Всеохватывающей подготовки снайперов на данный момент нет

Комплексной подготовки снайперов сейчас нет

«Качество подготовки снайперов, их оснащение и вооружение в армии США и бундесвере намного лучше, чем у нас», – заявил газете Взор подполковник спецназа ВДВ Владимир Палкин. Так он откомментировал заявление Минобороны о внедрении новейшей концепции работы со снайперами в русской армии.

В состав общевойсковых соединений Сухопутных войск введены снайперские подразделения. Об этом в пятницу сказал официальный дилер Сухопутных войск Сергей Власов. «Реализация концепции совершенствования системы подготовки и внедрения снайперов в видах и родах войск Вооруженных сил Рф дозволит решить задачки по формированию корпуса высокопрофессиональных снайперов», – произнес Власов.

По его словам, новенькая концепция формирования снайперских подразделений «изменит качество организации учебного процесса в соединениях и частях с внедрением современных технологий и технических средств».

В согласовании с этой концепцией на вооружение новых подразделений поступят нескольких видов винтовок с разными показателями главных боевых параметров, снайперы получат пистолеты и приборы наблюдения и разведки, в том числе лазерные.

«Индивидуальная и групповая экипировка снайперской пары включает снайперский комплекс, обмундирование, снаряжение и другое имущество, нужное для выполнения задач и поддержания жизнедеятельности», – отметил Власов.

По словам представителя Минобороны, новенькая концепция подразумевает ведение многоуровневого отбора в снайперские подразделения и прохождение снайперами подготовки в особых центрах с периодичностью один раз в три-четыре года.

Напомним, в текущее время в Вооруженных силах отдельных снайперских подразделений нет. В стрелковых частях по штату положено иметь 1-го снайпера в составе каждого отделения.

О том, какие конфигурации формирование снайперских подразделений может принести на практике, газете Взор поведал ветеран 2-ух чеченских кампаний, подполковник спецназа ВДВ Владимир Палкин.

Взор: Владимир Витальевич, как вы оцениваете начало формирования специализированных снайперских подразделений в армии?

Владимир Палкин: Когда я командовал группами спецназа на разведывательных заданиях, в моем распоряжении были лазутчики и снайперы. В эталоне, естественно, они не должны ходить в цепи – что в стрелковых частях, что в воздушно-десантных. Так как в данном случае в полном объеме свою работу как снайпер он выполнить не сумеет.

Раздельно подразделение снайперов, которое будет придаваться пехотным либо другим подразделениям, сумеет более преднамеренно повлиять на противника огнем. Больше полезности будет.

Взор: В чем конкретно может выражаться эта полезность?

В.П.: Человек, который ведет огнь на огромные расстояния и на точность в пришествии либо обороне в составе отделения либо взвода, на данный момент больше подчиняется командиру отделения либо взвода. И делает его устные приказы конкретно для отделения. В масштабе такого же отделения снайперов можно вести ликвидирование более существенных объектов, ну и снайперы будут более мобильны. Последнее принципиально к тому же так как антиснайперское дело тоже не стоит на месте.

Находясь в цепи, снайпер выбивается одним из первых. Командир, снайпер, радист, пулеметчик – это те люди, которых противник старается убить сначала.

Еще есть один момент. Спец подразделения снайперов могут больше времени уделять самоподготовке. Способности укрытого передвижения, маскировки, также ожидание собственной цели, ее ликвидирование и скрытный отход – все это просит более высококачественной подготовки.

Взор: Как обстоят дела с подготовкой снайперов в текущее время?

В.П.: В 1987 году я поступил в училище. До реального момента планомерную и грамотную подготовку снайперов я лицезрел только у нас в 45-м полку – это спецназ ВДВ. Поверьте мне, специалист-снайпер – это штучный продукт. Он просит долговременной подготовки и не должен заниматься копанием окопов в составе отделения. С ним необходимо работать персонально.

В линейных частях подготовке снайперов уделяется не тот объем усилий и времени, который требуется.
Встречаются отличные стрелки. Но снайперское дело – это комплекс мероприятий.

К нам приезжали ребята из «Вымпела» и «Альфы». Я следил за ними: группа работает по плану, а снайперы – совсем раздельно. Так и должно быть. Так как задачка снайпера – не передвигаться в цепи либо колонне собственного подразделения, а работать на расстоянии: обнаруживать цели впереди собственного подразделения, уничтожать их, обеспечивать неопасное движение. И, естественно, поражать противника первым, если это позволяет его вооружение.

Взор: Другими словами вы считаете, что с созданием отдельных подразделений снайперов подготовка таких профессионалов в войсках улучшится?

В.П.: Естественно, должна улучшиться.

Взор: Как организуется снайперское дело в передовых забугорных армиях?

В.П.: Насчет организационной структуры ничего сказать не могу. Но качество подготовки снайперов, их оснащение и вооружение в армии США и бундесвере намного лучше, чем у нас. Хотя и в Рф идут единичные закупки неплохого вооружения, и кое-какие результаты у нас тоже есть.

Как я знаю, на соревнованиях, прошедших не так давно в Краснодаре меж снайперами Минобороны, МВД и других структур, снайперы проявили достойные результаты.

Мой сержант был в Югославии, там тоже устроили соревнование меж военнослужащими США, Германии и Рф. Он попал там с какого-то расстояния в пятикопеечную монету из СВД, но это все единичные случаи. Всеохватывающей подготовки снайперов на данный момент нет.

Взор: Можно ли считать, что объединение снайперов в отдельные подразделения станет шагом к всеохватывающей подготовке таких профессионалов?

В.П.: Вы понимаете, меня больше всего веселит тот момент (я читал сейчас слова министра обороны), что Сердюков произнес о заработной плате снайпера. Он произнес, что снайпер, если он есть, должен получать как снайпер, другими словами больше, чем просто стрелок.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,141 сек. | 12.58 МБ