Красноватая Армия — взор со стороны противника

Красная Армия - взгляд со стороны противника

Изучая воспоминания военачальников Первой и 2-ой глобальных войн (как с одной, так и с другой стороны), повышенное внимание мы обращаем на работу командиров и штабов по выработке и принятию решений по управлению войсками. Одним из важных причин в процессе принятия решений будет то, как командир оценивает собственного противника. Практика указывает, что в воспоминаниях довольно тяжело отыскать реальную характеристику, даваемую собственному противнику. Тут книжка генерал-майора танковых войск вермахта Ф.Мелентина является исключением. В ней одной из немногих дается беспристрастная и полная черта воякам Красноватой Армии. Полагаем, что данный материал будет увлекателен многим. Материал приводится по изданию: Меллентин Ф. В. Танковые схватки 1939-1945 гг.: Боевое применение танков во 2-ой мировой войне. – М. : ИЛ, 1957.

Справочно: Меллентин Фридрих фон Вильгельм, генерал-майор танковых войск. На Восточном фронте был начальником штаба 48-го танкового корпуса, а потом – начальником штаба 4 танковой армии. Учавствовал в Сталинградской и Курской битвах.

Красноватая Армия

С возрастом ценность опыта, обретенного германскими войсками в войне с Россией, будет понижаться, и будет нужно новенькая оценка военных способностей российских. Все же, нрав и свойства российского бойца, также обычные для него способы ведения боевых действий навряд ли серьезно поменяются. Потому опыт 2-ой мировой войны является надежной основой для правильной оценки военной мощи Рф.

1. Психология российского бойца

Можно практически с уверенностью сказать, что ни один культурный обитатель Запада никогда не усвоит нрава и души российских. Познание российского нрава может послужить ключом к осознанию боевых свойств российского бойца, его преимуществ и способов его борьбы на поле боя. Стойкость и духовный склад бойца всегда были главными факторами в войне и часто по собственному значению оказывались важнее, чем численность и вооружение войск. Это издавна известное положение было справедливо и для 2-ой мировой войны; я думаю, что оно будет сохранять свою силу и в дальнейшем.
Никогда нельзя заблаговременно сказать, что предпримет российский: обычно, он мечется из одной крайности в другую. Его натура так же необыкновенна и сложна, как и сама эта большущая и непонятная страна. Тяжело представить для себя границы его терпения и выносливости, он необыкновенно смел и отважен и, все же, периодически проявляет боязливость. Бывали случаи, когда российские части, самоотверженно отразившие все атаки германцев, внезапно бежали перед маленькими штурмовыми группами. Время от времени пехотные батальоны российских приходили в замешательство после первых же выстрелов, а на другой денек те же подразделения дрались с фанатичной стойкостью.

Российские очень непоследовательны: сейчас они не проявляют никакого беспокойства об обеспечении собственных флангов, а завтра идея о том, что их флангам грозит опасность, приводит их в кошмар. Российский боец с пренебрежением относится к принятым тактическим принципам, но, в то же время, старается вполне следовать буковке собственных уставов.

Его особенность непрочна, она просто растворяется в массе; другое дело терпеливость и выносливость — черты нрава, складывавшиеся в течение многих веков. Благодаря природной силе этих свойств российские стоят в почти всех отношениях выше более сознательного бойца Запада.
В массе он полон ненависти и необыкновенно жесток, один — бывает дружественно настроен и благороден. Эти свойства свойственны для российских — обитателей азиатской части страны, монголов, туркменов и узбеков, также для славян, живущих западнее Урала.

Российский боец любит свою "матушку Россию", и потому он дерется за коммунистический режим, хотя, вообщем говоря, он не является политическим фанатиком. Но следует учесть, что партия и ее органы владеют в Красноватой Армии большущим воздействием. Практически все комиссары являются жителями городов и выходцами из рабочего класса. Их отвага граничит с безрассудством; это люди очень умные и решительные. Им удалось сделать в российской армии то, чего ей недоставало в первую мировую в
ойну, — металлическую дисциплину. Схожая, не понимающая жалости военная дисциплина — которую, я уверен, не выдержала бы ни одна другая армия — превратила неорганизованную массу в необыкновенно массивное орудие войны. Дисциплина — главный козырь коммунизма, движущая сила армии. Она также явилась решающим фактором и в достижении большущих политических и военных фурроров Сталина.

Российский остается неплохим бойцом везде и в всех критериях. В век атомного орудия все это может иметь очень огромное значение. Одним из основных преимуществ Рф явится ее способность выдержать большие разрушения и кровопролитные бои, также возможность предъявить необычно томные требования к популяции и действующей армии.

Неувязка обеспечения войск продовольствием для российского командования имеет второстепенное значение, потому что русским практически не надо централизованного армейского снабжения. Полевая кухня, практически святыня в очах боец других армий, для российских является всего только приятной неожиданностью, и они целыми деньками и неделями могут обходиться без нее. Российский боец полностью удовлетворяется пригоршней проса либо риса, добавляя к ним то, что дает ему природа. Такая близость к природе разъясняет способность российского стать вроде бы частью земли, практически раствориться в ней.

Боец российской армии — непревзойденный мастер маскировки и самоокапывания, также полевой фортификации. Он зарывается в землю с неописуемой быстротой и так искусно адаптируется к местности, что его практически нереально найти. Российский боец, искусно окопавшийся и отлично замаскированный, прочно держится за "матушку-землю" и, потому, вдвойне небезопасен как противник. Нередко даже длительное и внимательное наблюдение оказывается безрезультативным — позиции российских не удается найти. Потому следует проявлять чрезвычайную осторожность, даже если понятно, что местность свободна от противника.

Индустриализация Русского Союза отдала Красноватой Армии новейшую технику и огромное число высококвалифицированных профессионалов. Российские стремительно научились использовать новые виды орудия и, как ни удивительно, проявили себя способными вести боевые деяния с применением сложной военной техники.

Кропотливо отобранные спецы помогали рядовому составу завладеть современной боевой техникой, и нужно сказать, что российские достигнули суровых фурроров, в особенности в войсках связи. Чем подольше затягивалась война, тем лучше работали российские связисты, тем с огромным искусством использовали они радиоперехват, делали помехи и передавали неверные сообщения.
До некой степени высочайшие боевые свойства российских понижаются их природной леностью. Но в процессе войны российские повсевременно совершенствовались, а их высшие командиры и штабы получали много полезного, изучая опыт боевых действий собственных войск и германской армии, Они научились стремительно реагировать на всякие конфигурации обстановки, действовать энергично и решительно.

Непременно, в лице Жукова, Конева, Ватутина и Василевского Наша родина имела высокоодаренных командующих армиями и фронтами. Командиры младшего и часто среднего звена все еще мучались нерасторопностью и неспособностью принимать самостоятельные решения — из-за грозных дисциплинарных взысканий они страшились брать на себя ответственность. Шаблон в подготовке командиров маленьких подразделений приводил к тому, что они приучались не выходить за рамки уставов и наставлений и лишались инициативы и особенности, что является очень принципиальным для неплохого командира. Российские бойцы и младшие командиры подсознательно сознавали, что, если они будут предоставлены самим для себя, они погибнут. В этом инстинкте можно созидать корешки как паники, так и величайшего героизма и самопожертвования.

Невзирая на эти недочеты, российский в целом, непременно, хороший боец и при качественном руководстве является небезопасным противником. Было бы суровой ошибкой его недооценивать, хотя он, естественно, не вполне отвечает требованиям, предъявляемым к бойцам современной войны. Сила бойца Запада заключается в его личных качествах, высочайшем уровне интеллектуального и духовного развития и возможности действовать без помощи других. Ветеранам 2-ой мировой войны тяжело поверить в то, что рядовой российский боец окажется способен к самостоятельным действиям. Но российский так полон противоречий, что было бы ошибкой не учесть даже этого
свойства, которое, полностью может быть, находится у него в сокрытом состоянии.

Опытная и напористая работа коммунистов привела к тому, что с 1917 года Наша родина поменялась самым необычным образом. Не может быть колебаний, что у российского больше развивается навык самостоятельных действий, а уровень его образования повсевременно вырастает. Полностью может быть, что за длинный период подготовки в мирных критериях у него разовьется и личная инициатива.
Военные руководители, непременно, будут всячески способствовать таковой эволюции. Российское высшее командование знает свое дело лучше, чем командование хоть какой другой армии. Оно стопроцентно дает для себя отчет в слабостях собственных вооруженных сил и будет делать все вероятное, чтоб убрать имеющиеся недочеты. Есть основания полагать, что в текущее время способы военного обучения в Рф ориентированы на развитие способностей самостоятельных действий одиночного бойца и на воспитание у младших офицеров творческой инициативы. Естественно, развивать самостоятельность и критичное мышление для коммунистического режима небезопасно, и потому схожую тенденцию тяжело увязать с кровожадной и безоговорочной дисциплиной. Но, беря во внимание долгий период мирного развития, можно считать, что Красноватая Армия, по всей вероятности, сможет отыскать компромиссное решение.

2. Стратегия российских

Ведение боевых действий русскими, в особенности в пришествии, характеризуется внедрением огромного количества живой силы и техники, которые командование нередко вводит в бой бездумно и упорно, но достигает фуррора.

Российские всегда славились своим презрением к погибели; коммунистический режим еще более развил это качество, и на данный момент массированные атаки российских эффективнее, чем когда-либо ранее. Два раза предпринятая атака будет повторена в 3-ий и четвёртый раз, несмотря на понесенные утраты, при этом и 3-я и 4-ая атаки будут проведены с прежним упрямством и хладнокровием.
До самого конца войны российские, не обращая внимания на большие утраты, кидали пехоту в атаку практически в сомкнутых строях. Благодаря приемуществу в численности этот способ дозволил достигнуть многих больших фурроров. Но опыт указывает, что такие массовые атаки можно выдержать, если обороняющиеся отлично подготовлены, имеют достаточное количество вооружения и действуют под управлением решительных командиров.

Российские дивизии, имевшие очень бессчетный состав, наступали, обычно, на узеньком фронте. Местность перед фронтом обороняющихся в мгновение ока вдруг наполнялась русскими. Они появлялись как будто из-под земли, и, казалось, нереально сдержать надвигающуюся лавину. Большие бреши от нашего огня немедля наполнялись; одна за другой катились волны пехоты, и, только когда человеческие резервы иссякали, они могли откатиться вспять. Нечасто они не отступали, а неудержимо устремлялись вперед. Отражение такового рода атаки зависит не столько от наличия техники, сколько оттого, выдержат ли нервишки.

Только закаленные в боях бойцы были в состоянии преодолеть ужас, который обхватывал каждого. Только боец, сознающий собственный долг и верящий в свои силы, только тот, кто научился действовать, полагаясь на самого себя, сумеет выдержать ужасное напряжение российской массированной атаки,
После 1941 года к человеческим массам российских добавились массы танков. Отбить такие атаки было, естественно, существенно сложнее, и стоило это еще большего нервного напряжения.
Хотя российские, как мне кажется, не очень сильны в искусстве создавать импровизированные части, они понимают, как принципиально в хоть какое время иметь в готовности новые войска для подмены разбитых и затрепанных соединений, и в общем могут это делать. Они подменяли свои обескровленные части с умопомрачительной быстротой.

Российские подлинные мастера просачивания — формы боевых действий, в какой они не имеют для себя равных. Я направлял также внимание на их напористое рвение к созданию плацдармов либо всех других выдвинутых вперед позиций. Я должен выделить, что, если вы даже на некое время примиритесь с захватом русскими плацдарма, это может привести к роковым последствиям. На плацдарм будут подходить все новые и новые пехотные части, танки и артиллерия, и это будет длиться до того времени, пока с него, в конце концов, не начнется пришествие.

Российские предпочитают совершать передвижения собственных войск в ночное время и проявляют при всем этом огромное искусство. Но
они не обожают проводить ночкой широкие наступательные деяния — видимо, они понимают, что младшие командиры недостаточно к этому подготовлены. Но ночные атаки с ограниченной целью (чтоб вернуть утраченное положение либо облегчить планируемое на дневное время пришествие) они проводят.

В борьбе с русскими нужно привыкнуть к новым формам боевых действий. Они должны отличаться безжалостностью, быстротой и гибкостью. Никогда нельзя самоуспокаиваться. Все должны быть готовы к хоть каким неожиданностям, потому что произойти может все что угодно. Недостаточно вести бой в согласовании с отлично испытанными тактическими положениями, так как никто не может заблаговременно с уверенностью сказать, каковы будут ответные деяния российских. Нереально предвидеть, как будут реагировать российские на окружение, неожиданный удар, военную хитрость и пр.
В почти всех случаях российские полагаются на собственный прирожденный инстинкт больше, чем на имеющиеся тактические принципы, и следует признать, что инстинкт нередко приносит им больше полезности, чем могла бы дать подготовка в почти всех академиях. На 1-ый взор их деяния могут показаться непонятными, но они нередко на сто процентов себя оправдывают.

У российских была одна тактическая ошибка, которую они так и не смогли искоренить, невзирая на беспощадные уроки. Я имею в виду их практически суеверное убеждение в значимости овладения возвышенностями. Они наступали на всякую высоту и дрались за нее с большущим упорством, не придавая значения ее тактической ценности. Не один раз бывало, что овладение таковой высотой не диктовалось тактической необходимостью, но российские никогда не понимали этого и несли огромные утраты.

3.Черта разных родов войск

Мои замечания до сего времени касались приемущественно действий российской пехоты, которая в процессе 2-ой мировой войны вполне сохранила величавые традиции Суворова и Скобелева.

Невзирая на большой прогресс военной техники, российский пехотинец все еще остается одним из более принципиальных военных причин в мире. Эта сила российского бойца разъясняется его чрезвычайной близостью к природе. Для него просто не существует естественных препятствий: в непролазном лесу, болотах и топях, в бездорожной степи — везде он ощущает себя как дома. Он переправляется через широкие реки на самых простых подручных средствах, он может всюду проложить дороги. В некоторое количество дней российские строят многокилометровые гати через непролазные болота; зимой колонны в 100 шеренг по 10 человек в каждой направляются в лес с глубочайшим снежным покровом; через полчаса на замену этим людям приходит новенькая тыща, и через несколько часов на местности, которая у нас на Западе, числилась бы непролазной, возникает протоптанная дорога. Неограниченное число боец позволяет обеспечить переброску томных орудий и другой боевой техники по хоть какой местности без всяких тс.

Не считая того, техническое оснащение российских войск отвечает их нуждам. Автомашины отличаются наименьшим весом, а их габариты очень уменьшены. Лошадки в российской армии выносливы и не требуют огромного ухода. Русским не надо возить с собой тех больших припасов, которые сковывают деяния войск во всех западных армиях.

Российская пехота имеет не плохое вооружение, в особенности много противотанковых средств: время от времени думаешь, что каждый пехотинец имеет противотанковое ружье либо противотанковую пушку. Российские очень искусно располагают эти средства, и, кажется, нет такового места, где бы их не было. Не считая того, российское противотанковое орудие с его настильной траекторией и большой точностью стрельбы комфортно для хоть какого вида боя.

Любопытно, что российский солдат-пехотинец не отличается пытливостью, и потому его разведка обычно не дает добротных результатов. Владея природными свойствами лазутчика, он не достаточно употребляет свои возможности. Может быть, причина кроется в его омерзении к самостоятельным действиям и в неумении обобщить и доложить в понятной форме результаты собственных наблюдений.
Российская артиллерия, подобно пехоте, также употребляется массированно. Обычно, атакам российской пехоты предшествовала артиллерийская подготовка, но маленьким и неожиданным огневым налетам российские не присваивали огромного значения. У их были пушки и снаряды, и они обожали эти снаряды расходовать. При больших пришествиях российские обычно имели по 200 стволов на каждый километр фронта. Время от времен

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,103 сек. | 11.34 МБ