Кого и для чего поддерживать Рф в побеждённой Сербии

Кого и зачем поддерживать России в побеждённой СербииПриехав в Белград в первый раз в жизни, я с неким удивлением узнал, что работников сферы обслуживания – кассиршу на вокзале, нахмуренную даму в пт обмена валюты, таксиста и даже портье в гостинице — строго обязали гласить с иноземцами только по-английски и ни на каком другом языке. Но британскому языку при всем этом не обучили.

С похожей ситуацией я сталкивался и ранее: общаясь с представителями балканских государств в Совете Европы в Страсбурге, я без усилий осознавал их на их родном языке, но они упорно гласили по-английски, тогда и осознать их было тяжело, время от времени нереально.

Это наблюдение будет кое-чем вроде эпиграфа к заметкам о Белграде и Сербии, так как в нем заключена прозрачная символика драматического положения сербов в нынешнем мире.

Их принуждают гласить и мыслить на чужом языке, которому не обучили и не учат, играть по чужим непонятным правилам в чужую игру, выиграть в какой сербы не могут.

Помня о том, что Белград всего 13 годов назад безжалостно бомбардировала в главном южноамериканская и британская авиация, я сначала побаивался гласить по-английски, но стремительно сообразил, что опаски напрасны. Этот глобальный язык белградцам пока не достаточно понятен, но зато очень высоко котируется.

Пробы договариваться на других языках были безуспешны – словацкий понимали плохо и считали чешским, на российский язык люди старшего возраста реагировали в целом положительно, но опасливо и понимали слабо. Что в особенности обидно, юное поколение российский язык не только не знает, на даже не распознает. Зато по-детски радуется хоть какой способности сказать несколько слов на «мировом» британском языке — как досадно бы это не звучало, это было очень похоже на ситуацию в Чехии, Венгрии либо Польше. А от десятилетий неотклонимого исследования российского языка в школах не осталось приметных следов…

Я провел в Белграде всего один денек, и к вечеру у меня немного опух язык от многочасовых дискуссий. Моими собеседниками были в главном русскоговорящие люди, журналисты, издатели, политики, из бесед с ними, умноженных на некие познания о политической ситуации в Европе и на Балканах, у меня появилась приблизительно такая картина.
Выборы в парламент и местные органы самоуправления состоятся 6 мая 2012 года, к ним в итоге хитроумного маневра президента Бориса Радича, вдруг досрочно вышедшего в отставку, добавятся к тому же выборы президента, в каких хитроумный Тадич победитель.

В выборах 2012 года Сербия и сербы поставлены в безнадежную ситуацию, фактически загнаны в угол. Сербам типо предлагается выбор меж вступлением в ЕС и Косовом, при этом слово «якобы» в этом утверждении главное.
Так как никакого реального выбора нет, сербская евроинтеграция, если она состоится, будет совершенно не таковой белоснежной и лохматой, какой ее отрисовывают сербам сейчас. Это будет другой процесс – грозный и бесжалостный.
А возвратить Косово сербам поможет только волшебство, и на волшебство это можно возлагать исключительно в отдаленном будущем. И то, что сербы в подавляющем большинстве не смирились с потерей Косова, делает ситуацию еще больше безысходной.
В Белграде я смотрел программки новостей по телеку и в очередной раз удивлялся тому, как безотказно работает в Сербии обычная как мычание разработка евролжи, евроразводки, еврооболванивания, европриватизации, хотя плачевные результаты этих разводок в почти всех других странах, от Прибалтики до Румынии, от Португалии до Греции и Болгарии, уже испытали на для себя бессчетные евролохи, испытывают далее повсевременно и раз в день, результаты известны и эти познания просто доступны. Но, как досадно бы это не звучало, не сербам.

И еще я вспоминал собственный возлюбленный смешной рассказ, имеющий к процессу евроинтеграции непосредственное отношение.
Два поляка встречаются на улице Варшавы через два года после войны, один удовлетворенный и упитанный, другой тощий и голодный. «Как для тебя удается в этой разрухе так отлично жить?» — спрашивает голодный поляк упитанного. «Я прячу в подвале богатую еврейскую семью!» — отвечает сытый. «Но ведь война завершилась два года вспять!» — «Да, завершилась, но они об эт

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,114 сек. | 11.27 МБ