Как спецслужбы пробуют добывать потаенны из дипломатичной почты

Как спецслужбы пытаются добывать тайны из дипломатической почты

Когда-то такие люди числились реальными героями. Помните, в русской школе учили стихотворение «Товарищу Нетте – пароходу и человеку»? Владимир Маяковский предназначил его русскому дипкурьеру, погибшему при перевозке дипломатичной почты 5 февраля 1926 года.

Сейчас в чести звездульки шоу-бизнеса, жадные футболисты, вороватые олигархи… А человек, защитивший ценой собственного здоровья принципиальные муниципальные секреты, остаётся в тени и без заслуги. Как, к примеру, русский дипломат, до недавнешнего времени Чрезвычайный и Полномочный Засол Рф в Катаре Владимир Ефимович Титоренко.

Никак не Рэмбо

В Вебе образ Титоренко отрисовывают различными красками. Но в большинстве случаев таким лихим Чапаевым либо Рэмбо от дипломатии. Но доктор политических и кандидат исторических наук, обладающий арабским, английским и французским языками, меньше всего похож на лихого рубаку из русского кинофильма либо супермена из боевика. Интеллигентный, с виду обычный кабинетный учёный, наш дипломат всё-таки смог одолеть костоломов из спецслужб и не дал им пакет с дипломатичной почтой.

Засол, как это часто бывает, оказался дипкурьером по случаю. Но западные разведки, видимо, решили, что он везёт какие-то сверхважные документы по Сирии. Потому при помощи катарских таможенников решили провести спецоперацию. Ею управлял британец – начальник службы безопасности аэропорта и ещё один человек англосаксонской наружности.

…29 ноября 2011 года при прибытии в аэропорт Катара в нарушение Венской конвенции сотрудники местных спецслужб и таможенники попробовали подвергнуть дипломата несанкционированной проверке. Также попробовали отобрать дипломатичную почту, применяя при всем этом грубую физическую силу. Из-за нанесённых травм дипломат перенёс три операции по ликвидации разрыва и отслоения сетчатки глаза.

Скандальная попытка овладеть диппочтой вызвала кризис в российско-катарских отношениях. Таковой нахальной охоты за нашими муниципальными секретами не было издавна. Вобщем, аналитики склонны полагать, что нападение на посла связано и с позицией Рф по Сирии, которую не один раз озвучивал Титоренко.

7 марта 2012 года президент Дмитрий Медведев из-за произошедшего инцидента своим указом высвободил В.Е. Титоренко от должности посла Рф в Катаре, тем понизив уровень дипотношений меж странами. А мужественного дипломата назначили заместителем директора Департамента Близкого Востока и Северной Африки МИД Рф. Это было никак не увеличение. Эту должность Титоренко занимал ещё лет 10 вспять.

Молвят, свою роль сыграли завистники. Ведь в 2003 году В. Титоренко был награждён орденом Мужества, став первым послом РФ, получившим эту боевую заслугу. Он выручил собственных коллег по посольству в Багдаде, совершив бросок из Дамаска в окружённую янки Феллуджу, два раза перейдя линию фронта, когда пробы Москвы вынуть покалеченых дипломатов из этого иракского городка не увенчались фуррором.

Причём за два денька ранее, покидая по приказу Президента Рф осаждённую столицу Ирака, Титоренко сам получил два пулевых ранения в руку и один осколок в ухо, когда южноамериканские бойцы штурмовали колонну невооруженных русских дипломатов 6 апреля 2003 года при выходе из окружённого Багдада. В критичной обстановке засол, как написано в Указе о награждении, «проявил мужество и героизм». Эти же свойства он показал и в Катаре. Но сейчас заслуженной заслуги не удостоился.

Только личная беседа

Ещё со времён Шеварднадзе, когда старенькый Арбат – маршрут меж Минобороны и МИДом – в шуточку называли военно-грузинской дорогой, здание на Смоленской площади назвали наибольшим террариумом в мире. Молвят, нигде нет таких изощрённых интриг, как в русском МИДе. Потому была полностью понятна и 1-ая реакция Титоренко на звонок обозревателя «АН».

Он категорически заявил:

– Никаких интервью. Ответы на все вопросы только с официального разрешения пресс-службы МИДа. У нас такой порядок.

– Строже, чем в армии.

Звонки в Департамент по связям с общественностью и СМИ сначала ничего не дали. Но выход из положения отыскала высокопоставленный сотрудн
ик пресс-службы МИДа Марина Владимировна Озерова:

– Если нужна официальная позиция МИДа по вопросам политики на Ближнем Востоке, то вправду присылайте письмо с вопросами. Мы разглядим, посоветуемся и, может быть, дадим добро на интервью с Титоренко. Но никто не вправе запретить умному и опытнейшему человеку делиться личными впечатлениями о тех либо других событиях.

Обычная позиция. В пресс-центрах серьёзных ведомств в большинстве своём посиживают не цензоры и церберы, а современные мастера, которые знают, что свободу слова пока никто не отменял.

И только после чего неформального одобрения состоялся наш разговор с Владимиром Ефимовичем на чисто «личные» темы.

Справка
Спецслужбы всегда старались просочиться в дипломатичную почту. К примеру, едет дипкурьер в поезде – его усыпляют, почту похищают либо делают подлог. Прицепляли даже дополнительный вагон, где была целая лаборатория. Туда похищенную почту относили, пока курьер спал, и фотографировали её. Во время войны у британцев в один прекрасный момент изъяли диппочту таким необычным методом: вышел пилот и объявил, что самолёт падает, нужно срочно скинуть всё избыточное. Принудили почту сбросить. Позже здесь же взмыли и полетели далее, как ни в чём не бывало. Понизу, естественно, дежурили те, кто всё это устроил, они и забрали почту. Не раз дипкурьерам приходилось сталкиваться с ситуацией, когда в самолёте вдруг начинали находить бомбу. Так случилось с Игорем Шариковым и Алексеем Вьюнковым в 2000 году в Дубае. Всем отдали приказ покинуть самолёт, но посодействовать выгрузить диппочту отказались. Потому наши дипкурьеры оставались совместно с ней всё время, пока сапёры инспектировали самолёт. Бомбу, естественно, не отыскали.

Орудие дипломатов

– Правда ли, что после награждения вас орденом Мужества за героизм, проявленный в Ираке, ваши друзья в шуточку стали вас звать Володя-Рэмбо?

Титоренко рассмеялся:

– От друзей такового никогда не слышал. Это журналисты придумали такую кличку. Кстати, практически 90 процентов того, что написано про меня в Вебе, – неправда.

– Молвят, вас одарили не только лишь за то, что, будучи раненым, вы два раза переходили линию фронта и выручили пятерых покалеченых товарищей, но главное, вывезли архив Саддама Хусейна. А почему не прихватили с собой самого иракского фаворита?

Владимир Ефимович ответил по-одесски вопросом на вопрос:

– Как это можно было сделать 14 невооруженным людям? Нас же останавливали и инспектировали на блокпостах.

– Пробовали ли изъять документы посольства? Там ведь наверное были и скрытые?

Дипломат ответил кратко:

– Пробовали.

– Как отбились без орудия? Как Рэмбо, приёмами рукопашного боя?

Титоренко шуточку не поддержал и серьёзно ответил:

– Словом. Подходящими звонками через Москву командованию коалиционных сил, заявлениями о дипломатичной неприкосновенности. В общем, обыденным орудием дипломатов.

Опровержение инсинуации

– Ваши недруги утверждают, что за время эвакуации вы «уничтожили» весь спиртной припас посольства. Причём водку раздавали не только лишь бойцам и офицерам на блокпостах, чтоб пропустили колонну, да и сами были вдупель опьяненными. Может быть, это было «секретным оружием»?

Засол не на шуточку рассердился:

– Абсурд! Я с первым бомбовым ударом по Багдаду своим приказом ввёл в посольстве серьезный сухой закон. И кому бы в голову пришло пить во время эвакуации, под перекрёстным огнём. Кстати, после скрещения иракской границы нас встречали журналисты русского телевидения. Мы давали интервью. И вся Наша родина лицезрела, что я и все другие дипломаты были трезвыми. Спирт доставали из аптечки мед пт только раз: для того, что помыть раны водителю, которому несколько пуль попали в животик.

Не охото даже опровергать всю ту инсинуацию и напраслину, что пробуют возвести на меня. Хотя на кое-кого из вашего брата-журналиста в пору подавать в трибунал.

– Наверняка, всё же на «сестру». Вы имеете в виду ту либеральную даму, что по радио заявила о том, что Титоренко так отчаянно защищал диппочту, так как там были 1,5 кг контрабандных бриллиантов?

– Будем точны, она гласила не о бриллиантах, а о хризолитах, – поправил журналиста дипломат. – Но это тоже драгоценные камушки. Как я позже узнал, их не добывают ни в Катаре, ни в Иордании, а кое-где в Египте. Они, оказывается, достаточно увесистые. Для чего их перевозить в дипломатичной почте, разума ни приложу.

– Поня

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,179 сек. | 18.62 МБ