Коренной перелом в процессе Российскей войны: схватка под Малоярославцем 12 (24) октября 1812 года

Коренной перелом в ходе Отечественной войны: сражение под Малоярославцем 12 (24) октября 1812 года

Небольшому русскому городку Малоярославцу предначертано было выполнить значительную роль в процессе Российскей войны 1812 года. Тут 12 (24) октября 1812 г. российская армия приостановила продвижение войск Наполеона, следовавших из Москвы в Калугу. Французский правитель, утратив надежду на заключение мира с Александром I, желал бросить Москву и отойти. Но он желал отступать не по разоренной местности, а через еще незатронутые войной области, лежащие к юго-западу от Москвы. Главные силы французской армии планировалось выводить из Москвы по Старенькой Калужской дороге, а потом перейти на Новейшую Калужскую дорогу и двигаться через Боровск и Малоярославец на Калугу. По инфы французского командования там размещались значимые склады продовольствия, собранного для российской армии. Из Калуги французский правитель собирался повернуть на запад. Для воплощения этого плана Наполеону Бонапарту нужно было так скрыть собственный маневр от российского командования, чтоб армия Миши Кутузова, расположенная в Тарутино, находилась там как можно подольше и не успела преградить французским войскам путь в Калугу.

7 октября 1812 года французская армия выступила из старой российской столицы по Старенькой Калужской дороге. В авангарде шли 4-й пехотный и 3-й кавалерийский корпуса Величавой армии. Командиром этого авангарда был итальянский вице-король царевич Евгений Богарне, пасынок французского правителя. 9 октября 1812 г. французский авангард прибыл в селение Фоминское, а оттуда 10 октября двинулся к деревне Котово.

Миша Илларионович Кутузов был убеждён, что скоро противник начнёт отступление по Смоленской дороге. Это подтверждали известия о подготовке противником больших магазинов в Смоленске и Вильно и сосредоточение там больших резервов, на которые можно было опереться во время отступления. После схватки при Тарутино с силами Мюрата 6 (18) октября 1812 года Кутузов дал войскам приказ быть в готовности для перехода в пришествие. Сразу командирам армейских партизанских отрядов был ориентирован циркуляр, в каком предполагалось подразумевать два варианта деяния врага: армия Наполеона соединит все силы, чтоб дать Главной российской армии генеральной схватка на Тарутинской позиции, либо начнёт отступление за Днепр. В первом случае командирам предписывалось следить за противником, вовремя доносить о его движении и при приближении к позициям Главной российской армии, грозить французам с флангов и тыла. Во 2-м случае – стараться упредить врага на марше, применяя стратегию «выжженной земли», уничтожая по пути следования французов припасы продовольствия и фуража.

Догадки Кутузова оправдались: начиная с 1 (13) октября Наполеон проводил смотры войскам. Потом он выслал всех покалеченых в Смоленск и дал приказ обеспечить все корпуса продовольствием на 20 дней. Этого припаса должно было хватить до Смоленска. Ужаснее обстояло дело с фуражом, хотя численность конного состава французской армии очень сократилось. После всех изготовлений осталось только избрать дорогу на Смоленск. На запад вели три дороги. 1-ая через Можайск на Смоленск; 2-ая – севернее Смоленской дороги, через Волоколамск, Зубов и Витебск; 3-я дорога шла через Верею, Ельню и тянулась к Смоленску. 1-ая дорога была самой недлинной и лучше всех была известна. Но движение через неё производило воспоминание бегства, а Наполеон желал сохранить видимость, что он не отступает, а производит манёвр отхода на зимние квартиры, чтоб продолжить русскую кампанию в 1813 году. 2-ая дорога была более применимой, но при условии подготовки магазинов. Французский правитель не исключал этот вариант и 5 (17) октября сделал рисунок плана, по которому армия должна была идти в северо-западном направлении, создавая опасность Петербургу и Риге. Но в таком случае в тылу оставалась российская армия, потому против этого плана выступило большая часть маршалов.

Оставалась 3-я дорога, поблизости которой размещались российские базы. Их захват решал делему обеспечения армии продовольствием и орудием, и поставить русскую армию в тяжёлое положение, лиш
ив её баз снабжения. Выходя из Москвы, Наполеон желал скрыть свои намерения. Он сказал, что французская армия оставляет Москву только для того, чтоб захватить Тулу, Калугу и Брянск, где сосредоточены главные припасы орудия, боеприпасов и продовольствия российской армии. Для подкрепления этого обмана в старенькой российской столице был оставлен 8-тыс. отряд под началом маршала Мортье, в его состав вошла одна дивизия Юный гвардии, усиленная другими частями. Наполеон, разозлённый отказом Александра заключить мирное соглашение, отдал приказ Мортье заминировать Кремль и при уходе подорвать его. Не считая того, каждый французский корпус оставлял по отряду, они имели задачку крепить подступы к Москве. Но этим заявлениям никто не веровал, и бойцы французской армии старались увезти с собой как можно больше награбленного добра. Армия Наполеона оказалась так отягощена награбленным имуществом, что стопроцентно растеряла свою маневренность. Наполеон уже не мог приказать армии бросить награбленное в Москве, т. к. дисциплина серьёзно свалилась, и он сам обещал войскам все сокровища российской столицы.

За авангардом итальянского вице-короля шёл 3-й пехотный корпус Нея, 1-й корпус Даву и Древняя гвардия. За ними шли Юная гвардия и гвардейская конница Кольбера. 7 (19) октября Наполеон получил донесение от Мюрата, который сказал, что стоит у Воронова на северном берегу реки Моча. Он также сказал, что российские наблюдают за ним, но в бой не вступают. Необходимость движения по Старенькой Калужской дороге отпадала, т. к. Наполеон не стремился к генеральному схватке у Тарутина. Его целью стал обход российской армии по Новейшей Калужской дороге, чтоб выйти к Малоярославцу, потом Калуге и может быть Туле, после повернуть на Смоленскую дорогу. Но фуррор в реализации этого маневра вполне зависел от его внезапности и быстроты. А здесь у Наполеона были большие трудности. Из-за недочета лошадок артиллерийский парк пришлось серьёзно уменьшить, большие кавалерийские соединения практически пропали, гвардейская конница насчитывала всего 4,6 тыс. всадников. Конкретно конница должна была сыграть в схожем маневре решающую роль: проводить разведку, маскировать своими действиями движение армии, прикрывать пехоту. Недочет кавалерии с самого начала обрекал на провал внезапность маневра на Калугу.

Всё же Наполеон отважился на этот шаг, надеясь одурачить внимательность российского предводителя и выйти к Калуге. С этой целью от Троицкого к Воронову был ориентирован корпус Нея, а главные силы повернули от Красноватой Пахры к Фоминскому. Французский штаб остался в Фоминском. Оттуда Наполеон отдал приказ начальнику штаба Бертье навести 8 (20) октября в Тарутино полковника Бертеми с письмом к Кутузову. В нем французский правитель предлагал русскому военачальнику отказать от способов «малой войны» и придать войне «ход, сообразный с установленными правилами». Основная же задачка Бертеми была в том, что убедиться в нахождении российской армии на Тарутинской позиции и дезинформировать российское командование, сообщив, что письмо ориентировано из Москвы. На это письмо Кутузов ответил, что «трудно приостановить люд, жестокий всем тем, что он лицезрел, люд, который в продолжение двухсотен лет не лицезрел войн на собственной земле, люд, готовый жертвовать собой для родины и который не делает различий меж тем, что принято и что не принято в войнах обыкновенных».

Получив от Бертеми сообщение, что российская армия как и раньше стоит на позиции у Тарутино, Наполеон заторопился. Главные силы были ориентированы в Боровск, корпус Понятовского – на Верею. Маршалу Мортье был отдан приказ подорвать Кремль и публичные строения в Москве и присоединиться к основным силам у Вереи. Жюно получил приказ приготовиться в Можайске для выступления на Вязьму. Силы Мортье покинули Москву в ночь с 8 (20) на 9 (21) октября. Французы смогли подорвать в Кремле несколько башен, повредить арсенал, сгорел дворец, Грановитая палата. Очень пострадали соборы. Большая часть же мин не взорвались, пожары закончились, шли сильные дождики. Намерение убить знак Рф – Кремль, не было оправдано никакими военными мотивами, практически это была месть очень раздраженного человека. Наполеон торжественно объявил: «Кремль, арсенал, магазины всё уничтожено; эта старая оплот, ровесница началу монархии, этот старый дворец царей, подобно всей Москве, превращены в груды щебня, в запятнанную, мерзкую клоаку, не имеющую ни политического, ни военного значения».

Дав указание основным с
илам двигаться к Боровску, Наполеон отдал приказ выдвинуть часть корпуса Виктора к Ельне, чтоб обеспечить связь с основными силами и обеспечить деяния на Калугу. 11 (23) октября Бертье отдал приказ войскам ускорить марш, чтоб упредить силы Кутузова у Малоярославца. В итоге Наполеон совсем не находил генерального схватки, он напротив пробовал оторваться от российской армии. Сразу он делал вид, что всё отлично.

Коренной перелом в ходе Отечественной войны: сражение под Малоярославцем 12 (24) октября 1812 года

Движение российской армии

Маневры противника не укрылись от российского командования. Получаемые Кутузовым от партизанских отрядов сведения дозволили впору разгадать план неприятеля и сделать ответные меры. Отряд Сеславина нашел возникновение сил неприятеля на Новейшей Калужской дороге. Партизанский отряд Сеславина действуя меж Смоленской и Калужской дорогами, 4 (16) октября вышел к Фоминскому и установил связь с отрядом Дорохова. Отряд Дорохова сначало имел задачку стукнуть по тылу Мюрата во время Тарутинского боя, но потом ему изменили задачку и отдали приказ выдвигаться к Калужской дороге. Дорохов двинулся к Каменскому, но потом возвратился в район Киселевки – Каменского. Тут он получил весть о возникновении французов в деревне Мальцево. Соединившись с отрядом Фигнера, Дорохов штурмовал неприятеля у Мальцева, но был обязан отойти под напором превосходящих сил. Сеславин сказал Дорохову, что французы 7 (19) октября заняли большими силами Фоминское. Сначала Дорохов представил, что это большой отряд фуражиров и попросил у Коновницына два полка пехоты, чтоб штурмовать неприятеля. Получив подкрепления, Дорохов опять штурмовал у Мальцева. От пришествия на Фоминское пришлось отрешиться и отступить, когда выяснилось, что там стоят дивизии Брусье и Орнано.

В ночь с 8 на 9 октября Дорохов известил Коновницына о сосредоточении французских войск у Фоминского. Он высказал предположение, что эти войска выдвинуты для прикрытия дороги от Москвы на Вороново, Фоминское, Ожигово и Можайск либо это авангард всей неприятельской армии, которая идёт на Боровск. Донесение Дорохова были доказаны и другими известиями, приобретенными 8 и 9 октября. Кутузов направил к Фоминскому 6-й пехотный корпус Дохтурова, 1-й кавалерийский корпус Меллера-Закомельского и 6 полков корпуса Платова. Дохтуров был должен штурмовать неприятельские дивизии в Фоминском. 10 (22) октября силы Дохтурова объединились с отрядом Дорохова в Аристово. Скоро Дохтуров получил донесение Сеславина о том, что к Фоминскому идут главные силы французской армии. Генерал сказал Кутузову, что у Фоминского размещены войска корпуса Нея и Старенькой гвардии. Калужский генерал-губернатор известил Кутузова, что французские части вошли в Боровск. Потом Милорадович, который следил за силами Мюрата, сказал, что войска неаполитанского короля отходят от Вороново к Боровску.

Стало совсем разумеется, что армия Наполеона идёт к Калуге через Боровск и Малоярославец. Главнокомандующий дал приказ Дохтурову выдвигаться к Малоярославцу. Генерал-майор П. Н. Ивашев получил задачку навести переправы и приготовить дороги, ведущие от Тарутино на Малоярославец. Милорадович получил приказ как и раньше вести наблюдение у Воронова, а потом отступить к Тарутино, что прикрыть тылы российской армии во время её маневра.

Российская армия выступила к Малоярославцу 2-мя колоннами. В первую колонну Бороздина вошли 7-й и 8-й пехотные корпуса, 2-я кирасирская дивизия. Во вторую колонну Лаврова входили 3-й и 5-й пехотные корпуса, 1-я кирасирская дивизия. Ещё ранее от авангарда Милорадовича к Малоярославцу был ориентирован корпус Платова, он имел задачку выдвинуться на Боровскую дорогу и вкупе с силами Дохтурова прикрыть Малоярославец с севера.

Ход схватки

Переход войск Дохтурова проходил в очень тяжёлых критериях: ливни размыли дороги, переправы были испорчены. Вечерком 11 (23) октября корпус в селе Спасском объединился с казаками Платова. К Малоярославцу силы Дохтурова вышли только ночкой 12 (24) октября и нашли, что город занят противником. Это были два батальона из дивизии Дельзона (из авангарда Богарне).

Дохтуров, выяснив, что конкретно в городке размещены

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,111 сек. | 11.72 МБ