Каспийская карта США и НАТО против Рф и Ирана

Каспийская карта США и НАТО против России и Ирана

Политика США в бассейне Каспийского моря ориентирована на преобладание в регионе, обострение противоречий и создание антииранского и антироссийского военно-стратегического плацдарма.

Немаловажен и тот факт, что три из 5 Каспийских стран — Азербайджан, Казахстан, Туркмения – являются самой сложной северной границей Огромного Близкого Востока (ББВ), в рамках реализуемой в течение 30 лет «великой» стратегии (grand strategy) нового макрорегиона ББВ от Северной Африки до Казахстана и Индии включительно, совпадающего с Центкомом — Центральным Командованием Вооруженных сил США.

Морской форпост против Ирана

Непокорливой державой в формирующемся ББВ остаётся Иран. Соответственно, деяния США по отношению к Ирану на местности ББВ определяются известным принципом «анаконды»: полного окружения Ирана с следующим его удушением. Задачка сотворения каспийской буферной зоны меж Ираном и Россией – повсевременно их делить, вбивать, образно говоря, клин меж ними через стратегически принципиальное и очень чувствительное морское место Каспия.

Разумеется:разрыв самой связки Наша родина – Иран имеет базовое значение для обеспечения внерегиональным державам доминирующей позиции на Каспии.

Для разрыва этой связки почти во всем предусмотрены и два других американских проекта искусственного конструирования новых макрорегионов: Большая Центральная Азия и Каспийско-Черноморский регион, которые отсекают Россию и Иран друг от друга в поперечном направлении сразу справа и слева.

Размещенный доклад Госдепа США для Конгресса по экономному финансированию военных операций за рубежом в 2012 году, вызвал очередной всплеск энтузиазма к дилемме милитаризации Каспия и стал свидетельством системности действий США по организации тут морского форпоста против Ирана.

Согласно докладу, Вашингтон, ввиду «растущей значимости безопасности Каспийского моря в этом богатом нефтью и газом регионе», хочет сдерживать Иран и Российскую Федерацию, вооружая их соседей (Азербайджан, Казахстан, Туркмения) по Каспийскому морю. Разумеется, что речь уже идёт не просто о плоской милитаризации региона, да и о сколачивании в перспективе Каспийского военного блока во главе с США.

Так, относительно Азербайджана, более продвинутого в военно-морских делах отмечается, что «США будут продолжать работать с азербайджанскими ВМС с целью увеличения безопасности Каспия, развития проф военного образования, расширения способностей роли в совместных миротворческих операциях и содействия продвижению к оперативной сопоставимости с НАТО…» В перспективе Вашингтон считает, что Азербайджан будет вовлечён в блок НАТО. Уже на данный момент при помощи США Азербайджан сделал подразделение военно-морских сил специального предназначения. Ожидается, что вооружение этой части скоро пополнился особыми средствами производства государств НАТО. Во всяком случае, в этом центре работают инструкторы диверсионно-разведывательных подразделений SEAL ВМС США. В составе Береговой охраны Азербайджана (которая, пожалуй, является более развитой структурой, чем флот) находятся патрульный катер S-201 (прошлый катер Береговой охраны США типа Point), два малых американских патрульных катера S-11 и S-12 типа Silver Ship. Азербайджан также располагает катерами RIB-36 производства США для переброски спецназа.

Казахстану США хотят посодействовать в модернизации морской авиации, а именно, уже имеющихся на его вооружении вертолетов (Huey II) производства США, что должно «повысить способности казахстанских военных по охране принципиальных объектов энергетической инфраструктуры и реагированию на опасности Казахстану и на Каспийское море». Ранее в 2010 году США передало Казахстану четыре десантных катера на безвозмездной базе по программке пятилетнего плана сотрудничества меж министерствами обороны РК и Соединенных Штатов. Ещё ранее, в 2005 году, в Актау свершилась официальная передача 3-х американских 42-футовых катеров типа Defender постройки компании Safe Boat International. Не считая того, в 2006 году Южная Корея передала Военно-морским силам Казахстана три сторожевых корабля (патрульные катера типа Sea Dolphin) водоизмещением 150 т. На самом деле, конкретно
с 2006 года началась история современных ВМС РК.

Может быть, что США также косвенно участвуют в модернизации ВМС Казахстана через совместные казахстанско-азербайджанские программки. Так, в 2008 году военным управлением Казахстана была достигнута договорённость о подготовке личного состава морского спецназа Казахстана на базе разведывательно-диверсионного центра ВМС Азербайджана.

В Туркмении, только начинающей преобразовываться в правительство с ВМФ, Вашингтон планирует заняться организацией подготовки местных военных моряков на британском языке в рамках программки IMET (International Military Education and Training). Не считая того, «американская помощь будет ориентирована на содействие укреплению зарождающегося туркменского военно-морского потенциала, который будет содействовать безопасности на Каспийском море». В целом, за счет средств Программки забугорного военного финансирования (Foreign Military Financing – FMF) и проведения подготовки снутри страны на британском языке США рассчитывают на предстоящее расширение сотрудничества.

Объёмы финансирования

Абсолютные размеры финансирования, очевидно, не создают особенного впечатленияпо сопоставлению, к примеру, с триллионом баксов, истраченных за прошедшие 10 лет на операции в Афганистане и Ираке. Но исходя из убеждений предметных задач и способов деяния это полностью суровые суммы, дозволяющие США создавать всеохватывающую инфраструктуру обеспечения ведения военной операции.

Это понимают все внимательные специалисты. Некие политологи даже стали гласить о «превращении Каспия в аналог Персидского залива», так как «большая нефть нередко становится предпосылкой огромных войн».

Представляется, что организация базы ВМФ США не является неотклонимой для решения всего диапазона задач США и Центкома в регионе, так как всеохватывающая инфраструктура обеспечения ведения военной операции не включает необходимость схожей базы. Полностью довольно опорных пт, подчиняющихся местному национальному командованию, либо, по официальной терминологии Минобороны США, кооперативный объект по обеспечению безопасности (a Cooperative Security Location, CSL) либо передовая, форвардная операционная площадка (a Forward Operating Site, FOS), на которой находится малозначительное число неизменного военного персонала США.

Не излишним будет также направить внимание на заявления ещё предшествующего Министра обороны США Дональда Рамсфельда в 2006 году о разработке вместе с Азербайджаном специального командного пт (Command Post), который при всем этом подчёркнуто, отличался от военной базы. Представляется смешным, что публикация про этот пункт-пост пропала из архива опубликовавшей об этом заметку газеты Washington Times.

Но и до порогового момента с созданием базы ВМФ США, который, хотелось бы надежды, не наступит, организуемые США уровень и темпы милитаризации Каспийского моря являются очень высочайшими и уже на данный момент позволяют гласить о резкой дестабилизации региона, о переходе количества милитаризации в новое милитарное качество.

Быстро строящиеся и модернизируемые флоты Азербайджана, Казахстана и Туркменистана имеют особенное значение, но, являются только элементом всей системы военно-стратегического плацдарма США.

Во-1-х, основополагающее значение для нанесения удара со стороны Каспия имеет сеть баз в регионе: сначала, в Афганистане и Ираке, также, может быть, с течением времени, в государствах Южного Кавказа.

Во-2-х, в связи с известным типом южноамериканского способа ведения войны с упором на бесконтактные воздушные и галлактические удары, решающее значение имеет сделанная к истинному времени полномасштабная система контроля воздушного места над Каспием.

Довольно указать на то, что по сообщениям прессы, у США и Азербайджана уже три года вспять имелось три станции слежения за воздушными полётами, а у Рф и Азербайджана – одна, Габалинская с устаревшим оборудованием, серьёзно уступающим мобильным станциям компаний «Нор троп» и «Локхид Мартин».

Каспийская флотилия – не угроза для Ирана

Вобщем, до сего времени в количественном плане боевое усиление каспийских флотилий не представляет для Ирана критичной опасности в регионе. Дело в том, что Иран – 2-ой после Рф владелец военно-морской мощи на Каспии.

Вооруженную силу Ирана на море представляют около 90 катеров и вспомогательных судов. В главном это маленькие катера и диверсионно-штурмовые средства Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Нужно отметить, что ВМС КСИР (основная военно-мор
ская база – Ноушехр) не подчиняется командованию ВМС армии в зоне Каспийского моря (ГВМБ – Энзели), быстрее напротив. Но, непременно, в критериях войны они будут действовать согласованно.

Основная ударная сила ВМС иранской армии на Каспии – два ракетных катера типа Sina. Они представляют собой иранскую версию французских РКА типа Combattante II. Их водоизмещение – около 300 т, длина – 47 м, ширина – 7 м. Катера оснащаются дизелями китайского производства, которые позволяют развивать 35-узловую скорость полного хода. Главное орудие – две спаренные пусковые установки противокорабельных ракет Noor (иранская версия китайских ПКР С-802) с дальностью стрельбы до 120 км. Имеется универсальное 76-мм автоматическое орудие OTO Melara итальянского производства (эти пушки заимствуются у списанных из состава ВМС кораблей), спаренная 40-мм зенитная установка и два пулемета калибра 12,7 мм. Другими словами РКА типа Sina – очень суровые корабли, владеющие значимым ударным потенциалом. 1-ый катер, получивший заглавие Joshan, вошел в состав ВМС Ирана на Каспии в 2006 г., а 2-ой – в 2010.

В последнее время планируется неизбежное предстоящее наращивание флота на Каспии.

Как сказал заместитель командующего ВМС Ирана адмирал Гуламреза Хадим, 2-ой сейчас строящийся ракетный «эсминец» (по сути это корвет) типа Jamaran будет нести службу на Каспии. Водоизмещение этого «эсминца» – около 1420 т, а вооружение включает ПКР Noor, артиллерийские установки и вертолет, способный обеспечивать целеуказание на огромные дистанции.

Принципиальной является возможность резвой переброски малых боевых катеров ВМС Ирана и КСИР из Персидского залива на Каспий. Для этого с внедрением большегрузного автотранспорта требуется всего несколько суток. К примеру, в текущее время в Иране ведется строительство малых ракетных катеров типа Peykaap II. Планируется ввести в строй всего 75 единиц малых катеров. Их вооружение состоит из 2-ух противокорабельных ракет FL 10 (С-701) китайского производства. Дальность стрельбы FL 10 – 15-20 км, а масса боевой части – около 30 кг. Но, невзирая на умеренные свойства, эти ракеты при массовом применении могут доставить много бед.

Не так давно прошли тесты более массивные ракеты Nasr-1 (вариант китайской ПКР С-704) на малом катере нового проекта. Ею уже можно стрелять на 30 км, а масса боевой части ПКР – 130 кг, другими словами такими ракетами можно топить корабли водоизмещением около 3000 т. Не исключено возникновение на Каспии малых подводных лодок ВМС Ирана, серийное создание которых освоено при помощи Северной Кореи.

Таким макаром, мощность военно-морских сил Ирана на Каспии является полностью достаточной для отражения конкретно морского нападения либо ведения локальных боестолкновений.

К тому же милитаризация, даже будучи ориентирована против 1-го из стран, сначала, Ирана, всегда взрывным образом увеличивает опасность и для самих вооружающихся стран, обретающих дополнительные способности для решения тяжелых спорных вопросов военным путём.

Следует направить внимание, что Наша родина, видя в возрастающей милитаризации региона опасность собственной и общекаспийской безопасности, невзирая на то, что имеет в наличии самую сильную военную группировку в акватории моря, интенсивно работает на то, чтоб не допустить возникновения на Каспии вооруженных сил других внерегиональных стран, сначала, разумеется, США и НАТО.

Но, некие деяния Минобороны РФ тяжело именовать по другому, как “двусмысленные”. Напомним, что в свое время Наша родина отказалась поставлять вооружения для формирования военно-морских сил Казахстана. Меж тем, по словам вице-адмирала Юрия Старцева, на данный момент идет работа по передаче 2-ух кораблей русской Каспийской флотилии военно-морским силам Казахстана. В то же время, на первой интернациональной выставке вооружения и военной техники "INDO DEFENCE-2004 EXPO & FORUM" Москва предлагала странам Южной и Юго-Восточной Азии, в том числе и своим каспийским партнерам – Азербайджану, Ирану, Казахстану и Туркмении, экспортный вариант собственной ракетной установки "Уран-Э". Естественно, по своим боевым чертам он наименее мощнейший, чем тот, что стоит на вооружении наших кораблей ВМФ, но все таки является суровым орудием на море. Этот факт позволяют прийти к выводу, что Наша родина чуть ли не специально увеличивает мощь собственных соседей – зачем?

И это происходит в ситуации, когда практически «зависло в воздухе» озвученное в 2006 году Россией предложение о разработке на Каспии системы коллективной безопасности в рам

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,186 сек. | 11.37 МБ