Корабли широкого профиля

Русский Военно-морской флот нуждается в резвом пополнении – сначала фрегатами и корветами, способными делать широкий круг задач. Затруднения, возникшие при строительстве современных кораблей, вынуждают обращаться к испытанным решениям. Таким, к примеру, как фрегат проекта 11356.

«Рабочих лошадок» не достаточно

Сейчас перед командованием ВМФ Рф со всей остротой стоит неувязка срочной подмены в корабельном составе собственных оперативно-стратегических объединений выслуживших собственный срок «ветеранов» русской постройки. К огорчению, полный ремонт с модернизацией для многих из их очень затруднен по конструкционным особенностям. Ведь в морских КБ не подразумевали, что спроектированным ими детищам придется оставаться в строю больше 25–30 лет.

В итоге наш ВМФ оказался перед безотрадной перспективой: если экстренно не прирастить количество вновь построенных боевых единиц, к концу текущего – началу последующего десятилетия произойдет обвальное сокращение корабельного состава. В большей степени за счет «рабочих лошадок» – БПК проекта 1155, еще сохраняющихся сторожевиков проекта 1135 и эсминцев проекта 956.

При всем этом следует осознавать, что имеющихся на флотах 25 СКР, ЭМ и БПК («советское трио») уже на данный момент не хватает для выполнения всех возлагаемых на ВМФ задач. К тому же реально находятся в строю менее 15–16 из их, другие или законсервированы, или в затянувшемся ремонте. К 2025 году шансами продолжить службу владеют менее трех-четырех сторожевиков, эсминцев и БПК, «рожденных» в СССР. Таким макаром, в течение 15 лет российскому ВМФ нужно получить более 20 современных фрегатов, способных компенсировать отсутствие кораблей 3-х нареченных выше классов.

Домом стоит неувязка ракетных крейсеров. Тут ведется проработка вопроса о восстановлении 3-х ТАРКР проекта 1144, также модернизации «Петра Великого». Дискуссируется и возможность полгого ремонта 3-х кораблей проекта 1164. Дополнить или поменять русские крейсера должен эсминец последнего поколения, как можно судить по имеющейся инфы, соответственный им по боевым способностям и фактически не уступающий по размерам (более 10 тыщ тонн водоизмещения, боекомплект универсального корабельного стрельбового комплекса – более 100 ракет разных типов). Но воплощение проекта пока не началось.

Корабли широкого профиля

Восполнить списание «советского трио» вначале был должен фрегат проекта 22350 – боевой корабль последнего поколения, разработанный Северным ПКБ. При относительно умеренном водоизмещении (до 4500 тонн) он обладает впечатляющей огневой мощью: типовое снаряжение его пусковых установок – 16 сверхзвуковых ПКР «Оникс» и 32 ЗУР средней дальности. Это приблизительно соответствует огневой мощи эсминцев проекта 956ЭМ, которые имеют 8 ПКР и 48 зенитных ракет, при всем этом запуск последних осуществляется при помощи устаревших станковых ПУ.

Кроме перечисленного, фрегат проекта 22350 располагает впечатляющим арсеналом ПВО близкого боя, противолодочным вооружением, вертолетом, обустроен современным радиоэлектронным оборудованием. Словом, идет речь о достойной подмене боевых единиц русской постройки.

К огорчению, тут отрицательную роль сыграл фактор времени. «Адмирал Горшков» был заложен в 2006-м, спущен на воду осенью 2010-го и уже в сегодняшнем году должен выйти в море на тесты. Его собрата – «Адмирала Касатонова» заложили на стапеле 3-мя годами позднее и, как ожидается, введут в строй в 2012–2013 годах. Всего при ритмичном финансировании в текущем десятилетии могут быть построены приблизительно 8–10 кораблей этого проекта, а до 2025 года – 12–14. Неудача в том, что такового количества очевидно недостаточно. Естественным решением представляется повышение объема строительства. Но в сегодняшних критериях это не так просто сделать, и трудности связаны не только лишь и не столько с средствами.

Испытанный вариант

Постройка фрегатов проекта 11356 для индийских ВМС – одна из самых удачных экспортных работ русского ОПК. Сначала 2000-х Индии передали три корабля, сделанных на питерских верфях, а сейчас на заводе «Янтарь» в Калининграде заканчиваются работы еще на 3-х фрегатах. Освоенный индустрией, имеющий крепкие и отлично знакомые флоту «корни» в виде СКР проекта 1135, конкретн
о этот корабль был избран в качестве «резервного варианта» пополнения ВМФ Рф и «Янтарь» получил заказ от Минобороны РФ.

Сначала речь шла о 3-х боевых единицах для Черноморского флота, и головной «Адмирал Григорович» был заложен осенью 2010 года. Практически сразу началось строительство «Адмирала Эссена» и «Адмирала Макарова». С учетом уже освоенного процесса постройки фрегатов к озари 2014 года все три «Адмирала» должны вступить в строй. Совместно с тем с самого начала было ясно, что этим дело не ограничится – в срочном пополнении нуждается не только лишь Черноморский флот, ну и тому необходимо как минимум 5 новых кораблей. В итоге на данный момент говорится уже о 6 «триста 50 шестых», и это очевидно не последнее повышение заказа.

Проект, сделанный на базе отработанной еще в русское время базисной платформы 1135, становится реальным спасением. Освоенный индустрией, с полным циклом строительства меньше 3-х лет и хорошими ходовыми чертами корабль – чем же не решение препядствия. Предстояло только модернизировать «начинку». Системы, которыми оснащаются индийские фрегаты, не вполне соответствуют требованиям ВМФ Рф. А именно, идет речь о ЗРК «Ураган» с одноканальной палубной пусковой установкой, которая не позволяет воплотить все способности современного оборудования и ракет, о ряде частей радиоэлектронной аппаратуры, о боевой информационно-управляющей системе и т. д.

Для того чтоб сделать лучше свойства корабля, проект доработали с внедрением ряда частей оснащения, позаимствованных у проекта 22350, а именно универсальных корабельных стрельбовых комплексов, БИУС «Сигма» и т. д.

Освеженный фрегат уступает собственному многообещающему собрату по водоизмещению (4000 тонн против 4500), количеству пусковых установок УКСК (8 заместо 16), мощи артиллерийского вооружения (100-мм универсальная артустановка, а не 130-мм) и скрытности – в конструкцию фрегата проекта 22350 внедрено существенно больше частей, снижающих радиолокационную заметность, по сопоставлению с 11356. Но существенно наименьшая стоимость и высочайшая скорость постройки компенсируют различия.

От удачной реализации программки зависит очень почти все. Если «Янтарь» удачно управится с задачей, в предстоящем к строительству фрегатов подключатся и другие предприятия. Возможность фуррора при всем этом очень высока – индийский заказ показал способность профессионалов калининградского завода трудиться стремительно и отменно, вопрос только в постоянном финансировании.

Исчезновение и возрождение

Систематизация – один из самых увлекательных вопросов современного флота. Тут наблюдается значимый разнобой. Одни и те же боевые единицы могут в различных странах называться сторожевыми, патрульными, эскортными кораблями, корветами, фрегатами. Одна и та же боевая единица во 2-ой половине XX века за время собственной жизни числилась эсминцем и крейсером, эсминцем и фрегатом, фрегатом и крейсером и т. д. зависимо от «политического курса». К концу прошлого столетия ясно возобладала тенденция «понижения уровня» – корабли, полностью надлежащие по способностям и задачкам традиционным крейсерам (русские ЭМ проекта 956, южноамериканские «Орли Берк»), причислили к эсминцам.

Сейчас, кроме остального, ВМФ Рф отходит от принятой ранее систематизации кораблей младших рангов – малых противолодочных и ракетных кораблей, сторожевиков – в пользу западной схемы «корвет/фрегат». Какое содержание сейчас несут возрожденные понятия, имеющиеся еще с давнешних парусных времен?

200 годов назад все мореплаватели знали: и корвет, и фрегат – трехмачтовые суда с прямым (корабельным) парусным вооружением. При всем этом последний (этимология слова «фрегат» и доныне представляет собой загадку, но употребляется оно фактически во всех европейских языках), как и на данный момент, был классом выше корвета. Более массивные фрегаты сражались в полосы баталии вместе с линкорами. Фрегат имел как минимум одну закрытую орудийную палубу (а время от времени две – открытую и закрытую) и нес 30–50 пушек (5–6-й ранг), в том числе томных.

Уступая линкорам по главным размерениям, огневой мощи и прочности корпуса, фрегаты были резвее, маневреннее и делали роль «прислуги за все» – от генерального боя до разведки и от сопровождения конвоев до кругосветных экспедиций.

Корветы (франц. corvette – легкий военный корабль, малый фрегат, голланд. corver – корабль-охотник) очень тесновато пересекались с так именуемыми малыми фрегатами (наименее 30 пушек), находивш
имися, как и корветы, уже «вне рангов». Отличались корветы от малых фрегатов приемущественно отсутствием закрытой батареи и также были многоцелевыми кораблями. Они делали разведывательные, посыльные и эскортные задачки, а в отдаленных морях были бы и флагманами местных сил, пугая аборигенов огнем карронад, прикрывая деяния парусных баркасов с легкими пушками и десантом.

Такое разделение длилось до пришествия эры пара в 50-х годах XIX века, когда фрегаты и корветы в течение практически 3-х 10-ов лет сошли со сцены. Фактически всю нишу этих классов заняли сменившие их крейсера. К ним потом присоединились миноносцы и эсминцы, которые равномерно, с ростом ТТХ все более уверенно осваивались в роли эскортных кораблей.

Корветы и фрегаты как класс возвратила к жизни 2-ая глобальная война, когда оказалось, что эсминцев, а тем паче крейсеров не хватает для выполнения важной задачки – сопровождения конвоев, ставших поистине кровеносными сосудами Объединенных Наций. Не считая того, эсминцы, не говоря уже о крейсерах, являются очень дорогими и сверхизбыточно массивными для схожих целей.

Так позабытые было два класса возродились вновь. Корветы с водоизмещением в границах тыщи тонн вооружались артиллерией калибра до 76–100 мм, 20–40-миллиметровыми зенитными автоматами (либо пулеметами), бомбосбрасывателями и реактивными бомбометами. У их было достаточно приличное радиоэлектронное вооружение, что именуется «джентльменский набор»: РЛС (один из более всераспространенных радаров военных времен – именитый английский «тип 271» сантиметрового спектра), Угасал (к примеру тип 127DV) и высокоточный пеленгатор «хаф-даф». Под это описание, скажем, подходят обширно известные английские корветы «цветочной серии» (Flower), размноженные в 267 экземплярах и ставшие для туманного Альбиона приблизительно таким же эмблемой, как для нас танк Т-34. Снаряженные паровыми машинами мощностью 2750 лошадиных сил, они со своими 16 узлами деловито сновали вперед-назад вдоль строя нерасторопно ползущих конвоев. Австралийские рудовозы из Фритауна в Англию, «Либерти» и танкеры из США в Англию, те же «Либерти» и русские транспорты из Галифакса и Хваль-Фьорда в Мурманск и Архангельск… Они везде находили для себя место. Но дальность их плавания (3,5 тыщи миль) не всегда позволяла аккомпанировать конвои на всем протяжении маршрута, а дозаправка на ходу не всегда была вероятна.

Эту делему как раз решали фрегаты, к примеру английский тип River. Приличные корабли, 1370 «длинных тонн» водоизмещения в эталоне, 1830 полного водоизмещения, силовая установка мощностью от 5000 до 6500 лошадиных сил (паротурбинная или паромашинная) и скорость более 20 узлов. В отличие от корветов они уже могли аккомпанировать конвои на всей протяженности маршрута. И вооружение имели более приличное, чем собратья: пара 102-мм (либо 114-мм) пушек, до 10-ка зенитных «Эрликонов», также РБУ и бомбосбрасыватели с приличным припасом глубинных бомб (до полутора сотен), достаточным для сурового противодействия подлодкам по пути следования конвоя.

Современный вид корветы и фрегаты заполучили уже в 60–70-х годах благодаря ракетному вооружению. Вот тогда начался резкий рост числа кораблей УРО (управляемого ракетного вооружения) во всех более либо наименее суровых флотах, сначала конкретно за счет относительно дешевеньких единиц 2-ух этих классов. К 70-м годам корветы и фрегаты выросли в размерах (до 1,5–2 тыщ тонн корветы, до 4–5 тыщ тонн фрегаты) и начали из чисто эскортных кораблей преобразовываться в многоцелевые боевые единицы, которыми были их парусные праотцы. «Многозадачность» определялась способностями вооружения. Противолодочный потенциал оставался главным. Массивные гидроакустические комплексы (ГАК), объединяющие несколько станций (Угасал), в купе с управляемыми торпедами и/либо ПЛРК (противолодочными ракетными комплексами) и наличием (для фрегатов) палубного вертолета как и раньше сохраняли за этими кораблями реноме «охотников за ПЛ».

Потенциал ПВО возрос благодаря возникновению малогабаритных ЗРК малой дальности и близкого боя, а малогабаритные ПКР (более известные и обширно всераспространенные и по сию пору – «Гарпун» и «Экзосет») окончили перевоплощение корветов и фрегатов в многоцелевые боевые единицы, способные делать огромную часть задач надводного флота.

Возвращение к истокам?

Сейчас развитие корветов и фрегатов, равно как и кораблей «старших классов» – эсминцев и крейсеров, вышло на новый виток благодаря универсальным пусковым установкам, позволившим резк

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,108 сек. | 11.29 МБ