Китай и США: кому прибыльны слухи о войне

Китай и США: кому выгодны слухи о войнеВойна меж США и Китаем, естественно, может показаться кому-то делом очень неприятным… если только этот кто-то — не военный подрядчик. Даже не сама война, а только её угроза может быть достаточной предпосылкой для сотворения рабочих мест и прироста прибыли оборонной индустрии. В особенности если речь идёт о войне США и Китая, которую другие специалисты наметили на 2013 год.

Военный аналитик Эддисон Уиггин считает, что сама эта сумрачная тема связана с осознанием Вашингтона того обычного факта, что Китай просто реализует свою версию «доктрины Монро». Журналист припоминает, что обозначенная доктрина смотрится последующим образом: президент Джеймс Монро в 1823 году поставил европейские державы в известность, что, если они будут вмешиваться в какие бы то ни было южноамериканские дела, Соединённые Штаты положат этому конец. Эта декларация 1823 года была ориентирована против предстоящей колонизации частей американской местности европейскими странами. Заодно мистер Монро вроде бы признавал южноамериканское право на последующую самостоятельную экспансию. Планом Монро, подчёркивает журналист, было держать европейцев на дистанции — по способности далековато.

Что касается экспансии, то она с 1823 года распространилась далековато не только лишь на Одичавший Запад. Америкосы издавна ощущают себя как дома в Тихоокеанском бассейне. Здесь у США находится более 320.000 военнослужащих, в том числе 60% флота. Об этом докладывает Конн Хэллинэн, аналитик «Foreign Policy». Он показывает, что южноамериканские флаги развеваются над базами в Стране восходящего солнца, на Филиппинах, в Южной Корее, Малайзии, Таиланде, на Маршалловых островах, Гуаме и Уэйке. Флот США часто возникает неподалеку от побережья Китая, у самой-самой границы интернациональных вод.

Логично, пишет Эддисон Уиггин, что китайские фавориты лицезреют, что их «окружают».

Чэс Фримен, ветеран американской дипломатии, который был переводчиком президента Никсона во время его визита в «красный» Китай в 1972 году, пишет:

«Китай ясно отдал осознать, что он не будет мириться с опасностью собственной безопасности, которую представляет зарубежное военное присутствие у его ворот… Нет оснований полагать, что Китай станет несерьёзно относиться к этому — как-то не потому что отнеслись бы мы, когда бы столкнулись с такими же провокационными морскими и воздушными операциями вдоль собственных границ».

Китайцы сейчас говорят своё господство над спорными островами Сенкаку. «Китай лицезреет острова как часть собственного оборонительного периметра», — разъясняет Хэллинэн.

Китай ввёл в эксплуатацию собственный 1-ый авианосец, припоминает Уиггин. Он развивает программку стелс-истребителей J-20. КНР наращивает свои расходы на оборону на двузначные проценты каждый год в течение последнего десятилетия (вобщем, военный бюджет Пекина как и раньше составляет одну пятую от соответственных трат Вашингтон).

Разумная реакция США на всё это, продолжает журналист, могла бы выразиться приблизительно таким макаром:

«Эй, мужчины, Китай реализует свою доктрину Монро. Он желает быть ответственным в собственных делах. Меж тем, у нас — 16,4 трлн. $ долга. Чёрт возьми, мы должны 1,1 трлн. $ как раз Китаю. Почему мы всё поглубже погружаемся в долги, пытаясь сохранить 60% военно-морского флота в бассейне Тихого океана? Может быть, мы должны пересмотреть это аква южноамериканское дело?»

Но заместо этого, пишет создатель статьи, правительство США умножает свои усилия — и погружается всё поглубже.

Хиллари Клинтон одну из важных задач «американской государственности в течение последующего десятилетия» лицезреет в «существенном увеличении инвестиций — дипломатичных, экономических, стратегических и других в Азиатско-Тихоокеанском регионе». В военных кругах это именуют не по другому как «стержнем» новейшей американской политики. «Стержень» этот начал формироваться с размещением администрацией Обамы 2.500 американских боец на северном побережье Австралии. Военная индустрия США положительно отреагировала на это — и начала пускать слюнки.

В 2012 году Ассоциация аэрокос
мической индустрии опубликовала собственный годичный прогноз развития индустрии. Выяснилось, что США могут «прирасти» продажами самолётов, систем противоракетной обороны и других дорогостоящих видов вооружений. Китай и Северная Корея послужат теми региональными «источниками угроз», от которых будет «плясать» забота южноамериканского страны о «безопасности». Вице-президент нареченной организации, Фред Дауни, отрадно объявил, что «стержень» приведёт к подъёму и возникновению новых способностей роста для американской индустрии. Военные заказы американских союзников из Азии компенсируют спад, вызванный кризисом у «миролюбцев» из Европы. Уже в прошедшем финансовом году договоры купли-продажи со странами под эгидой Тихоокеанского командования США проявили рост сумм поставок на 5,4% (до 13,7 миллиардов. баксов).

Далее — больше.

Сми временами подпитывали публикациями тему «холодной войны» и вероятного вооружённого противоборства КНР и США. Но сейчас, в конце января 2013 года, данная тема из СМИ перешла в заявления американских политиков. Барак Обама открыто именовал Китай «соперником» и поручил профессионалам изучить степень ядерной опасности со стороны Пекина. Не считая того, США начали передислокацию собственного флота в АТР.

Предпосылки конфронтации аналитики Любовь Люлько и Наталья Синица лицезреют не только лишь в политике КНР, да и в экономике. Китай практически наступает на хвост Америке. Поднебесная — единственная страна в мире, способная в наиблежайшие годы бросить США сзади по объему ВВП (по оценкам неких профессионалов, это произойдёт через восемь лет). Соединённые Штаты сейчас переживают экономический спад, высочайший уровень безработицы и опасность «дефолта». Китай же, напротив, непреклонно растёт, искусственно поддерживая маленький курс юаня с целью стимулирования внутреннего производства и экспорта (что, заметим, разумно для экспортоориентированной страны). Не считая того, в последние годы, что никак не было потаенной для Вашингтона, Пекин интенсивно выводил южноамериканские баксы из собственных денежных резервов и инвестировал их в золото, сырьё и евро. Тенденция ясна: Китай больше не желает кредитовать США.

В Вашингтоне забили тревогу. Сначала там решили повлиять на Поднебесную через посредничество интернациональных институтов. Барак Обама подписал иск в ВТО, обвинив китайское правительство в том, что оно предоставляет субсидии китайским авто компаниям. Не считая того, южноамериканские законодатели практически признали Китай манипулятором в денежной паре юань-доллар. В ответ США ввели торговые тарифы на 20 китайских продуктов.

Но всё это представляется каким-то маленьким. И правда: никакой таковой поправки вроде «Джексона – Вэника» не видно даже на горизонте. Почему? А так как зависимость США от китайской экономики так высока, что путём введения таких санкций Соединённые Штаты убьют свою индустрия, которая в текущее время работает… в Китае.

Заодно двум большим державам мешает жить умиротворенно разница в политических системах: коммунизм-коллективизм против либеральной Америки с её поучительным геополитическим тоном. Дополнительно политические дела испортились после принятия в январе 2012 года новейшей американской военной доктрины, согласно которой основной областью военного присутствия США стал Азиатско-Тихоокеанский регион.

В конце концов, обострились дела меж Китаем и Японией из-за территориальных островных претензий, что может привести США к нелёгкому решению — вступать либо не вступать в военный конфликт на стороне собственного союзника.

То же самое можно сказать и в отношении Филиппин, с которыми у США есть контракт о совместной обороне. Китай играет своими мускулами, устроив военные учения в АТР (в том числе вместе с Россией), устраивает кибератаки против США. Китайцы выходят на улицы с беспримерными антияпонскими протестами. В ответ на это америкосы проводят свои учения, пробуют играть роль судьи в морских спорах меж Китаем и его соседями, вступают в соглашение о разработке баллистических ракет с Южной Кореей, делают военную базу в Австралии, и т. д., и т. п.

К чему это приводит?

Ситуация денек ото денька усугубляется, и США начали уже рассматривать вероятные сценарии войны с Китаем — и даже ядерный конфликт.

2 января 2013 года Барак Обама подписал закон о новейшей концепции государственной безопасности, где Стратегическому командованию США (STRATCOM) приказывается в период до 15 август

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,111 сек. | 12.6 МБ