Особенности психической деятельности человека

Особенности психической деятельности человека и ее морфологический субстрат. Особенно существенные сдвиги в психике возникают с переходом к общественно-историческим формам существования человека, сопровождающимся мощным развитием наиболее сложных отделов коры головного мозга. В условиях общественного существования с употреблением орудий, разделением труда и возникновением языка появляются новые формы психики, которые не имеют непосредственного биологического характера и определяются возникающими в процессе труда и общения сложными социальными потребностями и стимулами. Элементарные инстинктивные формы психики оттесняются на задний план. Ведущее место начинают занимать социально сформированные виды поведения, в основе которых лежат общественные мотивы и которые получают свой смысл только в деятельности всего коллектива (например, изготовление орудий, применяемых другими людьми).
Огромное значение в регуляции психической деятельности приобретает язык, который создает «вторую сигнальную систему действительности» (И. П. Павлов), позволяя обобщать непосредственно воспринимаемые раздражители, систематизировать их соответственно опыту поколений и передавать этот общечеловеческий опыт отдельным индивидам. Усвоение общечеловеческого опыта, осуществляемого на основе языка, становится мощным фактором развития новых форм психики. Обладая речью, человек оказывается в состоянии не только глубже отражать воздействия внешнего мира, но и вырабатывать и сохранять сложнейшие программы поведения, формулировать намерения, сличать выполняемое действие с исходным намерением, корригировать свои ошибки и осуществлять таким образом сознательное поведение. Вместе с тем возникновение речи существенно изменяет всю психику, создавая основу для наиболее сложных форм осмысленного восприятия, активного внимания, произвольного запоминания и логического мышления, формируя высшие психические функции человека и приводя к развитию наиболее сложных форм эмоциональных переживаний личности (см. Эмоции).
Столь сложное строение сознательных форм психики опирается на работу высокодифференцированных аппаратов коры головного мозга (см.) человека, сохраняющих постоянную связь с ближайшей подкоркой (см. Базальные узлы, Головной мозг, Подкорковые функции). Разные отделы коры играют неодинаковую роль в обеспечении сложных форм поведения. Задние отделы коры, включающие центральные отделы экстероцептивных анализаторов (слухового, зрительного, кожно-кинестетического, вестибулярного), и зоны их перекрытия позволяют получать информацию, доходящую из внешнего мира, анализировать ее и обеспечивать возникновение наиболее сложных форм пространственных и временных синтезов, составляющих необходимую основу познавательной деятельности. В отличие от этого, передние отделы коры головного мозга, надстроенные над корковыми отделами двигательного анализатора, дают возможность учитывать эту информацию, приводить ее в соответствие с потребностями организма и на основе этого обеспечивать динамику психической деятельности — создавать программы необходимых действий, сохранять намерения и сличать реально выполненные действия с исходными задачами, обеспечивая тем самым регуляцию и контроль действия. Особую функцию несут медиобазальные отделы коры, включающие наиболее древние образования гиппокампа и лимбической области и стоящие в особенно тесной связи с гипоталамической областью и ретикулярной формацией. Связывая высшие отделы коры больших полушарий с нижележащими образованиями, эти отделы коры обеспечивают изменения тонуса коры, длительное сохранение следов возбуждения и принимают непосредственное участие в регуляции процессов, лежащих в основе элементарных форм влечений и эмоциональной жизни (см. Мотивации).
Существенное место в учении о психике занимает изучение ощущений и восприятий (см. Анализаторы). Отдельные виды ощущений (зрительные, слуховые, осязательные) редко функционируют изолированно. Обычно они объединяются, и только такая совместная работа анализаторов может обеспечить создание адекватных субъективных образов объективного мира.
Психика не исчерпывается процессами получения, переработки и сохранения информации, поступающей от внешнего мира и составляющей основу познавательной деятельности. Второй ее существенной стороной является регуляция поведения соответственно известным программам. В отличие от животных, психика человека направляется не столько врожденными биологическими влечениями, сколько несравненно более сложными, социальными по своему происхождению, сознательными потребностями и мотивами. Эти потребности и мотивы определяют намерения человека и составляют основу тех программ поведения, которые человек реализует в своей практической деятельности. Во всех этих процессах программирования действия и контроля за его результатами принимает ближайшее участие внешняя и внутренняя речь, формулирующая намерение и облегчающая сличение эффекта действия с исходной программой.
Существенной стороной психики являются процессы эмоциональной жизни. Они имеют свою основу в подкорковых образованиях, связанных с элементарными влечениями, но у человека принимают несравненно более сложный характер.
Все эмоциональные процессы человека, принимающие характер сложных переживаний, настроений и чувств, следует рассматривать в тесной связи с его интеллектуальной, целенаправленной, программированной деятельностью, исходящей из сложных социально сформированных намерений. Как правило, соответствие выполненного действия с исходным намерением вызывает положительные эмоции, несоответствие их — отрицательные эмоции, которые устраняются лишь тогда, когда такое согласование достигается. Сложный характер потребностей и намерений человека, формирующийся в процессе его воспитания, и составляет основу той богатой эмоциональной жизни, которой отличается психическая деятельность человека.
Описанные формы психической деятельности, связанные с работой коры головного мозга, требуют поддержания на соответствующем уровне тонуса коры, который может обеспечить бодрствующее сознание (см.) и избирательное, дифференцированное протекание психических процессов. При снижении тонуса коры такая дифференцированность психической деятельности нарушается, системы избирательных связей распадаются и заменяются неизбирательными, диффузными связями. Есть много оснований полагать, что тонус коры, необходимый для полноценной психической деятельности и снижающийся в описанных состояниях, связан с работой подкорковых образований и, в частности, с ретикулярной формацией (см.).
Сознание человека не всегда может носить черты той высокой организации, которой характеризуется бодрствующее состояние коры. Для состояния сниженного сознания характерны иные особенности, чем для ясного, бодрствующего сознания: ассоциативная деятельность носит здесь менее четкий характер, связи теряют свою избирательность, подвижность, легко возникают побочные связи. Все это характеризует как те психические процессы, которые не включены в систему активного бодрствующего поведения и носят «субсенсорный характер», так и те сновидные состояния, которые проявляются в сновидениях (см. Сон). Нарушение сознательной психики может возникнуть и при некоторых состояниях коры головного мозга, вызванных активным торможением. Примером этого может служить активное торможение травмирующих человека или неприемлемых для него переживаний и связанное с этим вытеснение этих переживаний, составляющих содержание бессознательного. Этот процесс может иметь существенное значение для возникновения неврозов (см.).

Сложные формы психики являются не только результатом филогенетического развития (см. Филогенез). Они формируются и в онтогенезе (см.), в прямой связи с созреванием аппаратов ЦНС (в первую очередь наиболее сложных отделов коры) и развитием высшей нервной деятельности, которая с возрастом принимает все более дифференцированный характер. Однако формирование психики ребенка не сводится к этим факторам. Оно существенно зависит от форм взаимоотношений ребенка с окружающей его средой. Так, в младенчестве поведение в существенном сводится к проявлениям наиболее элементарных инстинктивных форм психической деятельности (акт сосания), характеризуется преобладанием неполного бодрствования и основное место в нем занимает формирование наиболее элементарных рецепторных и двигательных актов. В преддошкольном возрасте формируются ходьба и речь, существенно расширяющие ориентировку ребенка в окружающем мире. В дошкольном возрасте психика еще более усложняется; с развитием речи и отношений ребенка к взрослым решающее значение для развития воображения ребенка и формирования сложных видов регуляции его поведения имеет игра. В школьном возрасте такое ведущее место занимает организованное учение, приводящее к усвоению систематизированного общечеловеческого опыта и играющее существенную роль в формировании отвлеченного мышления и характера ребенка. Формирование психики завершается в юношеском возрасте, когда складывается мировоззрение, развиваются сложные формы трудовой деятельности и возникают новые, более сложные виды эмоциональной жизни, формирующиеся под влиянием взаимоотношений с коллективом и развития сложных познавательных процессов.
Таким образом, если на ранних этапах развития ребенка элементарные формы непосредственной ориентировки в окружающем мире и наглядного отражения внешней среды являются той базой, на которой формируется психика ребенка, то на дальнейших этапах развития личности такая ведущая роль переходит к наиболее сложным функциональным образованиям, в частности к системе внешней и внутренней речи, позволяющей усвоить общечеловеческий опыт и обеспечивающей процессы отвлечения и обобщения. Именно под влиянием сложных форм общения ребенка со взрослыми и развития речи формируются высшие психические функции (смысловое восприятие, произвольное внимание, активное запоминание) и складываются отвлеченное мышление, произвольное волевое поведение и сложные формы эмоциональных переживаний.
В связи с особенностями развития психики и тем, что на тех или иных этапах развития психики ведущую роль играют разные функции, патологические процессы, влияющие на одни и те же мозговые образования, могут в разном возрасте приводить к неодинаковым следствиям и вызывать различные формы нарушений. Так, нарушение процессов наглядного восприятия в раннем детстве может привести к глубокой общей задержке психического развития ребенка, в то время как такое же нарушение в зрелом возрасте приводит лишь к относительно частным дефектам, в известных пределах компенсируемым речью и мышлением. Наоборот, нарушение сложных форм речевой деятельности и ее программирующей роли может не оказывать существенного влияния на поведение ребенка в раннем возрасте, но приводит в зрелом возрасте к глубокому нарушению всех высших психических функций, которые зависят от ее сохранности. Поэтому изучение основных законов развития психики в детском возрасте имеет большое значение для понимания патологии психических процессов и, в частности, для детской психиатрии.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 47 | 0,115 сек. | 12.45 МБ