Катынская катастрофа: исторические уроки

16 апреля 2012 года Европейский трибунал по правам человек вынесет окончательный вердикт по так именуемому Катынскому делу. Одна из польских радиостанций со ссылкой на адвоката истцов государя Каминьского докладывает, что заседание ЕСПЧ пройдет в открытой форме, а поэтому весь мир выяснит, в конце концов, об настоящей правде, касающейся Катыни. В принципе, можно в особенности даже и не гадать по поводу того, каким будет вердикт суда. Можно только полагать, какую мину он подложит под предстоящее развитие Русской Федерации и отношение к ней со стороны интернационального общества. Наша родина, кстати, на муниципальном уровне признает, что расстрел польских офицеров – дело рук военнослужащих НКВД, действовавших по приказу Сталина и Берии, о чем в свое время заявил даже Президент Медведев.

Катынская трагедия: исторические уроки

Сущность вопроса состоит в том, чтоб обвинить русские власти эталона 40-х годов в том, что по их указке на местности одной только Смоленской области было расстреляно по одним данным около 4,5 тыщ, а под другим — 20 тыщ польских военнослужащих. При всем этом если таковой вердикт будет принят (в чем уже можно не колебаться), то, как нередко бывает, вина автоматом перекочует и на современную Россию.

Напомним, что 1-ые дискуссии по поводу катастрофы в Катынском лесу, были заведены в 1943 году гитлеровскими оккупационными войсками. Тогда германские военнослужащие нашли (это слово можно было бы, в принципе, писать в кавычках) под Смоленском в районе Катыни и станции Гнездово общее захоронение польских (конкретно польских) офицеров. Эта новость здесь же была преподнесена как факт массового истребления польских узников представителями НКВД. При всем этом немцы заявили, что они провели тщательное расследование и установили, что расстрел состоялся весной 1940 года, что в очередной раз обосновывает «сталинский след» в данном деле. НКВД типо специально использовало для производства массовых казней пистолеты «Вальтер» и «Браунинг» с пулями германского производства «Геко», чтоб навести тень на «самую гуманную» в мире немецко-фашистскую армию. Русский Альянс, по понятным причинам, подверг все заключения германской комиссии полнейшей обструкции.

Но в 1944 году, когда русские войска вышыбли гитлеровцев с местности Смоленской области, и расследование по этому факту проводила уже Москва. Согласно выводам столичной комиссии, в состав которой входили публичные деятели, военные специалисты, доктора мед наук и даже представители духовенства, оказалось, что совместно с поляками в больших могилах Катынского леса покоятся тела к тому же нескольких сотен русских боец и офицеров. Русская комиссия указала на то, что убийства тыщ военнопленных были совершены гитлеровцами осенью 1941 года. Непременно, выводы русской комиссии 1944 года тоже нельзя принимать совершенно точно, но наша задачка – подойти к рассмотрению так именуемого катынского вопроса с беспристрастной точки зрения, основываясь на фактах, а не голословных обвинениях. У этой истории очень много подводных камешков, но стараться не обращать на их внимания, означает, пробовать отмежеваться от русской истории.

Точка зрения комиссии эталона 1944 года на Катынскую трагедию в Русском Союзе сохранялась в течение нескольких десятилетий, пока в 1990 году Миша Горбачев ни передал в руки польского президента Войцеха Ярузельского так именуемые «новые материалы» по Катынскому делу, после этого весь мир заговорил о грехах сталинизма в отношении польских офицеров. В чем все-таки заключались эти «новые материалы»? Они базировались на скрытых документах, которых типо подписывались И.В.Сталиным, Л.П.Берией и другими высокопоставленными муниципальными деятелями русского страны. Еще во время передачи этих документов в руки самого М.С.Горбачева специалисты гласили, чтоб тот не торопился делать выводов их этих материалов, так как прямых доказательств расстрелов поляков конкретно подразделениями НКВД эти документы не дают и нуждаются в проверке на подлинность. Но государь Горбачев не стал дожидаться окончания экспертизы документов и последующих выводов комиссии по этому непростому делу, и решил обнародовать «страшную тайну» о злодеяниях русского режима.

В связи с этим появляется 1-ая нестыковка, говорящая о том, что в Катынском вопросе очень рано ставить точку. Почему эти скрытые документы выплыли на поверхность конкретно в феврале 1990 года? А ведь их и ранее, как минимум два раза могли придать огласке.

1-ая огласка расстрела польских офицеров конкретно руками русских чекистов могла бы показаться еще во время проведения известного XX съезда ЦК КПСС, когда вышло развенчание культа личности И.В.Сталина со стороны Н.С.Хрущева. В принципе, в 1956 год Хрущев мог не только лишь осудить злодеяния Сталина на местности СССР, да и получить просто огромные внешнеполитические дивиденды на «раскрытии катынской тайны», ведь незадолго ранее комиссия южноамериканского Конгресса также занималась Катынским делом. Но Хрущев не пользовался таковой возможностью. Ну и мог ли пользоваться? Имелись ли эти «документы» в то время? А гласить о том, что он ничего не знал о реальной ситуации сначала 40-х с польскими военнопленными – наивно…

Огласка могла состояться и в исходный период пребывания у власти самого Горбачева, но, почему-либо не свершилась. Почему же она свершилась в феврале 1990 года? Может быть, секрет состоит в том, что все эти «новые материалы», о которых до 1990-го странноватым образом ничего не было понятно, были всего-навсего сфабрикованы, и такая планомерная фальсификация велась конкретно в конце 80-х годов, когда Русский Альянс уже взял курс на сближение с Западом. Необходимы были самые истинные «исторические бомбы».

Кстати, такая точка зрения может сколько угодно ставиться под колебание, но ведь есть результаты документационной экспертизы тех «новых материалов» Катынского дела. Оказалось, что документы, на которых имеются подписи Сталина и других лиц, требующих разглядеть дела польских военнопленных в особенном порядке, отпечатаны на одной пишущей машинки, а листы с итоговой подписью Берии – на другой. Не считая того, на одной из выписок итогового решения, принятого на заседании Политбюро ЦК ВКП (б) от марта 1940 года, странноватым образом оказалась печать с атрибутикой и заглавием КПСС. Удивительно, так как сама Компартия Русского Союза появилась только в 1952 году. О такового рода нестыковках заявляли и во время так именуемого Круглого стола по поводу Катынского вопроса, скооперировано в Госдуме в 2010 году.

Да и на этом нестыковки по Катынской катастрофы, в какой в ближайшее время лицезреют только очевидность вины служащих НКВД, не завершаются. В материалах дел, которые уже переданы польской стороне, а это более полусотни томов, есть несколько документов, которые ставят под колебание дату массового расстрела под Катынью – апрель-май 1940 года. Этими документами являются письма польских военнослужащих, которые были датированы летом и осенью 1941-го года – временем, когда на Смоленской земле уже хозяйничали гитлеровские войска.

Если поверить в то, что НКВД решило специально расстреливать поляков из германского орудия и германскими пулями, то зачем это вообщем необходимо было делать? Ведь в Москве же в то время еще никак не могли знать, что через год с маленьким фашистская Германия нападет на Русский Союз…

Германская комиссия, работавшая на месте катастрофы, установила, что руки расстрелянных были связаны особенными хлопчатобумажными шнурками германского производства. Все это опять-таки гласит о том, что прозорливые НКВД-шники уже тогда знали, что Германия нападет на СССР и, видимо, заказывали в Берлине не только лишь «Браунинги», но к тому же эти бечевки, чтоб навести тень на Германию.
Той же комиссией было найдено в братских (стихийных) могилах под Катынью огромное количество листвы, которая очевидно не могла осыпаться с деревьев в апреле, зато это косвенно подтверждает, что массовые убийства польских и русских военнопленных были бы совершены конкретно осенью 1941 года.

Выходит, что в Катынском деле есть огромное количество вопросов, которые до сего времени не находят конкретных ответов, если быть твердо уверенным в том, что расстрел – дело рук НКВД. Практически вся доказательная база, объявляющая виноватым Русский Альянс, строится на тех документах, подлинность которых очевидно вызывает колебание. Возникновение этих документов конкретно в 1990 году гласит только о том, что Катынское дело практически готовилось как очередной удар по целостности СССР, который на тот момен
т и без того испытывал колоссальные трудности.

Сейчас стоит обратиться к так именуемым показаниям свидетелей. В конце 30-х – начале 40—х на местности, располагающей в 400-500 метров от того места, где потом были произведены массовые расстрелы, размещалась так именуемая правительственная дача. По показаниям служащих этой дачи сюда обожали приезжать на отдых такие известные лица как Ворошилов, Каганович и Шверник. В документах, которые в 90-х «рассекретили», прямо говорится о том, что эти приезды имели место быть тогда, когда в лесу под Козьими Горами (прежнее заглавие Катыни) проходили массовые расстрелы польских офицеров. Выходит, что высокопоставленные бюрократы ехали отдыхать на место огромного кладбища… Они могли просто не знать о его существовании – резон, который тяжело принимать серьезно. Если расстрелы шли конкретно в апреле-мае 1940 года в конкретной близости от той правительственной дачи, то, выходит, что в НКВД решили нарушить незыблемую аннотацию о порядке расстрелов. В этой аннотации верно говорится, что массовые расстрелы должны выполняться в местах, расположенных не поближе 10 км от городов – в ночное время. А тут – в 400 м и даже не от городка, а от того места, куда политическая элита приехала порыбачить и подышать свежайшим воздухом. Трудно представить, как рыбачил Клим Ворошилов, когда в нескольких сотках метров от него работали бульдозеры, закапывая в землю тыщи трупов. При всем этом закапывали немного. Установлено, что тела неких расстрелянных были чуть присыпаны песком, а поэтому по лесу был должен распространяться адский запах бессчетных трупов. Вот так правительственная дача… Все это смотрится как-то не достаточно вразумительно, принимая во внимание основательность подхода НКВД к такового рода делам.

В 1991 году прошлый начальник управления НКВД П.Сопруненко заявлял, что в марте 1940-го в собственных руках держал бумагу с постановлением Политбюро за подписью Иосифа Сталина о расстреле польских офицеров. Это очередной повод усомниться в материалах дела, потому что доподлинно понятно, что товарищ Сопруненко никаким образом не мог держать в собственных руках таковой документ, так его возможности не распространялись так далековато. Трудно представить, что этот документ «дал ему подержать» сам Л.Берия в марте 1940 года, ведь всего в месяц до того был расстрелян арестованный экс-нарком внутренних дел Николай Ежов по обвинению в попытке совершения муниципального переворота. Неуж-то Берия ощущал себя так свободно, что мог расхаживать по кабинетам с скрытыми решениями Политбюро ЦК ВКП и давать их «подержать в руках» всем, кому пожелает… Доверчивые мысли…

Как гласит в комментах к собственной книжке «Тайна Катыни» Вячеслав Швед, фальсификация исторических материалов имела место в различные времена и в различных странах. Один из ярчайших примеров фальсификации в США – обвинение Освальда в том, что тот в одиночку решил уничтожить президента Кеннеди. Только более чем через 40 лет оказалось, что против Джона Кеннеди был спланирован многоступенчатый комплот с огромным числом действующих лиц.

Полностью может быть, что и Катынскую трагедию пробуют представить таким макаром, который выгоден определенным политическим кругам. Заместо того чтоб провести по-настоящему беспристрастное расследование и полное рассекречивание документальных данных, длится информационная война вокруг массового убийства польских и русских военнослужащих, которая наносит очередной удар по авторитету Рф.

В этой связи любопытно направить внимание на недавнешнее решение Тверского суда по иску Е.Я.Джугашвили, защищающего честь и достоинство собственного деда И.В.Джугашвили (Сталина), обвиненного в расстреле польских военнопленных. Внук Сталина просит от Госдумы убрать фразу из парламентского заявления о том, что катынский расстрел состоялся по прямому указанию И.В.Сталина. Замечу, что это уже 2-ой таковой иск к Госдуме со стороны внука Сталина (1-ый трибуналом был оставлен без ублажения).

Невзирая на то, что и 2-ой иск Тверской трибунал оставил без ублажения, решение его никак нельзя именовать конкретным. В собственном итоговом постановлении арбитр Федосова заявила, что «Сталин был одним из управляющих СССР в период Катынской катастрофы в сентябре 1941 года». Одними только этими словами Тверской трибунал, сам того очевидно не хотя, ухитрился выделить, что все документы по делу расстрелянных польских офицеров, – может быть, твердый фальсификат, который еще предстоит серьезн
о учить, а потом делать на его базе реальные независящие выводы. Это еще раз гласит о том, что какое бы решение ни принял ЕСПЧ, оно очевидно не будет опираться на все исторические факты той катастрофы, которая до сего времени вызывает противоречивые чувства.

Непременно, расстрел тыщ польских офицеров – это большущая государственная катастрофа Польши, и эту трагедию в Рф большая часть людей понимают и делят польскую скорбь. И в то же время нельзя забывать, что кроме польских офицеров в той большой войне сгинули 10-ки миллионов других людей, потомки которых тоже грезят о достойном отношении к памяти собственных погибших протцов со стороны страны и общественности. Можно сколько угодно муссировать Катынскую трагедию, но при всем этом не надо специально замалчивать о тыщах и тыщах других жертвах 2-ой Мировой войны, о том, как сейчас националистические движения интенсивно поднимают голову в Прибалтийских странах, к которым у Польши почему-либо очень теплое отношение. История, как понятно, не знает сослагательного наклонения, потому к истории необходимо относиться беспристрастно. На каждом историческом шаге развития хоть какого страны найдется очень спорный период, и если все эти исторические споры использовать в целях эскалации новых конфликтов, то это приведет к превосходной катастрофе, которая просто сомнет цивилизацию.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,121 сек. | 11.29 МБ