Трагедия Крымского фронта. К 70-летию Керченской оборонительной операции

Разгром Крымского фронта и его следующая ликвидация 8—19 мая 1942 года стали одним из звеньев цепи военных катастроф 1942 года. Сценарий деяния во время операции 11-й армии вермахта под командованием генерал-полковника Эриха фон Манштейна против Крымского фронта был похож на другие германские операции этого периода. Германские войска, получив подкрепления и накопив силы и ресурсы, переходили в контрнаступление против достигших позиционного тупика и понесших значимые утраты русских сил.

18 октября 1941 года 11-я германская армия начала операцию по захвату Крыма. К 16 ноября весь полуостров, не считая базы Черноморского флота — Севастополя, был захвачен. В декабре—январе 1941-1942 года в итоге Керченско-Феодосийской десантной операции Красноватая Армия возвратила Керченский полуостров и продвинулись за 8 дней на 100—110 км. Но уже 18 января вермахт отбил Феодосию. В феврале—апреле 1942 года Крымский фронт три раза решал пробы переломить ход событий на полуострове в свою пользу, но в итоге не сумел достигнуть значимых фурроров, понес огромные утраты.

Катастрофа Крымского фронта. К 70-летию Керченской оборонительной операции

Эрих фон Манштейн.

Планы германского командования

Как и на других участках советско-германского фронта, боевые деяния на Крымском полуострове к весне 1942 года перебежали в фазу позиционной войны. 1-ые пробы перейти в решительное контрнаступление вермахт предпринял в марте 1942 года. 11-я армия получила подкрепление – 28-ю егерскую и 22-ю танковую дивизии. Не считая того, румынский корпус получил 4-ю горнострелковую дивизию. Задачку по разгрому русских сил в Крыму в первый раз командованию 11-й армии поставили ещё 12 февраля в «Распоряжении о ведении боевых действий на Восточном фронте по окончании зимнего периода» головного командования сухопутных войск Третьего рейха. Германские войска были должны завладеть Севастополем и Керченским полуостровом. Германское командование желало высвободить большие силы 11-й армии для последующих операций.

С окончанием периода распутицы германские вооружённые силы стали перебегать к реализации этого плана. Основным руководящим документом для германских трёх групп армий была директива № 41 от 5 апреля 1942 года. Основными целями кампании 1942 года были Кавказ и Ленинград. 11-й германской армии, которая завязла в позиционных боях на изолированном участке полосы советско-германского фронта, поставили задачку «очистить от противника в Крыму Керченский полуостров и завладеть Севастополем».

В апреле 1942 года на совещании у Адольфа Гитлера Георг фон Зондерштерн и Манштейн представили план операции русских сил на Керченском полуострове. Силы Крымского фронта были достаточно плотно построены на Парпачском перешейке (на т. н. Ак-Монайских позициях). Но плотность построения войск не была схожей. Примыкающий к Чёрному морю фланг Крымского фронта был слабее, и прорыв его позиций позволял германцам выйти в тыл более сильной группировке из 47-й и 51-й армий. Выполнение задачки по прорыву русских позиций 44-й русской армии возложили на усиленный XXX армейский корпус (АК) генерал-лейтенанта Максимилиана Фреттер-Пико в составе 28-й егерской, 50-й пехотной, 132-й пехотной, 170-й пехотной, 22-й танковой дивизий. Не считая того, германское командование собиралось использовать открытый по морю фланг Крымского фронта и посадить в тыл атакуемым русским войскам десант в составе усиленного батальона 426-го полка. XXXXII АК в составе 46-й пехотной дивизии под командованием генерала пехоты Франца Маттенклотта и VII румынский корпус в составе 10-й пехотной, 19-й пехотной дивизий, 8-й кавалерийской бригады должны были провести отвлекающее пришествие против сильного правого крыла Крымского фронта. Операцию с воздуха прикрывал VIII авиакорпус люфтваффе под командованием барона Вольфрама фон Рихтгофена. Операция получила кодовое заглавие «Охота на дроф» (нем. Trappenjagd).

11-я армия уступала Крымскому фронту (КФ): в личном составе в 1,6:1 раза (250 тыс. боец Красноватой Армии против 150 тыс. германцев), в орудиях и миномётах в 1,4:1 (3577 у КФ и 2472 у германцев), 1,9:1 в танках и самоходных артустановках (347 у КФ и 180 у германцев). Исключительно в авиации был паритет: 1:1, 175 истребителей и
225 бомбардировщиков у КФ, у германцев – 400 единиц. Более массивным инвентарем в руках Манштейна был VIII авиакорпус люфтваффе фон Рихтгофена, это было самое сильное соединение германских ВВС. Рихтгофен имел большой боевой опыт – ещё в Первую мировую войну одержал восемь воздушных побед и был награждён Стальным крестом 1-й степени, вел войну в Испании (начальник штаба, а потом командир легиона «Кондор»), участник Польской, Французской кампаний, Критской операции, участвовал в операции «Барбаросса» и «Тайфун» (пришествие на Москву). Не считая того, у германского командарма была свежайшая 22-я танковая дивизия под командованием генерал-майора Вильгельма фон Апеля. Дивизию сформировали в конце 1941 года на местности оккупированной части Франции, и она была «полнокровной». Танковая дивизия была вооружена чешскими лёгкими танками PzKpfw 38(t). К началу пришествия дивизию усилили 3 танковым батальоном (52 танка), не считая того в апреле часть получила 15-20 Т-3 и Т-4. Дивизия имела 4 мотопехотных батальона, два из их были обустроены БТР «Ганомаг» и противотанковый батальон (в нем были и САУ).

Манштейн имел инструменты для взлома обороны Крымского фронта и развития фуррора в виде авиационного корпуса и 22-й танковой дивизии. Танковая дивизия могла после прорыва фронта стремительно двигаться вперёд и уничтожать русские резервы, тылы, перехватывать коммуникации. Войска развития прорыва усилили моторизованной бригадой «Гродек», составленной из моторизованных соединений, участвовавших в наступательной операции частей. Командование Крымским фронтом — командующий КФ генерал-лейтенант Дмитрий Тимофеевич Козлов, члены Военного совета (дивизионный комиссар Ф. А. Шаманин и секретарь Крымского обкома ВКП(б) B. C. Булатов, начальник штаба генерал-майор П. П. Нескончаемый, представитель Ставки ВГК Л. З. Мехлис), располагало только танковыми подразделениями конкретной поддержки пехоты (танковые бригады и батальоны) и не сделало средств противодействия глубочайшему прорыву германцев – армейских подвижных групп в составе танковых, противотанковых, механизированных, кавалерийских соединений. Нужно учитывать и тот факт, что линия фронта была стопроцентно открыта для воздушной разведки, это была открытая степь. Немцы просто вскрывали позиции русских войск.

Планы русского командования, силы Крымского фронта

Русское командование, невзирая на то что задачки зимнего пришествия не были выполнены, не желало упускать инициативу, и не теряло надежд на изменение ситуации в свою пользу. 21 апреля 1942 года было образовано Главное командование Северо-Кавказским направлением во главе с маршалом Семёном Будённым. Будённому подчинили Крымский фронт, Севастопольский оборонительный район, Северо-Кавказский военный округ, Черноморский флот и Азовскую флотилию.

Крымский фронт занимал оборонительные позиции на достаточно узеньком Ак-Монайском перешейке шириной в 18-20 км. В состав фронта входили три армии: 44-я под командованием генерал-лейтенанта Степана Ивановича Черняка, 47-я генерал-майора Константина Степановича Колганова, 51-я армия генерал-лейтенанта Владимира Николаевича Львова. Всего в руководстве штаба КФ к началу мая числилось 16 стрелковых и 1 кавалерийская дивизии, 3 стрелковых, 4 танковых, 1 морская бригады, 4 отдельных танковых батальона, 9 артиллерийских полков РГК и др. соединения. Фронт в феврале – апреле 1942 года понёс серьёзные утраты, был в значимой мере обескровлен, измотан, не имел новых и массивных ударных соединений. В итоге КФ хотя и имел численное преимущество в людях, танках, орудиях и миномётах, но уступал в высококачественном плане.

Ещё больше уравнивало способности русского и германского командования асимметричное построение войск КФ. Позиции КФ делились на два неравномерно заполненных войсками отрезка. Южный участок от Кой-Айсана до берега Чёрного моря протяженностью около 8 км представлял приготовленные ещё в январе 1942 года русские оборонительные позиции. Их обороняли 276-я стрелковая, 63-я горнострелковая дивизии 44-й армии (А). Во 2-м эшелоне и резерве стояли 396-я, 404-я, 157-я стрелковые дивизии, 13-й мотострелковый полк, 56-я танковая бригада (на 8 мая – 7 КВ, 20 Т-26, 20 Т-60), 39-я танковая бригада (2 КВ, 1 Т-34, 18 Т-60), 126-й отдельный танковый батальон (51 Т-26), 124-й отдельный танковый батальон (20 Т-26). Северный участок от Кой-Айсана до Киета (приблизительно 16 км) выгибался на запад, нависая над Феодосией, которая по планам русского командования была первой целью пришествия. В этом выступе и конкретной близости к нему были собран

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,123 сек. | 11.28 МБ