Кое-что вспомним-2

Кое-что вспомним-2Некоторое количество дней вспять приводил выдержки из интернет-дневника офицера-минометчика 693-го полка http://twower.livejournal.com/859007.html, который тот вел во время службы в 2006-2008 годах. Много там было горьковатых слов про боевую подготовку, быт, отношения в армии, т.е. о том, что уже долгие и длительные годы в наших вооруженных силах было скооперировано через одно мягкое место.

Сейчас сделаю выборку из своей армейской практики, приобретенной во время службы по договору на 7-й военной базе в Абхазии в 2008-2010 годах, да добавлю кое-что не опубликованное доныне.

1-ая запись появилась в моем блоге в феврале 2009 года. Касалась она накипевшего — отсутствия боевой подготовки

http://twower.livejournal.com/528.html:

Вчера ротой выезжали на стрельбище в Очамчиру. "Веселуха" началась уже в 6.10 утра с построения на завтрак. Так как два прошлых денька выдавали заработную плату, что совпало с 23-м числом, то итог оказался предсказуем — контрабасы приняли на грудь. Один из "принявших" попался на глаза замполиту бригады с ящиком пива, другой нашелся только под утро.

Полтора часа комбат метал громы, молнии и непреличные идиоматические выражения в адресок залётчиков, офицеров и боец роты, попутно заставляя делать приемы рукопашного боя взвод связи(у связистов тоже залет — боец сломал ногу при очень туманных обстоятельствах). Комбат переведен к нам полгода вспять из 42-й дивизии, любит утомившись и долгие построения с речитативами "Х.. в жопу!", "Вы — гавно!" и пр. Посреди боец и большей части офицеров заглазно именуется кретином из дурдома.

Построение на завтрак плавненько перетекло в утренний развод и получение орудия. Выезд, назначенный на 7.30 утра, был сорван конкретно из-за нашей роты, вещал комбат, потому… Потому мы занялись строевой подготовкой в бронежилетах, разучиванием батальонной песни и иными "необходимыми" для стрельб вещами.

Поближе к одиннадцати утра у управления, в конце концов, срослось и успокоилось, и загрузившись повзводно в УРАЛы, мы выехали на полигон. Три часа на древесных лавках в кузове и здравствуй, Очамчира!

Наспех перекусив сухпайками, приступаем к занятиям. Фактически одномоментно выясняется, что к стрельбам рота не готова: никто из наших офицеров не доводил, что все-таки нужно будет делать, ну и сами отцы-командиры практически не знают что все-таки такое УКС №2. Жесткий двухминутный "секс" комбата с ротным приводит к зачитыванию последним критерий стрельб. Полтора часа, пока стреляют рмошники, мы на различные лады то вслух, то молчком повторяем: "Цель номер два — атакующая/отходящая пехота. Две ростовые мишени номер восемь…", потом перебегаем на учебные точки. Там занятия ведут наши сержанты, чья подготовка также оставляет вожделеть наилучшего. "Корректность прицеливания", "Неполная разборка орудия" — мы постигаем военную науку.

Вообщем это 1-ые стрельбы за полгода нашей контрактной службы и самое удручающее то, что ранее мы находились четыре месяца в Кодорском ущелье без всякой подготовки.

После роты РМО на огневой предел, в уже начинающихся сумерках, выходит наш 1-ый взвод. Тададах, звучат выстрелы, но орудие не все пристреляно, попадания в цель очень редки. Нюхнуть пороху, расстреляв свои 30 патронов, успело до мглы около 12-ти человек.
Стремительно сворачиваемся и к 10 вечера возвращаемся в Гудауту.

Забавно, да? Чуть-чуть предыстории для осознания описанного.

На службу в 131-ю мотострелковую бригаду я попал в августе 2008 года. Через пару дней уже вылетел в составе первой команды на аэродром Бамбора, где мы, несколько 10-ов человек, за пару недель поставили практически весь палаточный лагерь будущей военной базы в Гудауте. В сентябре батальон убыл в пограничный с Грузией Гальский район, где занимался обустройством полосы обороны. Возвращение с копания окопов совпало с первыми организационно-штатными мероприятиями начинавшейся реформы вооруженных сил, которые прошли в бригаде сначала октября 2008 года. В мотострелковом батальоне убрали взвода разведки, саперов, уменьшили должности замкомбатов по воспитательной работе. За два месяца не происходило никаких учений, занятий — только работы по обустройству лагеря и полосы обороны в приграничье.

Потом наша
рота была ориентирована в Кодорское ущелье для несения службы на постах. Мы не прошли никакого боевого слаживания, не было ни 1-го занятия ни по какой из армейских дисциплин, не было стрельб. Предстоял долгий марш по сложнейшей горной дороге, часть из которого проходила над многометровым обрывом, когда колеса нависали над ревущим понизу потоком, но большая часть наших водителей БТР-80 просто не имела опыта езды. За полтора месяца в Абхазии водители-контрактники (большая часть из набора августа 2008 года) только время от времени проезжали несколько 10-ов метров по парку. Бригада сберегала горючее. Нет, не так как его не было, а так как грозный зампотыл, которого как огня страшились все офицеры бригады, обладал сетью заправочных станций в Адыгее и Краснодарском крае. В конце концов за пару дней до выезда водителей прогнали пару раз по кругу на древнем танкодроме. И вот с такими способностями мы поехали в горы. Добрались без заморочек, за что парням, крутившим баранки, большущее спасибо.

Кодорское ущелье повстречало нас фактически полным безлюдьем. Рота разъехалась по стратегическим точкам: один взвод — один пост. Ночкой вокруг постов время от времени кто-то прогуливался, а разок и перестрелка была. В ущелье мы пробыли с октября 2008 г. по февраль 2009 г.: ни 1-го занятия, ни одной стрельбы. Стреляли сами, тайком, пользуясь трофейными грузинскими патронами. Алло, капитан Б.! Алло, майор К.! Алло лейтенанты и старлеи! Почему вы, офицеры от взводника до замкомбата, проучившиеся 5 лет в "славное" дореформенное время, так никогда и не удосужились провести хотя бы одно жалкое занятие? Почему вы предпочитали каждый денек просто пить и допустили, чтоб это начал делать практически весь личный состав? 4 месяца пьянства, в то время как позиции были очень плохо и безграмотно оборудованы, когда в охранение не заступала половина боец, так как просто не желали либо занимались распитием спиртного. Лейтенант Б., ты помнишь сколько раз я тебя просил инспектировать совместно со мной ночкой охранение? Ты ведь никогда не вышел, так как спать хотелось. Толку было от моих проверок, когда я всего только таковой же контрактник, как и другие, ведь понятия сержант=командир в нашей армии отсутствовало? Я всего только заработал к для себя нехорошее отношение со стороны всего взвода, т.к. мешал часовым спать, пить и курить траву прямо на посту.

Позже, когда тебя обстреляли неведомые ночкой в лесу, помнишь, как ты ужаснулся, лейтенант, и востребовал, чтоб службу на постах несли исправно? Но ведь снова не вышел инспектировать несение этой службы, предпочитая теплую кровать. А позже старшего сержанта Мокрушина сняли с должности командира отделения и выслали в другой взвод обычным стрелком, ибо нужен был юноша поуживчевее, кто ночами не волнует проверками…

После 4 месяцев бесталантно проведенного времени мы возвратились на базу. Выяснилось, что никаких занятий с остальными подразделениями тоже не проводилось, только работы по обустройству базы. Наша рота оказалась более укомплектована контрактниками, так как деваться с гор было некуда. Другие батальоны очень поредели, так как командировочные не платили, а просто как стройбат служить никто не желал. Через пару недель после возвращения состоялись 1-ые стрельбы, описанные выше…

Позже я написал вот это http://twower.livejournal.com/3517.html
:
В нашей бригаде много Боевых Офицеров(tm). Их просто отличить от сероватой, безликой массы сослуживцев по последующим признакам:

— Боевой Офицер(tm) никогда не пройдет мимо, если увидит, что у бойца расстегнута пуговица. Суровым, начальственным голосом, вставляя через один раз цветистые матерные обороты, он одернет злокозненного нарушителя. Но пусть не задумывается правонарушитель, что застегнув пуговку, он исправит свое темное злодеяние, нет, ещё целый час ходить ему по квадратам, занимаясь строевой подготовкой.

— Боевой Офицер(tm) с точностью до мм знает на каком расстоянии от черенка должна быть пришита бирка на сапёрную лопатку и каким цветом выполнена надпись на ней. Безустанно он обязан держать под контролем наличие и корректность размещения бирок, описей, досок документации и тому схожих вещей, актуально принципиальных для поддержания в неизменной боеготовности, вверенного ему подразделения.

— Боевой Офицер(tm) однозначно знает, что личные вещи контрактнику полностью не необходимы и сумка с ними под солдатской кроватью недопустима. Все допустимые предметы, а конкретно мыло, бритва и т.п. должны лежать в тумбочке, дру

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,119 сек. | 12.48 МБ