О функциональном состоянии околоушных слюнных желез при неэпидемическом хроническом паротите-1

Таким образом, данные клинического и рентгенологического исследований свидетельствовали о разнородном поражении околоушных слюнных желез у больных обеих групп. Для уточнения степени функциональных нарушений мы решили исследовать температуру околоушных желез в ответ на применение пищевого раздражителя.
Исследованиями Н. И. Путилина (1953) и И. В. Щеголовой (1954) установлено, что изменение температуры слюнных желез обусловлено главным образом изменением уровня и направления обменных процессов в них. Колебание температуры железы, вызванное раздражением рецепторов полости рта, носит четырехпериодный характер: кратковременное и неглубокое понижение температуры (первый период) сменяется повышением ее (второй период). Эти колебания наблюдаются во время действия раздражителя, после прекращения температура понижается до исходного уровня, а потом ниже (третий период), а через 1 — 1,5 часа снова может превысить исходный уровень (четвертый период).
Температуру железы измеряли при помощи термометрической методики с фотозаписью (Н. И. Путилин). Один спай медь-константановой термопары вводили в проток околоушной слюнной железы больного, а второй помещали в среду с постоянной температурой. Запись вели с помощью гальванометра типа МТ-25/4. Раздражитель был обычный — 3 мл 2% раствора лимонной кислоты. На термограммах отмечали начало введения раздражителя (1-я вертикальная линия), конец введения (2-я линия) и проглатывание (3-я линия). После введения термопары в выводной проток (до упора с тканью железы) выжидали несколько минут, пока температура не установится на постоянном уровне, затем записывали ее в покое на протяжении 1 —1,5 мин., после чего применяли раздражитель один или два раза (реже три раза) через 4—5 мин.
У здоровых лиц колебания температуры железы носили периодический характер — вначале наблюдалось понижение температуры на 0,02—0,03°. которое сменялось повышением ее еще во время действия раздражителя, продолжалось в течение 1—2 мин. после прекращения его и составляло 0,1—0,4°. Затем температура медленно понижалась до исходного уровня (рис. 3).

Рис. 3. Термограмма нормальной околоушной железы:
1 — начало введения раздражителя; 2 — конец введения раздражителя; 3 — проглатывание раздражителя; 4 — отметка времени через 5 сек.
Рис. 4. Термограмма околоушной железы больного Б.
Обозначения те же, что и на рис. 3.
Рис. 5. Термограмма околоушной железы больной В.
Обозначения те же.
Рис. 6. Термограмма околоушной железы больной П. Обозначения те же.

В период обострения хронического паротита (I группа больных) температуру железы не измеряли в связи с опасностью травмы стенки протока и генерализации воспалительного процесса. При наличии остаточных явлений хронического воспаления температурная кривая железы соответствовала кривой здоровой железы (рис. 4). Клинически в этот период отмечалось постепенное увеличение количества слюны.
Изменения температуры околоушных слюнных желез у больных II группы значительно отличались от выявленных у здоровых лиц и больных I группы. У части этих больных на термограмме желез было выражено лишь начальное кратковременное понижение температуры (рис. 5), после которого температура медленно повышалась, едва достигая исходного уровня или слегка превышая его, и оставалась на этом уровне. У остальных больных применение пищевого раздражителя не вызывало заметной температурной реакции железы. На рис. 6 видно, что во время действия пищевого раздражителя и после его прекращения температура железы оставалась на постоянном уровне, что свидетельствует о резко пониженной функциональной способности железы.
Сопоставляя клиническую картину заболевания, данные рентгенологического исследования с термограммами слюнных желез различных групп больных, можно отметить определенную закономерность. У больных I группы после острого периода заболевания, во время которого функция железы временно выключалась (отсутствие слюноотделения), происходило постепенное восстановление ее — восстанавливалась секреция, нормализовалась температура. У больных II группы поражение железы носило иной характер. Очевидно, имели место изменения, сопровождавшиеся глубоким нарушением обменных процессов, а, следовательно, и функции железы (температурная реакция железы извращена, секреция понижена, клинически признаки воспаления не определяются). При этом чем длительнее развивался патологический процесс, тем более были выражены структурные и функциональные изменения.
Многие авторы (П. И. Тихов, 1916; Р. Л. Герценберг, 1926; Н. Н. Петров, 1933; Н Р. Шастин, 1945; И. Г. Лукомский, 1950; В. И. Заусаев, 1959; И. Ф. Ромачева, 1961; А В. Клементов, 1967; P. Krepler, 1964, и др ) также различали многообразные формы хронических неэпидемических некалькулезных сиалоаденитов, в частности паротитов, и систематизировали их в определенные классификации. В группу хронических паротитов некоторые из названных авторов включали такие формы их, которые по своему течению больше напоминали опухоль, чем воспаление.
Подобные патологические процессы в классификации Kuttnera определены как воспалительные опухоли Однако интерпретация сущности этих процессов, по нашему мнению, до настоящего времени не получила достаточно полного обоснования и подтверждения ни физиологическими, ни морфологическими исследованиями.
Учитывая клинические и экспериментальные данные о функциональной взаимосвязи слюнных желез с другими органами (А. И. Голяницкий, 1924; Л. К. Хахалкина, 1966; С. Parhon, A. Babes и I. Petrea, 1957; М. Deshaume, 1958; Z. Z. Godlowski, 1962, и др.), можно предположить, что изменения, выявленные в слюнных железах больных II группы, происходят вследствие общих нарушений в организме, т. е. возникает своего рода сиалопатия. Наше предположение в какой-то степени подтверждают материалы клинического обследования.
Возможно, данные гистологического исследования железы позволят уточнить характер развивающегося в ней патологического процесса.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 45 | 0,158 сек. | 11.29 МБ