Как «Верховный» флот проверял

Как «Верховный» флот инспектировал

1998 год для СФ начался с того, что все «засуетились» в ожидании прибытия на флот Президента Ельцина. Срочно провели ряд совещаний по поводу программки «показа» способностей флота. Вариантов было много, но тормознули на выходе в море длительностью в два с половиной часа. Сценарий "показов" способностей флота, обычно, предугадывает практически ежеминутный переход от 1-го эпизода к другому.

Показывается всё, от стрельбы баллистической ракетой с подводной лодки, находящейся в подводном положении, до воздушного боя ИА (тогда мы демонстрировали "бой" пары Су — 25утг против четвёрки Су — 33). Причём, всё производится «на дальности видимости» обычным глазом того, кому это «показывается», другими словами — слева по курсу корабля, в нескольких сотках метров впереди. Зрелище — очень эффектное!

Поставлена задачка, проведена подготовка, выполнена «генеральная» репетиция, т.е. выход в море, «один в один» с показом, но прилёт Президента откладывается. Через пару месяцев получаем информацию, что «Верховный» — «едет!». Проводим ещё один выход в море, повторяя генеральную репетицию. «Он» передумал. Пришло лето, мой отпрыск окончил школу и поступил в институт в Питере. «Барин» — не едет, всех «участников» действа выслали в отпуска, в том числе и меня. Приехал к отпрыску и супруге, «поступавшей» с отпрыском в институт, в Питер. Через семь дней меня «находят» и отзывают из отпуска, — «Барин едет!». Прилетаю в Мурманск, проводим ещё одну генеральную репетицию показа (в ней участвовало около 12.000 человек). Прилетел Президент, сходу выходим в море на атомном «Петре Великом», с 2-ух Ми — 8 на него высаживается Ельцин с командой. Раскручивается программка «показа». Всё идет,- «как учили», подходим к траверзу «Кузнецова», с которого должна взлететь четвёрка Су — 33, (старший — генерал Апакидзе) для показа «боя» против пары Су — 25утг, парящих с АС Североморск -3.

Я, как обычно, — зам. начальника походного штаба по авиации. Мой «личный» позывной — «Мираж» знаком был всем ВВС СФ и всему СФ. В воздухе, на осмотре и «закрытии» района стрельб, самолёты Ил — 38, на подходе 2Ту — 142 из Кипелово, 4 Ту — 22М3 из Лахты, 10-ки самолётов и вертолётов, в готовности к «показу». Тимур (слышу по связи) уже запросил взлёт группы с «Кузнецова». Всё — «в разгаре»…

За рукав меня тянет вице — адмирал Ю.И. Бояркин, начальник походного штаба, и тихо гласит: «Всему — «отбой», отправляй всех "на базу!"» Я переспрашиваю, он подтверждает: «Конец показу!». Запрещаю взлёт Тимуру Апакидзе, он, естественно, просит повторить «запрет». Выходит «старший на борту» «Кузнецова» генерал В.П. Новичков: «Повторите?» Запрет передаю и ему. «П.Величавый», отворотом на лево, выходит из строя кораблей и идёт в Североморск.

«Ларчик просто открывался», в специально установленном для него новеньком кресле, на 52 — й минутке «показа» «Верховный» просто — уснул …

Уже при подходе к рейду Североморска, «Верховный» пробудился. «Молотившие» (в ожидании его «пробуждения») лопастями, с запущенными движками, на аэродроме Североморск — 1, вертолёты Ми — 8, здесь же прилетели и увезли Президента и его «окружение» под самолёт, на котором он сходу и убыл в столицу.

После того, как Ельцин открыл глаза, он произнес, что ему всё очень понравилось…

Он так и не успел «оценить», что для его комфорта «П. Величавый» «дорабатывали» больше 2-ух месяцев, «перекроив» несколько кают, «передвинув» огромное количество кабельных линий, трубопроводов и т.д.

На последующий денек, как и тыщи других, отозванных из отпусков, я, (как и из Питера, «за собственный счёт») вновь убыл в Питер для продолжения «отдыха»…

Прослужив в должности заместителя Командующего ВВС СФ по боевой подготовке 5 с половиной лет, при подготовке и проведении схожих «показных» мероприятий для слушателей Академии Генерального штаба (раз в год), Министра обороны, Председателя Правительства и Президента, во время проведения всеохватывающих боевых подготовок и сбор — походов кораблей СФ, мне довелось выходить в море более 2-ух 10-ов раз, но Такового окончания выхода, к счастью, не было ни — «до» ни — «после»….

Перед тем, как залезть в вертолёт, Ельцин ещё и произнес, что «П.Великий» — «ЕГО корабль» и без < b>ЕГО разрешения выходить в море он не может!
От такового «ЦУ» Командующий СФ обалдел, некое время крейсер вправду стоял у стены, но, при большой нехватке горючего, атомный корабль позднее и «втихаря» бывал «в морях», правда, неподалеку от Североморска.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,111 сек. | 11.27 МБ