Китай загубят западные технологии и дорогая рабочая сила

На «Финмаркете» со ссылкой на агентство «Bloomberg» был размещен новый прогноз экономиста Китайской академии соц наук Юаня Ганмина, касающийся грустного положения китайской экономики.

Китайский прогнозист считает, что спад темпов роста экономики его родной страны, вероятнее всего, окажется куда более длительным, чем во время денежного кризиса 2008 года. Посреди обстоятельств спада роста именуются ухудшение спроса на наружных рынках (добавим от себя: сначала в странах ЕС, где свирепствует кризис, в т. ч. долговой. ЕС — более большой потребитель китайского ширпотреба и иной продукции) и ограниченные объёмы кредитования малого бизнеса в Поднебесной.

Рост экономики КНР может замедлиться девятый квартал попорядку и дойти до уровня ниже 7% в первом квартале 2013 года.

Китай погубят западные технологии и дорогая рабочая сила

По воззрению Юаня Ганмина, ожидающийся длинный спад побудит новых фаворитов коммунистической партии Китая (имена их будут названы в сегодняшнем году) расширить перечень стимулирующих мер: ведь активность производства в КНР падает одиннадцатый месяц, а Центробанк сосредоточен на контроле темпов инфляции — во вред росту экономики.

Меж тем глава Муниципального комитета КНР по развитию и реформе Жанг Пинг убеждает широкую публику, что экономика Китая в порядке, и даже несчастный «пузырь» на рынке недвижимости медлительно сдувается. «Государственная политика в области экономики в ближайшее время была очень действенной. Состояние экономики стабилизировалось, и начался неспешный рост. Размер спекулятивных инвестиций сократился, потому что правительству удалось воздействовать на рынок недвижимости», — произнес Жанг Пинг.

Но во 2-м квартале экономика Китая выросла всего на 7,6% по сопоставлению с аналогичным периодом прошедшего года: приведённая динамика роста — самая низкая за три последних года. В текущем году китайская экономика должна вырасти на 8% (муниципальный прогноз), что окажется самым слабеньким показателем, начиная с 1999 г.

С целью стимуляции экономического роста Пекин прирастил инвестиции в инфраструктурные проекты, уменьшил объём неотклонимых банковских резервов и снизил учётную ставку на 150 пт.

Но меры по стимулированию попали под шквал критики опытных китайских экономистов.

У Цзинлянь, старший научный сотрудник Центра исследовательских работ и развития при Госсовете КНР, считает, что программка китайских властей по экономическому стимулированию не просто плоха, но невыполнима. По его воззрению, данная программка будет иметь тяжёлые последствия. Кстати, 82-летний У Цзинлянь известен тем, что открыто выражает свои взоры, и китайские СМИ именуют его «экономистом с самой незапятанной совестью».

Китайская программка экономического стимулирования — это пакет вкладывательных антикризисных мер. В 2008 году, когда грянул денежный кризис, КНР инвестировала 586 миллиардов. долл. муниципальных средств в развитие инфраструктуры, здравоохранения, образования, строительство дешёвого жилища и др. Некие экономисты критиковали правительство КНР за такие масштабные меры — из-за «подводных камней».

У Цзинлянь отметил, что органы местного самоуправления представили вкладывательные проекты на сумму 2,7 трлн. долл. Вопрос не только лишь в проектах, да и в том, откуда взять эти большие средства.

В качестве 1-го из нерациональных примеров экономист привёл проект, составленный в одной из китайских провинций. Согласно проекту, при его внедрении ВВП в следующие годы будет иметь рост в 14-15%. Но, и сумма инвестиций каждый год будет возрастать. В 2011 году уровень инвестиций в этой провинции составлял 89% от ВВП, а за 1-ое полугодие этого года достигнул уже 120% местного ВВП.

Если инвестиции превосходят ВВП и, не достаточно того, вырастают и далее, проект не просто убыточен, он сулит огромные убытки и в дальнейшем.

Муниципальная панацея против нерациональных либо прямо убыточных проектов в Китае известна (кое-чем она очень смахивает на русское экономическое лечущее средство). На стимулирование экономики китайское правительство собирается растрачивать экономный профиц
ит. На Глобальном экономическом форуме в Тяньцзине премьер-министр Китая Вэнь Цзябао заявил, что к концу июля профицит составлял 1 трлн. юаней ($158 миллиардов.), и его можно использовать для стабилизации экономического роста.

Независящий аналитик Ху Саймэн предупреждает: КПК идёт в тупиковом направлении, пытаясь при помощи экономического роста поддерживать легитимность правления. Итог будет противоположен тому, чего партия желает достигнуть.

Популистские меры, добавим от себя, на которые будет израсходован профицит, могут повлиять на экономический рост, но в короткосрочной перспективе, а заодно могут послужить краткосрочному укреплению позиций компартии. В длительной же перспективе это приведёт к «замораживанию» инерционной политики правительства — и при сохранении малого уровня внутреннего употребления в КНР и упадке западных экономик вызовет стагнацию, а потом и спад.

Плохо на ситуацию оказывает влияние и достаточно брутальная наружняя политика КНР. Один из примеров — это спор по поводу островов Сенкаку с Японией. Как заявил не так давно Шен Данянг, пресс-секретарь министерства денег, спор об островах плохо воздействует на торговлю с Японией. КНР стала наикрупнейшим рынком для японского экспорта в 2011 году, а Япония оказалась четвёртым по величине рынком для китайского экспорта. А что сегодня? Японские инвестиции в Китай возросли всего на 16,2% за 8 месяцев 2012 года по сопоставлению с аналогичным периодом 2011-го, а ведь в прошедшем году показатель за аналогичный период показал 50-процентный рост. Что касается инвестиций Китая в Японию, то в январе-августе 2012 года они свалились на 11,1%.

Иноземцы уже не считают китайский рынок очень симпатичным для вложения капиталов. «Падение притока зарубежных инвестиций ухудшит текущее замедление экономического роста страны», — гласит Джой Ян, главный экономист «Mirae Asset Securities». Он считает, что власти Китая должны сделать шаги для поддержания роста экономики, включая конкретно меры по стимулированию внутренних инвестиций и употребления.

Кроме падения спроса в Западной Европе и США вследствие денежного кризиса, подняться Китаю мешает и жёсткая возрастающая конкурентность в Юго-Восточной Азии, а заодно и в неких странах Африки, куда тоже перемещается создание.

Начальник аналитического отдела ИК «Трейд-портал» Алексей Рыбаков показывает, что в регионе Китай поджимают Индонезия, Бангладеш и Вьетнам. Прибыль промышленных компаний Китая падает уже четвёртый месяц попорядку. В июле 2012 года доходы сократились на 5,4% к аналогичному периоду год назад, в июне падение составило 1,7%, а в мае прибыли сократились на 5,3% (год к году). У зарубежных компаний, припоминает аналитик, прибыльность операций тоже понижается — из-за раз в год возрастающей себестоимости. Дорожает в Китае всё: рабочая сила, сырьё, материалы. И это происходит на фоне слабеющего мирового спроса.

Ну, а если рабочая сила в Китае дорожает так, что создание покидает Поднебесную, в наиблежайшие 10-20 лет, когда стоимость рабочих рук подымается и у китайских соперников, мир может возвратиться к прежней модели хозяйствования, куда более направленной на внутренний спрос, ежели на наружный (если не вести речь об экспорте сырья, которого в недрах планетки тоже не на 200 лет).

Экономисты Deutsche Bank и PWC убеждены в том, что рассредотачивание экономических весов скоро стабилизируется: мир вернётся к той структуре экономики, которая властвовала до промышленной революции.

Это мировоззрение органично дополняет другое. Создатель его, по-видимому, негативно относится к «копирующей» экономике Китая.

Джордж Магнус, старший экономический советник UBS, определил собственное определение «азиатского чуда»: эти страны, по его воззрению, двигаются «назад в будущее». Запад, стало быть, идёт лицом вперёд, а китайцы — тоже вперёд, но задницей. И оттого скоро они кое-где споткнутся.

Пока, гласит товарищ Магнус, мир разделён на две части: Азия растёт стремительно, а вот страны Запада замедляются. Но это — быстро. Главный риск для государств АТР и в особенности для Китая — развитие новых технологий на Западе. Технологический прогресс в один прекрасный момент привёл к резвому прогрессу Запада, и велика возможность, что это повторится вновь.

Есть несколько сверхтехнологичных направлений, по которым, как считает Магнус, китайцы не догонят Запад: 1) продукты, меняющ
ие жизнь (телефоны, планшеты); 2) новые промышленные технологии (прорывные технологии недалёкого грядущего — вроде 3D-принтеров); 3) сланцевая революция (дешёвое сырье, которое США получили благодаря революции в добыче сланцевых газа и нефти; от этого должны выиграть хим и строй компании).

Страны Азии неизбежно проиграют в новейшей технологической борьбе. В особенности тут пострадает Китай, вовлечённый в сложную глобальную цепочку глобальных поставок. Разрушение имеющихся сложных цепочек — один из основных длительных рисков для КНР.

В подтверждение аналитик приводит последующие факты. Энтузиазм компаний к Китаю сходит на нет — как по мере развития больших технологий, так и из-за неизменного удорожания китайских трудовых ресурсов. Современный пример: тайваньская компания «Foxconn», собирающая в Китае технику для «Apple», «Sony» и «Nokia», заявила, что в наиблежайшие три года планирует установить миллион ботов на собственных производствах.

Таким макаром, скоро у компаний вообщем не будет нужды организовывать сборочные производства в Китае и потом тратиться на их доставку в свою страну.

В китайских портах всё это уже отлично сообразили.

Жуй Ченкан, ведущий и экономический обозреватель центрального телевидения КНР, 1 сентября написал в микроблоге: «Экономика продолжает идти вниз. Индекс деловой активности PMI достигнул нового минимума 49,2%, ниже критичной полосы. PMI сталелитейной индустрии составил 40%, что является самым низким за 4 года. Существенно сократились портовые операции в дельте Жемчужной реки. Это гласит об ослаблении производства. Таможенные операции сократились на 30%. Существенно ухудшился бизнес в области грузовых перевозок. У тыщ грузоперевозчиков просто нет работы. На портовом терминале Чжуншань две третьих контейнеров — пустые».

А генеральный директор «Beijing Sunway Imp. & Exp. Co., Ltd.», большой пекинской экспортно-импортной компании, сказал, что в порту Циньхуандао накопились горы угля, который некуда девать и что «такого никогда не было с момента основания КНР».

Итак, в последнее время Китаю предстоит жёстко соперничать с соседями, которые желают урвать собственный кусочек в мировой экономике. Также Поднебесной придётся дать ответ на технологические вызовы Запада. Специалисты колеблются, что КНР — страна сборочных и копирующих производств — в состоянии выйти на передовые рубежи прогресса, а, стало быть, в конкурентноспособной битве китайцы уступят США и Европе. Спустя пару десятилетий либо чуток позже, когда о китайском «экономическом чуде» забудут, мир вернётся к прежней, наименее открытой экономической модели хозяйствования, которая будет связана с сверхтехнологичным механизированным процессом производства. Правда, экономисты ничего не молвят о том, что безработица в странах Запада остается прежней: ведь создавать продукцию с этого момента станут боты, а не люди (собирать ботов, наверняка, тоже будут боты, а далее см. кинофильм «Терминатор», в гл. роли — А. Шварценеггер). Вобщем, ослабление «азиатской» зависимости и возвращение больших производств домой будет уже большой экономической и геополитической победой Запада над Китаем.

Обозревал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,112 сек. | 12.62 МБ