Какое будущее у танков?

Когда стал разваливаться социалистический блок европейских стран, в НАТО появилось мировоззрение, что сейчас большой войны не будет точно и можно начать сокращение сухопутных вооружений. С распадом Русского Союза в западной Европе вообщем зазвучали предложения о еще больше сильном сокращении войск. Дескать, сейчас агрессоров вообщем не осталось, так что бронетехнику, артиллерию и т.д. можно выслать на склады либо в переплавку. А в войсках бросить мало, что именуется, на семечки.

Какое будущее у танков?

Как следствие этих сокращений — замедление работ по совершенствованию старенькой техники и созданию новейшей. В политологии, в свою очередь, получила распространение теория, согласно которой основной боевой танк на сегодняшней войне не нужен вообщем. Но такие голоса стали звучать тише после войн на Балканах в 90-х. После операции НАТО в Ираке они замолкли вообщем. Практика в очередной раз обосновала: основной боевой танк имеет как достаточное для большинства операций вооружение, так и защиту, почти во всем подобающую обстановке.

Очередной повод не убирать из армии танки – вялотекущие локальные конфликты. Прохладная война, может быть, завершилась, но окончательный мир на планетке не наступил. Противоборство Корей, Греции и Турции, Китая и Тайваня, африканские конфликты и т.д. никто пока не отменял. Обе страны Корейского полуострова закупают новые и модернизируют старенькые танки, Китай делает собственные конструкции. Даже Греция на пороге мирового кризиса (надеюсь, все помнят, что на данный момент творится и ее экономикой?) в 2008 году все-же решила приобрести у Германии танки Leopard 2A6. «Лучшие друзья» греков — турки, на данный момент вместе с Южной Кореей делают танк Altay, и собираются принять его на вооружение в наиблежайшие 5-7 лет.

Какое будущее у танков?

В общем, военные не согласны с ненужностью танков и подтверждают свое мировоззрение финансированием. Конструкторы-танкостроители, в свою очередь, работают по трем главным фронтам: разработка совсем новых танков средней и тяжеленной боевой массы; улучшение уже имеющихся, но стареющих танков в согласовании с современными требованиями; создание дополнительных комплектов оборудования, устанавливаемых на танк, для работы в определенных критериях.

По первому пт все понятно. Это будут на сто процентов новые машины, хотя и с применением «старых» наработок. Примеры – турецко-корейский Altay, русский танк платформы «Армата», японский «тип 10» и т.д.

Какое будущее у танков?

2-ое направление в главном заключается в обновлении бортовой электроники танков. На данный момент в танкостроении главенствует теория, согласно которой огромную часть эффективности и живучести современного танка определяет не броня либо пушка, но электроника: навигационное и прицельное оборудование. Соответственно, установка освеженных систем увеличивает способности танка в той мере, в какой это позволяет сделать остальное «железо». В согласовании с этим направлением США на данный момент модернизируют танки «Абрамс» моделей M1A1 и M1A2, Франция работает над улучшением Leclerc XXI, а Китай улучшает свои «тип 99». Но домом в этом ряду стоит украинская программка модернизации Т-64. В 2005 году этот танк был обновлен до версии Т-64БМ «Булат»: новенькая пушка, новенькая система активной защиты, ряд новейшей электроники и т.д. В прошедшем году Украина представила к тому же Т-64Е с новым движком и спаренной 23-миллиметровой пушкой. Украинские инженеры и военные высоко оценивают этот танк, но навряд ли он сумеет показать что-то экстраординарное: начальный Т-64 родом из 60-х годов прошедшего века. Сомнения вызывает даже сама мысль модернизировать танк практически пятидесятилетней давности. В Рф на данный момент готовится программка обновления танков Т-72.

3-я методика улучшения танков – создание комплектов оборудования для разных
задач. Пока до серийного производства дошли комплекты всего для одной «разной» задачки – для городского боя. Это южноамериканская система TUSK (Tank Urban Survival Kit – «набор для выживания танка в городе») для «Абрамсов», французская AZUR (Action en Zone Urbaine – «действия в городской зоне») для «Леклерков» и германская PSO (Peace Support Operation – «операция по поддержанию мира») для «Леопардов-2». Не считая того, в других странах создаются просто комплекты дополнительной защиты.
Почему TUSK, AZUR и PSO отмечены раздельно? Дело в том, что это не просто усиление бронирования. В эти комплекты входят средства противодействия кумулятивным снарядам, как то решетки и динамическая защита с размещением не только лишь на лобовой проекции танка; башенный пулемет с дистанционным управлением и/либо установка бронещитков на лючке пулеметчика и т.д. В набор TUSK, посреди остального, входят и дополнительные средства прямой связи с пехотой.

Какое будущее у танков?

Вернемся к созданию полностью новых машин. В этом году русские оружейники заявили о работе над гусеничной платформой «Армата». На ее базе будет сотворен основной боевой танк, хотя нельзя исключать и создание других типов техники: БМП, самоходки и т.д. Что любопытно, Наша родина не одинока в работе над концепцией бронеплатформы. Шведские инженеры уже выслали на испытание 1-ые машины семейства CV-90, сделанные на одной базе, а Польша не так давно стала возить по выставкам платформу Anders. Не считая того, нельзя исключать возможность того, что перспективное южноамериканское семейство бронетехники FGC также будет иметь в собственной базе единую, как минимум, ходовую часть.

По поводу электроники новых машин можно сказать последующее: концепция ее состава не должна очень поменяться. Правда в состав оборудования, как указывает опыт последних войн, должна войти аппаратура ночного видения, при этом для всего экипажа. Военные также проявляют заинтригованность в более совершенных средствах связи, они должны обеспечивать, как минимум, взаимодействие разных родов войск на одном поле боя. Ну а самые смелые мечты танкистов пока похожи на действительность летчиков – иметь систему обмена данными о целях и обстановке боя в реальном времени, да чтоб вся информация выводилась на экранах в интуитивно понятном виде, как на самолетах. Вероятнее всего, на создаваемых на данный момент танках этого не будет. Но для последующего поколения это уже смотрится полностью реальной деталью.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,112 сек. | 11.36 МБ