее в создание и для принятия на вооружение.

В заключение вице-премьер особо выделил, что все НИИ МО РФ являются базисными научно-техническими структурами научно-технического совета Военно-промышленной комиссии при правительстве Рф. И они должны совершить прорывы на важных направлениях собственной работы.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,186 сек. | 11.45 МБ