Особенности раны и раневого процесса при огнестрельных ранениях

Огнестрельные раны наносятся разнообразными ранящими снарядами: первичными (пуля, осколок снаряда и т. д.) и вторичными (камни, куски дерева, стекла и другие предметы, отброшенные взрывом). Роль ранящего снаряда могут играть и сами взрывные газы. Характер огнестрельной раны зависит от живой силы ранящего снаряда, его формы и от вида тканей, которые он поражает. Живая сила (сила удара) тем значительнее, чем больше масса снаряда и его скорость в момент попадания в ткани. При большой живой силе ранящий снаряд действует не только на ткани, лежащие на его пути; его действие распространяется и широко в стороны. Этот «боковой удар» вызывает повреждение, выходящее далеко за пределы стенок раневого канала. Вокруг последнего образуется зона первичного травматического некроза, в свою очередь окруженная зоной молекулярного сотрясения, в которой ткани, не полностью утрачивая жизнеспособность, приходят в состояние некробиоза и становятся особенно чувствительными к действию факторов, способных вызвать их гибель. Центральная часть этой зоны вскоре подвергается вторичному некрозу (так называемая зона резерва некроза). В периферической части нарушение жизнедеятельности тканей вызывает задержку и ослабление демаркационного процесса. В случае развития инфекции некроз может распространиться на всю зону молекулярного сотрясения, а затем выйти далеко за ее пределы.
Наличие зоны сотрясения отличает огнестрельные раны от ран с большой зоной повреждения, имеющих другое происхождение. Ружейно-пулеметная пуля на расстоянии 1000 м поражает с живой силой около 80 кг/м, нанося раны с обширными изменениями в окружающих тканях. С уменьшением дистанции ее разрушающее действие возрастает, с увеличением расстояния — снижается по мере уменьшения скорости пули. В ранах, нанесенных из мелкокалиберного оружия или с очень больших расстояний (2000—3000 м), зона первичного некроза и зона сотрясения могут быть незначительными. Дробь из гладкоствольного ружья причиняет очень тяжелые разрушения только при выстреле в упор. Осколки снарядов и авиабомб обладают огромной начальной скоростью (2000—3000 м/сек) и нередко очень значительной массой; раны, нанесенные ими с близких дистанций, характеризуются особенно обширными изменениями в окружности. Но осколки в полете быстро утрачивают скорость; тогда в зависимости от размеров и формы осколка он может нанести рваную либо ушибленную рану без выраженной зоны сотрясения тканей или рассечь (либо проколоть) ткани, не вызывая даже заметного первичного травматического некроза по типу рубленой или колотой раны. Очень мелкие осколки и отдельные дробины также чаще наносят раны, простые по характеру.
При одной и той же живой силе ранящий снаряд тем сильнее действует на окружающие ткани, чем он больше, чем сложнее его форма и, следовательно, чем неправильнее его движение. Влияние этих факторов особенно велико при осколочных ранениях, но и разрушения, причиняемые пулей, увеличиваются, если она деформирована (например, при рикошете), ударяет боком или кувыркается в раневом канале. Тяжелые раны наносятся разрывными (экспансивными) пулями (например, с удаленной на кончике оболочкой, так называемый дум-дум), легко деформирующимися при ударе даже о мягкие ткани.
Так же действуют пули, которым сознательно придана неправильная форма, заставляющая их кувыркаться в полете. Это снижает дальнобойность оружия и меткость выстрелов на больших расстояниях, но при попадании такая пуля причиняет очень обширные местные разрушения и вызывает резкие шоковые расстройства.
Вторичные снаряды редко обладают большой живой силой, и в нанесенных ими ранах зона молекулярного сотрясения обычно отсутствует. Ранения, вызванные самим взрывом (например, разрыв противопехотной мины под стопой), сопровождаются особо обширным размозжением тканей, травматическими ампутациями, скальпированием.
Разрушения тканей при прочих равных условиях прямо пропорциональны сопротивлению, которое ткани оказывают внедряющемуся снаряду. Изменения в тканях наиболее обширны при костных ранениях, несколько меньше — при ранениях тканей и органов, богатых жидкостью (печень, вещество мозга, мышцы и т. д.), наименьшие — в эластических тканях (легкое, клетчатка).
В связи с этими особенностями огнестрельных ран инфекция возникает в них чаще, чем в ранах любого другого происхождения. Этому способствует также наличие в раневом канале инородных тел, причем не только самих пуль или осколков, но и частей одежды, белья, обуви и т. п. или волос, увлеченных ранящим снарядом в ткани. Эти «вторичные» инородные тела часто имеются в ранах и при сквозных огнестрельных ранениях и всегда значительно загрязнены микробами. Большая частота инфицирования огнестрельных ран связана и с нередкими при них нарушениями общего состояния организма (кровопотеря, шок). В боевой обстановке на ход раневого процесса могут повлиять также утомление, недоедание, нарушения покоя раневых тканей, массивное вторичное загрязнение раны (при падении раненого в грязь) и т. п. Играют роль и трудности своевременного выполнения лечебных мероприятий, могущих предупредить переход бактериального загрязнения в инфекцию раны.
Огнестрельные раны, не подвергшиеся инфекции, заживают чаще вторичным натяжением, причем их биологическое очищение совершается обычно медленнее, чем при иных ранениях. Заживление per primam возможно при мелкооскольчатых ранениях, а иногда и при пулевых (особенно из пистолетов и другого малокалиберного оружия), если они сопровождаются минимальными изменениями по ходу раневого канала и рана не содержит вторичных инородных тел.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 67 | 0,454 сек. | 12.51 МБ