Как уничтожили «сердечко Америки»

Как убили "сердце Америки"

История Латинской Америки имеет много тёмных историй, одна из самых ужасных и кровавых – это убийство целой страны, «сердца Америки» (Парагвая). Это убийство вошло в историю как Парагвайская война, продолжавшаяся с 13 декабря 1864 года по 1 марта 1870 года. В этой войне против Парагвая выступил альянс Бразилии, Аргентины и Уругвая, поддержанный тогдашним «мировым сообществом» (Западом).

Мало из предыстории

1-ый европеец побывал на земле грядущего Парагвая в 1525 году, а началом истории этой латиноамериканской страны принято считать 15 августа 1537 года, когда испанские колонисты основали Асунсьон. Эту местность населяли племена краснокожих гуарани.

Равномерно испанцы основали ещё несколько опорных пт, с 1542 года в Парагвай (в переводе с языка краснокожих гуарани «парагвай» значит «от величавой реки» — имеется ввиду река Парана) стали назначать особых управленцев. С начала 17 столетия на этой местности стали создавать свои поселения испанские иезуиты («Общество Иисуса» — мужской монашеский орден).

Они делают в Парагвае уникальное теократически-патриархальное королевство (Иезуитские редукции — индейские резервации иезуитов). Его основой стали первобытнообщинный родоплеменной уклад местных краснокожих, университеты Империи Инков (Тауантинсуйу) и идеи христианства. Практически иезуиты и краснокожие сделали первой социалистическое правительство (с местной специфичностью). Это был 1-ая масштабная попытка построения справедливого общества, основанного на отказе от личной принадлежности, приоритете публичного блага, главенстве коллектива над личностью. Отцы-иезуиты очень отлично исследовали опыт управления в Империи Инков и творчески его развили.

Краснокожих перевели от бродячего стиля жизни к оседлому, основой хозяйства было земледелие и скотоводство, ремесло. Монахи прививали индейцам базы вещественной и духовной культуры Европы, причём ненасильственным путём. В случае необходимости, общины выставляли ополчения, отбивая атаки работорговцев и их наёмников. Под управлением монашеской братии краснокожие достигнули высочайшей степени автономии от Испанской и Португальской империй. Поселения процветали, труд краснокожих был достаточно удачным.

В конечном итоге независящая политика монахов привела к тому, что их решили прогнать. В 1750 году испанская и португальская короны заключили соглашение, по которому 7 иезуитских поселений, в том числе Асунсьон, должны были перейти под португальский контроль. Иезуиты отказались подчиниться этому решению; в итоге кровопролитной войны, длившейся 4 года (1754—1758), испано-португальские войска одолели. Последовало полное изгнание Ордена иезуитов из всех испанских владений в Америке (оно закончилось в 1768 году). Краснокожие стали ворачиваться к прежнему стилю жизни. К концу 18 столетия приблизительно третья часть населения состояла из метисов (потомков белоснежных и краснокожих), и две третьих были индейцами.

Независимость

В процессе развала Испанской империи, в каком приняли активное роль юные хищники – британцы, независящим стал Буэнос-Айрес (1810 год). Аргентинцы попробовали начать восстание в Парагвае, в процессе т. н. «Парагвайской экспедиции», но ополчения парагвайцев разбили их войска.

Но процесс был запущен, в 1811 году Парагвай назначил независимость. Страну возглавил юрист Хосе Франсия, люд его признал фаворитом. Конгресс, избранный всеобщим голосованием, признал его тераном с неограниченными возможностями поначалу на 3 года (в 1814 году), а потом бессрочным тераном (в 1817 году). Франсия правил государством до самой погибели в 1840 году. В стране была введена автаркия (экономический режим предполагающий самообеспечение страны), иноземцев изредка пускали в Парагвай. Режим Хосе Франсия не был либеральным: мятежников, шпионов, заговорщиков бесчеловечно уничтожали, арестовывали. Хотя нельзя сказать, что режим отличался чудовищностью, — за всегда правления терана казнили около 70 человек и около 1 тыс. было брошено в кутузки.

Франсия провёл секуляризацию (изъятие церковного и монастырского имущества, земли), бесчеловечно устранил криминальные шайки, в итоге чего через пару лет люди запамятовали о преступности.
Франсия отчасти возродил идеи иезуитов, хотя и «без перегибов». В Парагвае появилось особое народное хозяйство, основанное на публичном труде и личном маленьком предпринимательстве. Не считая того, в стране появились такие изумительные явления (на дворе была 1-ая половина XIX века!), как бесплатное образование, бесплатная медицина, низкие налоги и публичные продовольственные фонды. В итоге в Парагвае, в особенности беря во внимание его достаточно изолированное положение относительно глобальных экономических центров, была сотворена крепкая муниципальная индустрия. Это позволило быть экономически самостоятельным государством. К середине 19 столетия Парагвай стал самым быстрорастущим и более обеспеченным государством Латинской Америки. Нужно отметить, что это было уникальное правительство, где бедность отсутствовала как явление, хотя и богатых в Парагвае хватало (богатая прослойка была полностью умиротворенно интегрирована в общество).

После погибели Франсио, которая стала катастрофой для всей цивилизации, по решению Конгресса, страну возглавил его племянник Карлос Антонио Лопес (до 1844 года правил совместно с консулом Мариано Роке Алонсо). Это был таковой же жесткий и поочередный человек. Он провёл ряд либеральных реформ, страна была готова к «открытию» — в 1845 году открыт доступ в Парагвай иноземцам, в 1846 году прежний охранительный таможенный тариф заменён более либеральным, гавань Пилар (на реке Паране) открыта для наружной торговли. Лопес реорганизовал армию по европейским эталонам, довёл её численность с 5тыс. до 8 тыс. человек. Было выстроено несколько крепостей, сотворен речной флот. Страна выдержала семилетнюю войну с Аргентиной (1845—1852), аргентинцы были обязаны признать независимость Парагвая.

Длилась работа по развитию образования, раскрывались научные общества, улучшались способности путей сообщения, судоходства, совершенствовалось кораблестроение. Страна в целом сохранила своё своеобразие, так в Парагвае практически все земли принадлежали государству.

В 1862 году Лопес погиб, оставив страну на собственного отпрыска Франсиско Солано Лопеса. Новый народный конгресс утвердил его возможности на 10 лет. В это время страна достигнула пика собственного развития (потом страну просто уничтожили, не дав идти по очень многообещающему пути). Численность её населения достигнула 1,3 млн. человек, муниципальных долгов не было (страна не брала наружных займов). Сначала правления второго Лопеса выстроили первую металлическую дорогу длиной в 72 км. В Парагвай пригласили более 200 зарубежных профессионалов, которые прокладывали телеграфные полосы и стальные дороги. Это помогало в развитии сталелитейной, текстильной, картонной, типографской отраслей индустрии, производстве пороха и кораблестроении. Парагвай сделал свою оборонную индустрия, производили не только лишь порох и другие боеприпасы, но пушки и мортиры (литейная мастерская в Ибикуи, построенная в 1850 году), строили корабли на верфях Асунсьона.

Повод к войне и её начало

К удачному опыту Парагвая приценивался примыкающий Уругвай, а после него опыт мог победно пройти по всему материку. Вероятное объединение Парагвая и Уругвая кидало вызов интересам Англии, местным региональным державам – Аргентине и Бразилии. Естественно, это вызывало недовольство и опаски британцев и латиноамериканских правящих кланов. Не считая того, с Аргентиной у Парагвая были территориальные споры. Нужен был повод к войне и его стремительно отыскали.

Весной 1864 года бразильцы выслали в Уругвай дипломатичную цель и востребовали компенсацию за убытки, причинённые бразильским фермерам в приграничных конфликтах с уругвайскими фермерами. Глава Уругвая Атанасио Агирре (от Государственной партии, которая стояла за альянс с Парагваем) отторг бразильские притязания. Парагвайский фаворит Солано Лопес предложил себя в качестве посредника на переговорах Бразилии и Уругвая, но Рио-де-Жанейро выступило против этого предложения. В августе 1864 года парагвайское правительство порвало дипломатичные дела с Бразилией, и объявило, что интервенция бразильцев и оккупация Уругвая будет нарушением равновесия в регионе.

В октябре бразильские войска вторглись в Уругвай. Сторонники партии Колорадо (пробразильская партия), поддержанные Аргентиной, вступили в альянс с бразильцами, и свергли правительство Агирре.

Уругвай был для Парагвая стратегически принципиальным партнёром, потому что через его столицу (г.Монтевидео), шла фактически вся па

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,126 сек. | 11.28 МБ