Князь Дмитрий Пожарский: из рода комбатов

Князь Дмитрий Пожарский: из рода комбатовИмя Дмитрия Михайловича Пожарского, 1-го из возлюбленных героев российского народа, притягивает к для себя не только лишь добрые слова потомков, да и различного рода пробы сотворения «черных мифов» о его деятельности. К огорчению, в современных СМИ и даже в научно-популярной литературе любители беспочвенной сенсационности до сего времени не перевелись. Более того, введение муниципального праздничка 4 ноября, прямо связанного с освобождением Москвы земцами Пожарского и Минина, активизировало мифотворцев. То появляется легенда о том, что Наша родина не увидела либо не оценила его службы, из чего следует вопрос: а значительны ли были реальные награды? То Дмитрию Михайловичу ставят в вину отсутствие воинских талантов. То еще чего-нибудть новенькое в том же роде…

Чтоб осознать, до какой степени столичное правительство при юном царе Мише Федоровиче ценило награды князя Пожарского, нужно посмотреть на 1-ые ступени в его карьере, найти, с чего он начинал и кем стал.

Дмитрий Михайлович родился в 1578 году, и о детстве и юности его практически ничего не понятно. Он принадлежал к роду, не относившемуся к числу в особенности авторитетных и богатых, да и не захудалому. Пожарские были Рюриковичами, происходили из старого семейства Стародубских князей. Более того, они являлись старшей ветвью Стародубского княжеского дома; правда, сам Дмитрий Михайлович происходил от 1-го из младших колен. Он носил родовое прозвище «Немой», унаследовав его от деда, Федора Ивановича. Это прозвище князь Дмитрий передаст и своим сыновьям, Петру и Ивану I. Как видно, в этой отрасли разветвленного семейства ценили молчунов…

В XVI веке род Пожарских пришел в упадок, растерял древние вотчины. Младшие ветки Стародубского княжеского дома — Палецкие, Ромодановские, Татевы, Хилковы — обошли Пожарских по службе. Такое «захудание» приключилось от их относительной бедности, а еще того больше — от опал, наложенных при Иване IV. Данный факт обнародовал еще Л.М.Савелов, превосходный дореволюционный спец в области генеалогии.

В те времена показателем высочайшего положения хоть какого аристократического рода были предназначения его представителей воеводами в полки и крепости, наместниками в городка, пребывание на наилучших придворных должностях, также в Боярской думе. Для того, чтоб попасть в Думу, требовалось получить от сударя чин думного дворянина, окольничего либо вельможи. В протяжении XVI столетия 10-ки аристократических родов добивались «думных» чинов, сотки — воеводских.

Но у Пожарских ничего этого не было. Их назначали на службы более малого уровня — не воевод, а «голов» (средний офицерский чин), не наместников, а городничих (тоже рангом пониже). Если переводить служебные заслуги родни Дмитрия Михайловича в современные определения, то получится, что семейство его давало Рф военачальников уровня комбата. Многие из их в различное время погибли за отечество. Не вышли они ни в бояре, ни в окольничие, ни даже в думные дворяне, невзирая на знатность. И когда кого-либо из их судьба поднимала на чуток более высшую ступень — к примеру, на наместническую, то он гордился таковой службою, хотя она могла проходить где-нибудь на далекой окраине державы, в Вятских землях. Никак не исправилось положение рода при отпрыску Ивана IV — царе Федоре Ивановиче.

Чуток более видное положение родня Дмитрия Михайловича заняла при царе Борисе Федоровиче. Пожарские набрались смелости и даже начали вступать в местнические тяжбы — с князьями Гвоздевыми и Лыковыми. Удалось возвратить кое-что из родовых вотчин.

Как и все дворяне, либо, словами тех пор, «служилые люди по отечеству», Дмитрий Михайлович с юности и до самой погибели должен был служить величавому сударю столичному. Начал службу он с маленьких чинов как раз при царе Федоре Ивановиче (1584-1598 гг.). Потом его приветил последующий российский сударь — Борис Годунов (1598-1605 гг.). Как тогда гласили, юный Пожарский и его мама Мария были у царя «в приближении». Мария Пожарская заняла видное место в свите царевны Ксюши — дочери царя Бориса. Энергичная мама содействовала продвижению отпрыска. Позже Пожарского поняла опала, отдаление от престола и переход на рядовые армейские службы. Все эти перипетии в с
удьбе малозначительного и невлиятельного рода остались малозаметными событиями для современников. Государев двор тех пор включал в себя неограниченное количество титулованной знати, куда выше знатностью и влиятельнее Пожарских.

В Смутное время князь Дмитрий Михайлович вступил с приобретенным при Борисе Годунове чином стряпчего либо, может быть, стольника, уступавшим по значимости после вельможи и окольничего. Если грубо перевести на язык современных воинских званий, стольник представлял собой нечто среднее меж полковником и генерал-майором. Карьера по тем временам не плохая, лучше, чем у большинства протцов, но без особого блеска. Ни в Боярской думе, ни в воеводах он не бывал, наместничества не получал.

Зато в смутные годы он стал одной из самых приметных фигур Столичного страны. При Василии Шуйском (1606-1610 гг.) Пожарский наконец выбился на воеводскую должность. По современным понятиям — вышел в генералы. Он интенсивно ведет боевые деяния, защищая столицу от польско-литовских шаек и российских бунтовщиков. Под Коломной (1608 г.) Дмитрий Михайлович производит в ночное время быстрое нападение на лагерь неприятельского войска. Противник разбегается, в панике бросив армейскую казну. Дмитрий Михайлович указывает себя опытным и решительным полководцем, он заработал увеличение по службе добросовестным воинским трудом.

Вот тогда, в разгар Смуты, самым естественным образом проявляется воинское дарование Пожарского. Начав с коломенского фуррора, проследим главные факты в его боевой карьере.

Годом позднее князь разбил в жестоком сражении отряд мятежника Салькова. Превосходный дореволюционный историк Иван Егорович Забелин докладывает, что Пожарский за награды перед престолом награжден был новыми землями, а в жалованной грамоте, посреди остального, говорилось: «…против противников стоял прочно и мужественно и многую службу и дородство показал, голод и во всем оскуденье… вытерпел почти все время, а на воровскую красота и смуту ни на которую не позарился, стоял в твердости разума собственного прочно и неколебимо, безо всякия шатости…»

В 1610 г., будучи на воеводстве в Зарайске, Дмитрий Михайлович отдал отпор буйной массе изменников, желавших сдать город одному из Лжедмитриев. Запершись в массивном каменном кремле и не пустив туда стихию измены, Пожарский выстоял, а позже заставил бунтовщиков к покорности.

Российская служилая знать, решив править государством без помощи других, дала царя Василия Шуйского полякам, а потом и самих интервентов пригласила в Москву. Это было ужасное, невыносимое унижение для Рф. В южные городка на помощь новейшей власти призваны были украинские казаки. Против их поднялись Пожарский и авторитетный рязанец Прокопий Ляпунов. Совместно они очистили Рязанщину от казаков и устремились к столице.

Пожарский поспел туда первым.

В марте 1611 года в Москве разразилось восстание: москвичи не могли стерпеть насилия, грабежей и оскорблений со стороны польского гарнизона. Бой за величавый город отличался необычным ожесточением: поляки атаковали российские баррикады, а их заступники расстреливали толпы интервентов из ружей и пушек. Неся большие утраты, поляки решили зажечь Москву, только бы не утратить ее. Ужасный пожар уничтожил огромную часть русской столицы. Последним оплотом сопротивления стал острожек (древесное укрепление), выстроенный по приказу Пожарского близ церкви Введения Богородицы на Сретенке. Поляки не могли ни взять острожек, ни устроить вокруг него пожар: бойцы Пожарского метко отстреливались и контратаковали. Но под конец их командир пал чуть живой «от величавых ран», и тогда дело всего восстания упало.

Скоро к Москве прибыли полки Первого Земского ополчения, собравшиеся из различных городов Столичного страны. Год с излишним они простояли на развалинах столицы, сражаясь с оккупантами. Дмитрий Михайлович не мог участвовать в этой борьбе: ему не дозволили томные ранения.

Осень 1611 года была ужаснейшей иногда в российской истории. Правительство пропало, сгинуло. Его представляла шайка предателей, засевших в Кремле и пытавшихся править государством с помощью иноземных боец. Воровские казаки жгли городка и села, грабили, убивали. Шведы захватили весь российский Север по Новгород Величавый. Войска польского короля стояли под Смоленском и посылали выручку столичному гарнизону. Из последних сил стояла на пепле столицы малая земская рать, ну и у той начальники ухитрились переругаться.

Еще бы шаг

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,203 сек. | 12.63 МБ