Концлагерь «Озаричи»

Концлагерь «Озаричи»

Нине Андреевой было три года, когда в белорусскую деревню Копки ворвались немцы. На руках ее мамы – шестеро малышей: два отпрыска и четыре дочки.

Старшего Владимира уже угнали в Германию. Мама с детками поначалу жила в собственном доме. Когда есть стало нечего, пошли по миру, по деревням. Нина Андреева плохо помнит, как они оказались среди большущего болота, где скопилось огромное количество людей. Кто посиживает, кто лежит, кому помощь уже не требуется. Неприкаянно-одиноко бродят мелкие малыши.

Это – концлагерь «Озаричи», открытая болотистая площадь, обнесенная колющейся проволокой, подступы к которой заминированы. В марте 1944 года командующий девятой армии генерал танковых войск Харце отдал приказ сделать у фронтального края германской обороны три концентрационных лагеря. Какой-то из них находился на болоте у поселка Дерть, 2-ой – в 2-ух километрах северо-западнее местечка Озаричи, 3-ий – у деревни Подосинник в болоте. Эти три лагеря, в каких содержали около 50000 русских людей, и получили заглавие «Озаричский лагерь смерти».

Никаких зданий тут не было, ни шалашей, ни землянок. Арестанты зимой и летом лежали прямо на земле, потому что хворост для подстилки брать не разрешалось. Охрана расстреливала хоть какого, кто пробовал развести костер и обогреться. Время от времени фашисты подвозили промерзлый хлеб и кидали через огораживание в людей. Мать, Лидия Васильевна, давала детям по крошечному куску, чтоб сохранить хлеб подольше…

Погибла мать и сестра Клавдия, не дождавшись освобождения русскими войсками. Озаричских узников освобождала 65-я армия генерала Батова. Ах так вспоминал он об этом в собственной книжке «В походах и боях»: «На правом фланге противник не решал больше активных действий. Но тут свирепствовал другой неприятель – сыпной тиф. Лазутчики донесли комдиву, что в округах, на болоте, они лицезрели лагеря: колющаяся проволока, за ней на холоде, без всяких укрытий – дамы, ребята, старики. Командир дивизии Ушаков послал несколько подразделений отбить страдающих людей, пока их не постреляли фашисты. Но немецко-фашистское командование не отдало приказ убить заключенных. Оно ожидало другого. Российские бойцы кинутся к замерзающим дамам, обнимут детей, тогда и поползет в ряды наступающих русских войск тифозная вошь… Все загнанные в лагеря близ фронтального края люди были заражены сыпным тифом. Злодеяния фашистов концлагеря «Озаричи» не имели аналогов в ряду злодеяний против мирного русского населения, населения земли в целом. Тут оккупанты применили био орудие – эпидемию сыпного тифа».

После освобождения заключенных болезнь распространилась и на боец 19-го корпуса, которые воспринимали активное роль в спасении узников. Тиф стал поражать также и обитателей населенных пт, в каких дислоцировались лазареты. В деревне Старенькые Новоселки есть братская могила, в какой захоронено 230 воинов. Как говорят старожилы, большая часть боец погибла от тифа.

Концлагерь «Озаричи»
Русский ребенок рядом с убитой мамой. Концлагерь для штатского населения «Озаричи». Белоруссия, местечко Озаричи Домановичского района Полесской области (март 1944 года)

Ужасную картину представляли собой освобожденные концлагеря и сами арестанты. Член правительства Белоруссии Грекова, возвратившись из концлагеря, свидетельствовала: «Всех малышей эвакуировали. Осталось около 100 нездоровых дам. Вы не сможете представить этого кошмара. На болоте колющаяся проволока. Кругом мины. Люди в бреду, с температурой 40 градусов на оледенелой земле…»

Конкретно картина оледенелой земли вспоминается Нине Петровне: посиживает мать и держит на коленях деток, пытаясь спасти их от неизбежной смерти…

Оставшихся в живых, взрослых и деток, бойцы несли закручеными в шинели либо одеяла, высылали на карантин, потом по лазаретам. Нина выросла в детском доме город Бреста, где прожила 10 лет. И послевоенная ее жизнь была нелегкой. Наилучший подарок

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,135 сек. | 12.58 МБ