Конец старенького мира

Конец старого мираТак случилось, что мы проживаем во времена сильного движения и большой беспримерной неопределенности. Можно сказать, что из-за политических конфликтов и природных катаклизм и войн мир, каким все его знали, поменялся навечно.

Наверняка, ранее никто даже поразмыслить об этом не мог. Например, что бы произнесли о человеке, который сначала года начал бы гласить о том, что к весне в арабском мире не только лишь начнутся сильные политические волнения, но еще он растеряет собственных 2-ух самых длительно имеющихся автократов; что Организация Объединенных Наций (ООН) утвердит военное вмешательство в дела мусульманской страны под управлением США, что цунами потрясет вторую по величине экономическую державу мира. Такового человека окрестили бы пессимистом, обманщиком, который гласит о том, что может быть только в его фантазиях. И вот всё это вышло, чуть мы вступили в 2011 год. Этим событиям присваивает значимость не их неожиданность, как постоянная часть людской жизни, а те глубочайшие конфигурации, из-за которых думается, что пред нами реальный момент истории.

Первыми и более необходимыми посреди всего непредсказуемого, являются восстания в арабском мире. Революция для Близкого Востока – дело далековато не новое. Практически каждый 2-ой правитель там пришел к власти в связи с переворотами. Но в сей раз все сложилось по-другому: развитие событий было спонтанным; фактически беспредельно распространялась информация о бунте через социальные сети, по сотовой связи, и, судя по всему, действия не были вызваны никакой из определенных политических групп, а, как следует, никакой реальной организации не имели. Десятилетиями мирились североафриканские арабы и население региона Персидского Залива с существованием таких государств, в каких демократия, если и была, то являлась менее чем фиговым листком для президентов и правителей, позволяющая им без заморочек получать 99%-ые хвалебные рейтинги. Все выгоды от хоть какого экономического роста и нефтяных доходов получали семьи правителей и сами они могли безоговорочно подавлять инакомыслие в собственной стране. Частично повинет в этом неоколониализм. Правительства запада оказывали поддержку таким режимам в странах Залива, Северной Африки, Саудовской Аравии, которые при обычных правилах прогресса уже издавна должны были отправиться на историческую свалку еще несколько поколений вспять. Но это оказалось бы не прибыльно западным правительствам, ведь на местности этих государств сосредоточены немалые припасы нефти, а означает и средств.

Это является одной из умопомрачительных черт, присущих происходящим событиям. Их соединяет воединыжды общая задачка – не добиваться никаких определенных действий, а поменять отношение к классовым и возрастным группам, вялым от коррупционных действий и экономических и соц насмешек. Они жаждут свободы, но для начала желают избавиться от имеющихся на сегодня императивных культур, которые очень занижают горизонты и тем ограничивают их деятельность. Безработица посреди молодежи – один из главнейших причин недовольства населения.

Статистические данные молвят о том, что фактически любая страна, в какой сейчас проходят демо движения, может повытрепываться тем, что 35 — 40% её населения – это молодежь молодее 25 лет, но достаточно нередко уровень безработицы юного населения добивается 20%. Эта неувязка касается не только лишь арабских государств, например, в Европе ситуация еще больше экстремальна.

Сюда так же можно добавить многие другие причины возмущения, к примеру, рост урбанизации даже в странах с самым небольшим количеством населения. Ранее, в особенности в Азии, имели место быть демонстрации безземельных и голодающих. Эти бунты были сильными и сильными, потому что люди могли за очень небольшой просвет времени стремительно собираться на площадях, завлеченные рассылкой смс-сообщений.

Еще одна отличительная черта, делающая эти восстания настолько специфичными и необычными в арабском контексте, это достаточно важная роль дам посреди демонстрантов. Очень нередко журналисты выхватывают из протестующей толпы более активных и чувственных участников, и ими, часто, являются конкретно дамы, при этом различных возрастов. Может быть, это делается дл
я вербования как можно большего внимания к значимости и значимости событий. Артикуляция перед камерой – не является свидетельством расширения способностей и прав женской половины населения. Но, непременно, образование, в особенности в таких формально светских странах как Египет, Тунис либо шиитский Иран, воспитывает новое поколение образованных дам, имеющих свои собственные взоры на политику и общество.

Так же большущим сюрпризом этих движений для ближневосточных «экспертов» стала скорость свержения 2-ух правителей Близкого Востока – президента Египта Мубарака и Бен Али в Тунисе с помощью мирных демонстраций. Это вышло в течение всего нескольких недель, после первых символов активизации инакомыслия и фактически без борьбы. Существует много намеков на различного рода предпосылки того, почему так вышло в этих странах, но не случилось в Ливии, Бахрейне, Йемене. Нефть является одной из таких обстоятельств. Достояние, которое она приносит в страну и которое скапливается правителями, может быть, делает более доступной возможность оградиться от перемен. Это на этот момент пробует сделать Саудовская Аравия и некие страны Залива. Тунис и Египет обладали бессчетным популяцией, но, как досадно бы это не звучало, не имели достаточных припасов таких нужных ископаемых как газ и нефть. Этим странам не хватало ресурсов, удовлетворяющих потребности настолько высочайшего числа населения, и когда цены на сырье начали подниматься, то взлетели цены на продукты первой необходимости.

Существует еще одна причина – армия. 1-ое, что сделал полковник Каддафи, придя к власти при помощи военного переворота, это нейтрализация вооруженных сил, лишение их орудия и заработка. Наряду с этим он сделал маленькую группу, отлично вооруженных и высокооплачиваемых сил специального предназначения, которые должны были быть сконцентрированы только вокруг него. Конкретно это и давало ему уверенность и преимущество в то время перед принятием решения об установлении бесполетной зоны над Ливией, но это так же сделало его на данный момент уязвимым перед авиа ударами.

С другой стороны, в Тунисе и Египте, армия игралась самую важную и нейтральную роль в прошедшем. Когда с разбушевавшейся массой демонстрантов не смогли совладать особые службы безопасности Бен Али и Мубарака, они обязаны были позвать на помощь армию. И, как и при развале СССР в Восточной Европе милиция и вооруженные силы не смогли расстреливать собственный свой родной люд, они сами обусловили судьбу режима правления. Это так же будет являться предпосылкой смены режима в Йемене, потому что генералы огромные противники убийств штатских лиц.

И вы, вероятнее всего будете правы, если на основании конкретно этого вида анализа сделаете предположение о том, что волна бунтов и демонстраций в конечном итоге окончится ничем и за ней не последует никаких конфигураций, что армия будет за схемы власти прошедших лет, а не будущих, что угнетение демо движений в Бахрейне станет обычным делом, а не исключением из правил, что ближневосточные специалисты объявят правоту собственных пророчеств о том, что арабский мир никогда не поменяется. Правда, на данный момент никто не может быть уверен в результатах. И такие анализы не улавливают головного. Арабский люд восстал в форме мирного протеста. Люди заявили, что желают перемен и не хотят больше жить прошедшим. Но вроде бы все это не завершилось, будущая политика в арабских странах и проведение обсуждений впредь уже не будут такими как были ранее. Даже более того, ведь в сей раз арабы действовали себе и за себя. Должно быть, бунт такового типа произошел в первый раз более чем за полста лет, возмущение которого (хоть какое, не считая продемонстрированного загнанным в угол Каддафи) направленно совершенно не против империалистов запада и Америки. Израиль так же избежал всеобщего обвинения во всех неудачах, хоть и его представители, вкупе с сейчас выставленным на позор Тони Блэром, и далее продолжают говорить о том, что Мусульманской Лиге нечего делать в политике и поболее того её нельзя туда пускать, не глядя на то, что в самом Израиле довольно много религиозных экстремистов, которые посиживают в их же своем правительстве и являются частью правящей коалиции. (Мусульманская лига – тут образное выражение, имеющее в виду политическую группу, которая была базирована в 1906 году, она же возглавила движение за разделение Английской Индии и образование мусульманского страны – прим. перев.) Это арабское движение, действующее с к
олоссальной смелостью, и было приведено в движение никем другим, как самими арабами. Оно не имело полностью никакого дела к Западу, естественно, кроме Ливии. Нельзя переоценить бесспорную, потенциальную значимость этого для мира, в каком Ближний Восток всегда принимался за источник непоправимого и безысходного зла.

Не стоит, конечно, недооценивать и мировую реакцию на данные восстания, а конкретно на их последствия. Во время того, как в Ливии военное вмешательство начинается от падения к спорам, предметом которых являются военные цели, от первичной фазы спасения Бенгази, совсем не сложно и просто оставаться циником в вопросах об отношении к самим действиям и о мотивации тех, кто эти деяния производит. Всё это, возможно, полностью может окончиться непонятной неурядицей и очень ненужными разногласиями меж союзниками. Но факт остается фактом, сейчас западный мир ждал арабскую поддержку и действовал через ООН, что является еще больше принципиальным. Еще в самом начале года институт ООН представлял собой на сто процентов отстраненный от глобальных процессов и утративший былой авторитет институт, ведь в то время президент США Барак Обама преследовал только собственные цели, а весь оставшийся мир ООН по большей части игнорировал.

Но вправду полагать, что наступила глобально новенькая, интернациональная эпоха сотрудничества, было бы, конечно, очень доверчивым. Почему-либо полковник Каддафи обладает очень редчайшим свойством – полностью всех соединять воединыжды против себя. Деяния его были так необычными, эгоистичными, эксцентричными, что только Зимбабве неровно дышит к нему, ну и та по полностью тривиальной причине – поддержки с его стороны. И когда дело дойдет, до Йемена, Бахрейна либо другой страны, такое сочетание событий уже вряд ли будет иметь место. Но из-за этого мы не должны быть слепы к тем фактам, что сейчас США приходилось быть едва неохотным фаворитом всего процесса вмешательства с Запада, что поддержка арабов делала это вмешательство полностью вероятным, и что опять ООН, так, же как это был и в деньки прохладной войны, должна рассматриваться как то, на базе чего международное сотрудничество должно и будет строиться.

Если половина всех тех неожиданностей, с которыми столкнулся мир в идущем году, приходится на восстания посреди арабского мира, то это не зря. Эти действия проявили миру очень почти все, в особенности то, что арабские граждане вообщем в принципе могут восстать и то, что это не имеет совершенно никакой связи с Западом. Никто не подразумевал, что протестующие граждане будут добиваться фуррора так стремительно, и даже свергнут 2-ух правящих автократов, что это все произойдет спонтанно, и будет организованно, благодаря мобильникам, а не какой-либо политической группировке, что результатом всех этих событий станет воплощение совместной западно-мусульманской интервенции и что вновь будет потребована санкция ООН.

Нельзя не сказать и о другом важном событии, а конкретно наисильнейшем землетрясении и последовавшем за ним цунами в стране восходящего солнца. Ничего нового в этой вспышке нет. Япония, которая размещена в самой сейсмоопасной зоне в течение десятилетий готовилась к цунами и землетрясениям, ввела самые высочайшие эталоны в безопасности строительства и постройке морских побережных заграждений. Но большая сила стихии нанесла таковой внезапно мощнейший разрушительный нрав, что волны просто перелились через установленные заграждения, смывая на собственном пути все, и приводя к большому ядерному кризису. Сам факт того, что это случилось со государством, так длительно и кропотливо готовившейся к таковой ситуации, принудил весь мир немедля посмотреть на ситуацию у себя в стране. Хоть кризис и был вытеснен с первых мест в новостных сводках программками вокруг Ливии, мы не можем гласить, что он завершился. Его развитие длится. И чем больше инфы мы получаем, тем больше возвращаемся к старенькым дилеммам – игнорирование предупреждений систем безопасности, сокрытие реальных и пугающих масштабов заморочек, до того времени, пока всё не взорвется. Для самих японцев этих последствий довольно в плане их доверия к правительству и бизнесу. Для других государств принципиально выделить предвестия и пророчества о том, что угроза мелтдауна, когда она реализуется, обернется последствиями для людского здоровья, среды и товаров питания.

Другие предпосылки, провозглашающие наши времена необходимыми историческими событиями, являются только догадк

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,108 сек. | 11.33 МБ