Какая война идёт на Кавказе по сути

Какая война идёт на Кавказе на самом делеПережде чем гласить о текущем положении дел на Северном Кавказе, а именно, в Дагестане, нужно ясно представлять для себя систему оценок. Так как преуменьшение масштаба и умалчивание заморочек, которые там стоят перед Россией, боязнь именовать вещи своими именами – все это никак не содействует скорейшему урегулированию ситуации. Быстрее напротив содействует только ее усугублению.

Так как искаженное, полагающееся лишь на телевизионные и газетные штампы представление о протекающих на Кавказе разрушительных процессах никак не помогает разработке здравой и действенной концепции гос политики для этого региона.

Для начала нужно признать, что Восточный Кавказ, и, сначала, Дагестан окутан самой истинной войной. То, о чем не так давно гласили только журналисты и обсуждали специалисты, сейчас признается и официальными лицами страны. Например, глава СКП РФ Александр Бастрыкин, выступая на радиостанции "Эхо Москвы" 9 октября этого года откровенно заявил: «К огорчению, на местности Северного Кавказа, в Дагестане, идет чуть ли не война». Пока она протекает в форме диверсионно-партизанского противоборства. Но масштабы этого противоборства, количество жертв и ожесточение с обеих сторон за последние 2-3 года только возросли. Уже ясно, что затушить этот пожар в эмбрионе(в 2002 -2004 гг.) не удалось, из-за этого муниципальные органы власти и силовые ведомства должны избрать очень решительную модель действий, при всем этом, не запамятывая об осмотрительности, чтоб и без того шаткое положение еще больше не усугубилось.

Стоит признать, что положение уже плачевно, ибо в Дагестане значимая часть населения в течение всего этого года находится в состоянии тихой паники. Все, кто имеет возможность выехать с местности республики и устроиться кое-где в Рф на постоянную работу, обеспечить себя жильем, часто, делают это немедленно. Такие настроения потихоньку начинают обхватывать и дагестанских чиновников, которые в текущее время по сведениям из достоверных источников, готовят для себя и своим семьям «запасные аэродромы» в разных субъектах федерации. А ведь еще пару лет вспять в сознание людей жила идея о скорейшей победе над бандподпольем, но те времена уже прошли. На данный момент в скорую победу не верует практически никто. А в качестве 1-го из «оптимистичных» сценариев рассматривается перспектива долголетнего вооруженного конфликта, наподобие Афганской войны.

Понятно, что для победы над противником его следует знать. И конкретно с этим русские власти испытывают самые большие трудности. Анализируя выступления муниципальных чиновников, также их политические решения, которые принимаются в отношении окутанных войной республик Северного Кавказа, создается воспоминание, что их представление о существующем там социуме, действующих общественно-политических силах и настоящих мотивах тех, кто вот уже пару лет «уходит в леса» для воплощения партизанской войны – очень поверхностны. С кем мы там столкнулись? С какой идеологией выступают люди, которые противостоят армии и милиции, взяв в руки орудие. Почему на место убитых в процессе спецопераций членов бандподполья приходят новые и новые люди?

Для того чтоб получить ответ на этот вопрос, нужно опровергнуть один всераспространенный, но совсем неверный стереотип. Уровень жизни населения впрямую никак не связан с уровнем распространения террора. Многие официальные лица и ряд СМИ не устают без утомились повторять, что в боевики идут только юные люди, доведенные нуждой до отчаяния, у каких нет перспектив в этой жизни, но это совершенно не так. Чтоб опровергнуть эти заявления можно просто просмотреть списки уничтоженных за последние годы боевиков и найти их соц состав.

Вот ряд имен на вскидку. Раппани Халилов – бизнесмен; Расул Макашарипов – бизнесмен; Рашид Газилалиев – педагог ДГПУ, кандидат наук; Зубаил Хиясов – режиссёр Кумыкского театра, прошлый замминистра культуры ДАССР; Абузар Мантаев – выпускник МГИМО и кандидат наук; Римихан Зиядов – игрок каспийского "Дагдизеля" ПФК, которая выступает во 2-ом русском дивизионе, что они все социальные маргиналы, они бедные и малоимущие?

А все дело в том, что война на Кавказ
е и, а именно, в Дагестане не соц и даже не этническая, она, сначала, духовно-ценностная.

Ценностно-мировоззренческий раскол снутри дагестанского общества уже произошел. Общество разбито на 2 лагеря: на тех, кто вполне признает права современного русского (светского) общества и готов жить и подчиняться его законам, и тех, для кого источником норм, единственным и безоговорочным является – шариат. И в этом случае речь уже не идет об каких-то сиюминутных ценностях, здесь все еще серьезнее: затрагивается вопрос сути людского бытия, о высшей ступени ценностей.

Конкретно это является тем фактором, который и предназначает непримиримость и ожесточенность идущих боевых действий. Было бы грубой ошибкой игнорировать его. Так как конкретно данный факт отвечает за ту степень фанатичной ненависти боевиков, когда они по собственной воле идут в шахиды, а в предсмертных видеоклипах проявляют удовлетворенность от того, что в итоге терактов с ними лишаться жизни 10-ки «муртадов и каферов». Таким макаром, мы имеем дело уже не с ненавистью к правоохранительным органам республики либо к действующей власти республики. Такое чувство имееь куда более глубочайшие корешки. Сначала, это нетерпимость ко всему укладу современной жизни Дагестана, ну и всей Рф во всем ее обилии, носящая даже не религиозный, а быстрее даже иррационально экзистенциальный нрав. Конкретно такие люди составляют ядро бандподполья в республиках Кавказа.

Чтоб все это осознать, стоит только повнимательнее вчитаться в те пропагандистские материалы и статьи, которые располагаются на медиа-ресурсах сепаратистов.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,169 сек. | 11.29 МБ