Когда приходит охотник…

Не так издавна мне на глаза попался увлекательный материал об исследовательских работах американских военных психологов. Оказывается, что у людей, призванных на военную службу, появляются фактически те же самые психические комплексы, что и у тех, кто пришёл заниматься в секцию рукопашного боя. А конкретно: ужас быть покалеченным и ужас искалечить кого-то. И только 2% людей не испытывают воздействия таких комплексов и являются, на самом деле, прирождёнными бойцами. Всех их отличает специфичное отношение к противнику, они просто идут в бой, убивают, не испытывают угрызений совести, не страшатся погибели и совершают подвиги. Америкосы стали преднамеренно находить таких людей посреди людей страны и предлагать им поступить на военную службу. В кругах профессионалов психологию этих «рэмбо» назвали «психологией охотника».

Когда приходит охотник...

Наша армия так же не обошла стороной «охотников». Прототип современного спецназа – охотничьи команды императорской армии, укомплектованные только добровольцами из числа самых отъявленных смельчаков. При чём, конкретно там сформировался особенный военный обычай – проводить отборочный экзамен на право именовать себя «охотником», так же как и сейчас, бойцы элитных подразделений подтверждают право ношения крапового берета. В «Военном вестнике» ( 10-й номер за 1940 год) офицер Красноватой Армии Вамор обрисовывает в подробностях эти тесты. Его отец был начальником охотничьей команды, и потому Вамор-младший сызмальства приобщался к армейским будням. По этим описаниям мы лицезреем, что в «охотники» попасть было очень не просто: требовалась исключительная физическая выносливость, владение маскировкой, целый комплекс способностей, нужных лазутчику, владение огнестрельным орудием, достойное реального снайпера… Тестировалась даже психическая устойчивость: кандидатов заставляли прыгать в реку с высочайшего обрыва! С того времени прошло более 100 лет, да и на данный момент бойцы спецназа проходят испытание высотой.

Почему эти отборные подразделения получили наименование «охотничьих команд»? Что общего меж воякой и охотником? Для ответа на этот вопрос нам предстоит провести целое исследование, и начнём мы, пожалуй, с историко-этимологического словаря современного российского языка.

Когда приходит охотник...
Охотничья команда пехотного полка, 1882г

Слово «охота» имеет два значения. 1-ое — «желание». До сего времени, руководствуясь этим значением, мы в разговорной речи выражаем проявление собственной хорошей воли совершить какое-либо действие: «Мне охота…» С этой позиции, «охотник» — человек, изъявляющий желание, то бишь доброволец. Конкретно добровольцев в российской императорской армии назвали «охотниками», таким же званием нарекали тех, кто подряжался для выполнения особо небезопасной миссии. И как здесь не вспомнить Лермонтова:

Оцепили место в 20 5 сажень,
Для охотницкого бою, одиночного…

Бойцы-охотнички — это те, кто изъявлял желание выйти «на кулачки», люд потешить и себя показать. Другими словами любители подраться.
Но пришла пора и для второго значения слова «охота». Открываем тот же словарь и читаем: «охота» — выслеживание дичи. В этом смысле термин «охотник» применяется нами куда почаще. Под охотником мы подразумеваем человека с ружьём, прочёсывающего леса и рощи в поисках объекта охоты. Но что движет современным охотником? Ведь, на сегодня, охота уже не служит инвентарем выживания и поддержания благосостояния. Кроме глухих районов тайги. А движет охотником всё то же ЖЕЛАНИЕ, другими словами духовный порыв, влекущий его опять и опять за границы городской черты. А другими словами, инстинкт, доставшийся нам от наших первобытных протцов. Благодаря этому старому инстинкту, охота, являясь непременно атавизмом, продолжает существовать, как форма поведения. А что все-таки делать? Мы, считая себя венцом творения, остаёмся, сначала, животными и в собственной деятельности руководствуемся, сначала, инстинктами.

И

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,287 сек. | 16.88 МБ