Как шляхтичи от Рф отделялись

Как шляхтичи от России отделялисьК 150-летию начала Польского восстания 1863 года

Начавшееся в Варшаве 23 января восстание шляхты, пытавшейся вернуть Речь Посполитую, потом перекинулось и на местность Литвы, Белоруссии и Украины. При анализе тех событий ни при каких обстоятельствах нельзя упрощать как предпосылки, вызвавшие восстание, так и общую ситуацию в Русской империи и мире в то время.

К началу 1863 года положение и в Варшаве, и в Королевстве Польском в целом очень напоминало положение как в поздней Польской Народной Республике времён Ярузельского и «Солидарности», так и ситуацию в республиках Прибалтики перед распадом СССР. 1-ое больше касается маневренности и контроля, а 2-ое – дела к центру и русским вообщем.

Очень нехорошую роль сыграло поражение Рф в Крымской войне 1853-1855 годов. Наша родина очевидно не успевала – мир шёл вперёд: ведущие страны Европы начали масштабное перевооружение армии и флота. На замену парусным кораблям уже шли броненосные, на замену гладкоствольному огнестрельному оружию – нарезное. Резко ускорилось внедрение в индустрия устройств и станков. В Рф со всем этим были серьёзные препядствия, которые усугублялись опустевшей казной и нерешённостью крепостного вопроса, который очевидно тормозил развитие страны.

В Польше за всем этим пристально наблюдали и считали, что ослабление Рф, её задачи во отношениях с Европой предоставляют полякам историческую возможность вернуть Речь Посполитую.

Ещё больше заморочек принесла фермерская реформа 1861 года, отменившая крепостную систему. Но неувязка реформы была в том, что помещики-дворяне, игравшие одну из основных ролей при российском императорском дворе, достигнули себе денежных гарантий. Фермеры же, получив личную свободу, отчасти лишались земель, которые они обрабатывали, находясь в крепостном положении. Не считая того, фермеры должны были заплатить помещику выкуп за землю. Это выкуп был очень огромным и служил единственной цели – восполнить помещику вред от утраты валютного оброка либо дохода от барщины. Помещик мог поместить средства от выкупа в банк и жить на проценты, ничего не теряя. Этого нельзя было сказать о крестьянине. К примеру, при 10 рублях оброка крестьянин был должен внести 167 выкупных рублей. По другому говоря – практически 17 лет платить таковой же оброк, но к тому же отрабатывать ещё и панщину либо дополнительно платить за использование землёй помещика (той, которая досталась крестьянам после освобождения, было недостаточно). Даже с учётом того, что правительство на 80% кредитовало эти выкупы, платежи для фермеров были в большинстве случаев непосильными. Всё это повстречало огромное сопротивление фермеров – начались крестьянские мятежи и брожения по всей Русской империи.

Реформа 1861 года оказалась половинчатой и очень противоречивой, потому что лишала фермеров средств на долгие и длительные годы и ко всем иным дилеммам добавилась и сословная, внутренняя дестабилизации Рф.

В этих критериях Петербург пробовал решать делему Польши увещеваниями и призывами в стиле речей и действий М. Горбачёва в Прибалтике.

Результаты схожей деятельности проявились довольно стремительно. К январю 1863 года Варшава была уже тяжело управлямой – распоряжения центральных властей производились плохо, милиция не контролировала ситуацию, молебны в костёлах нередко заканчивались шествиями и манифестациями. В квартирах российских обитателей временами лупили стёкла, проходившие по улицам патрули подвергались оскорблениям, в российских боец и даже офицеров могли просто плюнуть при встрече. Полицейские участки и расположения войск временами забрасывали камнями. Поляки демонстративно воспользовались всюду только польским языком даже в тех случаях, когда по закону был должен быть применен российский. Необыкновенную популярность заполучили такие формы выражения неприязни к русским и приверженности идеям Речи Посополитой, как особые наряды и брошки у дам. Даже ученики разных учебных заведений нередко куражились, сжигая российские и германские книжки (часть Польши контролировалась Пруссией). Католическое духовенство открыто призывало к восстановлению Речи Посполитой. Начались дискуссии о том, что отмена крепостного права произошла
ислючительно из ужаса Рф перед победившими её Англией и Францией и под их диктовку. Дошло до того, что даже во время визита в Варшаву Александра Второго для встречи с прусским королём в октябре 1860 года часть польских дворян демонстративно предпочла уехать из городка, ежели принять приглашение правителя посетить его приём. Тех, кто шёл на церемонию, обливали маслом, забрасывали грязюкой и даже избивали.

Российские офицеры и бойцы получали по этому поводу только указания в стиле «не поддаваться на провокации»…

Беспокойно стало и на Украине к западу от Днепра, в Белоруссии и Литве – всюду, где поляки, составляя всего 5-10% населения, все же представляли до 90% местного дворянства и фактически правили этим территориями наряду с центральным правительством.

Нельзя сказать, чтоб в Петербурге не понимали, что происходит, но, как и во времена позднего СССР, никакой понятной политики в отношении Польши не было. Часть влиятельных чиновников считала, что Польшу напрасно вообщем включили в состав Рф и её можно было бы и выделить в отдельное правительство. Но это неизбежно привело бы к конфликту с Пруссией и Австрией, также контролировавших польские местности. Потому заместо того, чтоб как-то реагировать на происходящее, Александр II и его администрация сначала предпочли вести разговор с польским дворянством, рассчитывая с ним условиться.

В 1861 году во Франции погиб Адам Чарторыйский, который был близким родственником последнего короля Речи Посполитой Станислава-Августа Понятовского. Он возглавлял польское восстание 1831 года, а в 1834 году был провозглашён в эмиграции «королём Речи Посполитой». Его место формально занял отпрыск – Владислав Чарторыйский, который во Франции возглавил польскую эмиграцию. В 1862 году в Италии при его содействии уже готовилось 400 польских военных иструкторов. На данный момент бы это окрестили лагерем подготовки боевиков. К тому же многие поляки имели опыт серьёзных боевых действий, участвуя в походе «тысячи Гарибальди» в 1860 году.

В мае 1861 года вторым лицом в Королевстве Польском стал граф А. Велепольский – приближённый к Александру II аристократ, при содействии которого русский правитель возлагал надежды восстановить ситуацию в Польше. Велепольский с самого начала вёл дело к широкой автономии Польши, надеясь на мирное постепенное восстановление Королевства Польского.

При нём практически во всех органах госуправления российских стали поменять на поляков. Более того – все 49 российских преподавателей Королевства Польского утратили свои рабочие места. Преподавание с этого момента велось только на польском языке.

Петербург смотрел на это с неразговорчивой надеждой лояльности в обмен на уступки.

27 мая (9 июня) 1862 года наместником Королевства Польского был назначен брат правителя — величавый князь Константин Николаевич. Он решил доверится в местных делах в главном А. Велепольскому, не много что решал, занимая, быстрее, выжидательную позицию. Ситуация быстро шла к развязке.

Российские войска стояли в Варшаве, но чёткого плана действий, как и в августе 1991 года у частей, введённых в Москву ГКЧП, не было.

Для того, чтоб как-то разрядить ситуацию, было принято решение о рекрутском наборе в армию лиц по особым перечням, в которые, сначала, попали более активные юные противники российского присутствия в Польше. Вначале набор был должен состояться 13 (25) января, но начался 3 (15) января. Конкретно в сей день поляки планировали начать широкомасштабное выступление, а начавшийся рекрутский набор внезапно внёс в происходящее свои коррективы.

Всего планировали набрать более 8 000 рекрутов. Но списки, которые попали в полицию, состоящую из поляков, стремительно стали известны, и польская молодёжь ещё с конца 1862 года стала покидать городка, направляясь в леса.

Местные органы власти получали от польского подполья письма с опасностями и требованиями не проивзодить набор и не поддерживать российских. В ответ на жалобы о получении таких угроз и писем Константин Николаевич принял решение просто всё это проигнорировать. Присутствующие в Королевстве Польском войска поставили на зимние квартиры, рассредоточив их приблизительно по 10-ку человек в различных местностях. Всё это позже сыграло свою роковую роль.

Сам рекрутский набор в Варшаве проходил относительно расслабленно, но в конечном итоге был провален – к месту сбора доставили 1 657 человек, но приняли в рекруты только 559, а в резерве оставили 149 человек – другие просто не подошли по состоянию здоровья и дру

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,129 сек. | 11.28 МБ