Коммунальная эпопея

Коммунальная эпопея

В протяжении пары лет офицеры, живущие в аварийном общежитии бывшего Института красноватой профессуры на Большой Пироговской улице в Москве, безрезультативно борются с бюрократами Минобороны за переселение в достойное жилище.

История началась в 2010 году, когда по распоряжению министра Сердюкова сделали междуведомственную комиссию, которая должна была оценить состояние общежития. По словам офицеров, никакой особенной проверки спецы профильной организации 26 ЦНИИ Минобороны не проводили, а вынесли решение об аварийности «на глаз».

Тогда никто особо не протестовал, так как комплекс построек вправду добивался капремонта, а многие военнослужащие издавна стояли в очереди за жильем. Но, как оказывается, выделять квартиры в столице им никто не собирался. Обитателей предполагалось расселить по коммуналкам, общежитиям и квартирам в Подмосковье.

Многие офицеры возмутились и подали иски в штатские суды, которые их поддержали и обязали Минобороны выделить жилище. Бюрократы же делать решения судов не собирались и раз за разом подавали кассации в вышестоящие инстанции.

Коммунальная эпопея

В конечном итоге деятельная группа офицеров дошла с исками до ЕСПЧ. В апреле этого года дело «Илюшкин против Русской Федерации» ими было выиграно, и Европейский трибунал обязал РФ выделить жилище и выплатить офицерам по тыще евро за год просрочки. Казначейство средства выделило, а вот жилплощадь так никто и не предоставил. Квартиры нашлись только после того, как представители ЕСПЧ обратились с жалобой на Россию в Совет Министров Европы.

Но в Пироговке еще остались 18 семей, которым рассчитывать на помощь ЕСПЧ не приходится. За три года судов, давления, подкупа и угроз из 800 человек слушателей и педагогов Военного института осталось только горстка людей, готовых идти до конца. С 1 февраля 2012 года общежитие официально признано неприменимым к проживанию, а на подъездах временами возникают объявления об выключении электричества, газа и воды.

Коммунальная эпопея

Обитатель Пироговки, кандидат политических наук, полковник Валерий Прилепский только к президенту с просьбой обеспечить его многодетную семью заслуженной квартирой Рф обращался 5 раз.

«Дом-пила», как окрестили Пироговку за необычное размещение корпусов, не ремонтировался с 1975 года. Сейчас, чтоб на голову прохожих не падали балконы, он отчасти обнесен железным забором. Невзирая на поздний час, окна практически все черные, дворовая территория фактически не освещена. А практически на другой стороне улицы в блеске прожекторов светится не так давно построенный комплекс элитного жилища.

Невзирая на тяготы быта, полковник Прилепский человек компанейский и радостный. По его словам, оптимизм и надежда это единственное, что помогает его семье не сдаваться.

Коммунальная эпопея

Оказавшись в подъезде, я по привычке подошел к дверям лифта, на что мой собеседник, усмехнувшись, произнес, что лифты тут работают только для обитателей верхних этажей. В подъезде царствует полумрак, ступени лестницы в выбоинах. Стенки, покрашенные лет 30 вспять, сверху до низу исписаны и изрисованы, а отслаивающаяся краска отлично гармонирует с отваливающимися на голову кусочками штукатурки.

Из этих большущих сияющих дыр в потолке квартиры торчат обмотанные проводами древесные балки перекрытий. Заржавелые батареи, расположенные на лестничных клеточках, не один раз прорывало, после этого несколько этажей заливало крутым кипяточком. Только по счастливой случайности это происходило в то время, когда малыши были в школе либо детском саду.

Коммунальная эпопея

На кухн
е дела обстоят не лучше. «Однажды мой сосед пошел на кухню разогреть обед и увидел отсюда, как из его окон валит темный дым. Как оказывается, загорелась древняя проводка. Мы с мужчинами еле потушили возгорание, а позже без помощи других красили весь этаж, потолки были темные от сажи и копоти», — ведает Валерий.

Но все эти истории и воспоминания блекнут, когда попадаешь в ванные комнаты Пироговки. Как и следовало ждать, половина умывальников и туалетов тут не работает, плитка отбита. Последний ремонт коммуникаций тут проводили лет 10 вспять. Тогда поменяли только подводящие трубы, а выводящие оставили старенькые. Жена полконика Марина поведала, что когда соседи сверху смывают унитаз либо сливают стиральную машину, то из трещинок выводящих труб на их этаже просачивается содержимое канализации.

Коммунальная эпопея

Из-за того, что трубы не выдерживают давления, а потолки протекают, над самой ванной обитатели соорудили что-то вроде шалаша из парниковой пленки. Над этой защитной капсулой нависает темный от гнилости и плесени потолок. Комментируя удивленное выражение моего лица, Валерий произнес: «Мы, естественно, побаиваемся, что потолок может не выдержать, и стараемся в ванну без надобности не лезть в то время, когда наверху умываются. Благо на данный момент в общежитии не много народу, а ранее мы с соседями даже подумывали на всякий злосчастный случай сконструировать защитную конструкцию. Ну и это еще ничего. Вот в 6-ом корпусе у нас реальная постапокалиптическая эстетика».

Кажется, к таким нечеловеческим и просто небезопасным условиям привыкнуть нереально. Но 4-летняя дочка Прилепского Полина другой жизни не знает. А старшие детки, 13-летняя Настя и 11-летний Данила, уже почти все понимают. Узнав о том, что у полковника есть отпрыск, я сразу поинтересовался, не грезит ли Валерий о военной карьере для него. Глава семьи удивленно поглядел на меня, заметив, что таковой судьбы отпрыску никогда не пожелал бы. Ну и сам он навряд ли захотит.

Валерий попал в это общежитие уже во 2-ой раз. До 1996 года, будучи студентом Гуманитарной академии ВС, он в протяжении 4 лет жил в другом корпусе. Отслужив после выпуска в армии, возвратился в стенки родного Университета, чтоб окончить аспирантуру. Защитив диссертацию в 2001 году и став начальником научно-исследовательской группы в Военном институте, Валерий так остался в стенках Пироговки.

В 2008 году Прилепский был выведен за штат в связи с реформой армии. Так как военнослужащего, не обеспеченного жильем, уменьшить не могут, то он остается на полном обеспечении Минобороны. По закону военное ведомство должно выделить ему квартиру в столице площадью более 105 квадратных метров. Но наилучшее, что предложили офицеру за последние три года, так это переезд за Люберцы в поселок Октябрьский.

«Как только общежитие признали аварийным и расселили курсантов, на претендующих на жилище 250 человек насел департамент жилищного обеспечения под управлением Ольги Лиршафт. Нам сходу произнесли, что квартир в Москве нет, и принялись грозить и торговаться. Ко мне на подобные «частные беседы» приезжали раз пять-шесть. В конечном итоге не все из нас выдержали, и спустя некое время осталось всего 50 семей. Исключительно в нашей общаге Сердюков сберег на 200 квартирах», — возмущается Валерий.

И сдаваться Валерий не собирается: «Мы живем в тесноте, но не в обиде друг на друга. Ребятки дремлют втроем в этой комнате, а мы с супругой в примыкающей. Ничего, как-нибудь выберемся. Я надеюсь, что в Новеньком году хоть что-то в нашей жизни поменяется. Во всяком случае, мы в это верим».

Разваливающееся общежитие, где живут заслуженные офицеры со своими семьями, и супердорогие многокомнатные квартиры (как в элитном доме в Молочном переулке) предоставленные высочайшим министерским бюрократам и чиновницам, — вот образ реформы министерства обороны.

Сейчас военное ведомство в очах рядовых налогоплательщиков ассоциируется с бездонной ямой, где разворовываются средства. В Русском Союзе рассредотачиванием жилища посреди военных занималась одна служба. На ее базе за последние годы было сотворено 8 департаментов, занимающихся жилищным вопросом.

Результатом этих инноваций стало то, что стране очередь из военнослужащих за квартирами превысила 50 тыщ человек, многие из их издавна позабыли даже собственный порядковы
й номер. Так как правительство не имеет право увольнять офицера, не предоставив ему при всем этом жилища, все эти люди находятся на муниципальном обеспечении.

В тоже время Минобороны оплачивает коммунальные платежи за 60 тыщ уже построенных, но по различным причинам пустующих квартир, всего же в Центральном военном окружении не нужно 50 процентов жилища. На оплату простоя этих квадратных метров только за январь-апрель этого года было потрачено более 15 млрд рублей.

После недавнешних скандалов в Минобороны стало разумеется, чем занимаются бюрократы военного ведомства: они выставляют на продажу в столице тыщи пустующих квадратных метров жилища, вселяют в квартиры «с видом на Кремль» собственных родственников и чиновников, а рядовых офицеров посылают за МКАД.

В связи с этим Валерий Прилепский предложил написать рапорты всем обеспеченным жильем офицерам. По воззрению полковника, новым управлением Минобороны и военной прокуратурой сразу будет найдена большая разница меж числом тех, кто реально получил квартиры и министерскими отчетами.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,098 сек. | 11.3 МБ