Обещающее начало

Когда больная, бухгалтер треста, поступила в туберкулезную клинику Одесского медицинского института, осмотревший ее врач не смог сказать ей ничего ободряющего.
Больная страдала тяжелой формой туберкулеза легких, так называемой открытой формой его. Открытая форма означала, что в легочной ткани туберкулезных микробов так много, что они выделяются с мокротой, с кашлем.
Она болела уже пять лет. И болезнь медленно, но неуклонно прогрессировала. Жар изнурял ее. От слабости она еле говорила. У нее часто бывало кровохарканье.
При тщательном обследовании в клинике у больной, кроме туберкулеза легких, обнаружили еще туберкулез гортани. На задней стенке гортани и на голосовых связках оказались язвы, очень нехорошие, тоже туберкулезные.
Что можно было обещать при таком тяжелом положении?
Но врач не имеет права складывать оружие перед болезнью. У постели больного всегда должен стоять врач-оптимист.
Когда Филатов узнал об этом почти безнадежном случае, он предложил свой новый способ лечения, решив призвать на помощь биогенные стимуляторы.
11 ноября 1937 года врачи Скородинская и Эгиз под руководством профессора Филатова сделали больной пересадку консервированной кожи на шею под челюстью. Через три дня Филатов зашел к ней в палату. Больная как раз завтракала.
Завтракала! А до этого несколько недель почти ничего не ела из-за мучительных болей при глотании.
Язвы в гортани стали заживать.
Через месяц больная получила еще одну пересадку кожи на шею. Через два месяца — еще одну. В апреле сделали четвертую. И от пересадки до пересадки улучшение нарастало. Наконец в мае 1938 года был пересажен пятый кусочек кожи.
В июне больная, прибавив в весе, покидала клинику. У нее уменьшились одышка, кашель, понизилась температура. Появились аппетит, крепкий сон. Она ушла жизнерадостная, полная надежд.
Правда, окончательного выздоровления у нее еще не наступило. Но биогенные стимуляторы кожной ткани подняли силы организма. Они сделали всё, чтобы остановить процесс. Теперь оставалось победить возбудителей туберкулеза уже обычными способами лечения.
В клинику внутренних болезней в августе 1937 года доставили больного печатника с сильным желудочным кровотечением. Кровотечение было такое, что- врачи даже не решались ощупать его живот, боясь растревожить кровоточащий сосуд желудка. Диагноз был ясный — язва желудка. Рентгеновское исследование подтвердило это.
Болезнь протекала тяжело. Кровотечение иногда возобновлялось. Боли под ложечкой не исчезали. Тошнота и изжога изводили больного. Голодная диета истощала его.
1 октябри ему пересадили кусок консервированной кожи на подреберье. И что же?
Уже через двое суток больной почувствовал себя лучше. А 10 октября его выписали на работу, дав указания следить за питанием — не есть грубой пищи, очень плотной, раздражающей.
В январе того же печатника снова доставили в клинику. Он не выполнил предписания врача и съел много свинины и селедки, что повредило еще, очевидно, не окрепший рубец язвы. Получилось резкое обострение болезни. Ему сделали опять пересадку кожи. На второй день состояние больного сразу улучшилось. А через пять дней он приступил к работе. И теперь болезнь уже оставила его надолго.
Авиационный инженер заболел гриппом. Грипп прошел, но у больного развилось новое заболевание — бронхиальная астма.
Девять лет астма мучила его. Приступы были почти ежедневно. Какой-нибудь сильный запах, волнение, переутомление, сырость, холодная погода, внезапный порыв ветра — сейчас же приступ. А то — один приступ кончится, и через три-четыре часа — второй. Астма измучила инженера.
Его лечили впрыскиваниями особого препарата — адреналина. Иногда они помогали, иногда нет. Лечили его облучением селезенки рентгеновскими Лучами. Это тоже не всегда помогало. Лечили электризацией. Сделали прижигание в носовой полости. Потом сделали в носу операцию. Но всё это дало незначительные результаты. Тогда попробовали лечить инженера по способу Филатова. В 1939 году ему пересадили на грудь полоску консервированной кожи.
Были у него после этого приступы бронхиальной астмы? Были. За шесть месяцев — два приступа, в то время, как раньше за тот же срок было отмечено сто восемьдесят.
Но всё же два приступа были. Тогда повторили пересадку. Это было уже в марте 1940 года.
Больше бронхиальная астма не давала о себе знать. Так было, по крайней мере, в течение шестнадцати месяцев, пока инженер присылал сообщения о своем состоянии. Затем он замолчал. Очевидно, надоело извещать об отсутствии болезни.
Можно было бы рассказать еще о многих случаях лечения пересадкой тканей самых различных болезней: волчанки, особого поражения кожи туберкулезом, незаживающих язв голени, фурункулеза, даже сахарной болезни. Но и приведенные факты достаточно красноречивы.
Конечно, отсюда еще нельзя сделать заключение, что пересадки всегда помогают при туберкулезе, язвенной болезни, бронхиальной астме и других болезнях. Понятно, что здесь, как и при любом лечении, имеют значение и состояние организма, и сила его сопротивления, и прочие условия. Но при всем этом несомненно одно: новый метод борьбы с болезнями — метод тканевого лечения — имеет большое будущее.
Число приверженцев учения о биогенных стимуляторах всё растет. Среди энтузиастов нового метода лечения мы встречаем и ростовского врача Г. Е. Румянцева.
Свыше трех тысяч больных язвой желудка, язвой кишечника, бронхиальной астмой, туберкулезом и другими болезнями прошли перед Румянцевым. Почти 80 процентов из них получило значительное облегчение от тканевой терапии, а многие — полное выздоровление. Встречались и удивительные случаи. Две-три пересадки консервированной ткани при лечении паралича ног, наступившего после воспаления мозга, приводили к улучшению. А все другие способы ничего не давали — никакого успеха.
Из разных мест нашего обширного государства поступают сведения о благоприятном действии тканевой терапии.
Но вот вопрос: почему биогенные стимуляторы приносят улучшение не только при глазных болезнях? Ведь при других недугах рассасываться, как рассасывалось бельмо, нечему? Понять это можно, если иметь в виду, что биогенные вещества влияют не только на очаг болезни, но, как следует из учения И. П. Павлова, через нервную систему и на все защитные силы тела, повышающие сопротивляемость организма болезням. Биогенные стимуляторы вызывают во всех клетках организма как бы мобилизацию внутренних средств, вырабатываемых в организме. Биогенные вещества действуют таким образом как возбудители жизнедеятельности на все органы и ткани. Ведь каждое заболевание ставит в неблагоприятные условия жизнь всего организма.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 57 | 0,431 сек. | 12.64 МБ