Красноватый барон

В августе 1939 года в СССР был установлен мировой рекорд, узнав о котором, было поражено все международное авиационное общество: пассажирский самолет беспосадочно пропархал 5000 км со средней скоростью 405 км в час. Так стремительно тогда не летали даже истребители!
По случаю нового заслуги социалистической науки и техники в Кремле был устроен праздничный прием для экипажа и конструкторов машины-рекордсмена. Подойдя к создателям чудо-самолета, Сталин поинтересовался, кто посреди их главный. Появилась неудобная пауза.

— Он арестован, — выжал один из инженеров.
Вождь обернулся к стоящему за спиной наркому внутренних дел
— У тебя?
— Да.
— Живой?
— Не знаю.
— Найди. Пусть работает.

Человек, о котором шла речь, в тот вечер крючился в луже крови на полу в кабинете следователя…

Красный барон

Начало лабиринта

В 1900 ГОДУ донна Паола, супруга барона Людовико Ороса ди Бартини, вице-губернатора провинции Фиуме и 1-го из видных вельмож Австро-Венгерской империи, решила взять на воспитание 3-х летнего Роберто, приемного отпрыска садовника, черной ночкой подброшенного в садовую беседку. Желая хоть что-то выяснить о происхождении собственного грядущего воспитанника, баронесса наняла детектива. Тот честно отработал выплаченный гонорар, но на доклад о результатах расследования прибыл очевидно смущенным: выяснилось, что папой мальчугана является… сам барон Людовико! Так мальчишка обрел реального отца и от всей души полюбившую его приемную мама.

К услугам молодого Роберто с ранешних лет были красивая библиотека, фехтовальный зал, двухмачтовая яхта, домашняя обсерватория с выписанным из Германии цейсовским телескопом. В 1912 году он в первый раз поднялся в воздух — в кабине самолета российского пилота Харитона Славороссова, выступавшего в Южной Европе с показательными полетами. А в последующем, на шестнадцатилетие, отец подарил юноше свой аэроплан и нанял инструктора, обучившего юного барона азам летного мастерства.

Вообщем Роберто был необыкновенно даровит: отлично отрисовывал, при этом как правой, так и левой рукою, с легкостью освоил 5 европейских языков, недурно музицировал на фортепиано, удачно выступал на соревнованиях по плаванию. И непонятно, кем бы он стал, не начнись 1-ая глобальная война.

После окончания в 1916 году офицерской школы барон ди Бартини оказался на Восточном фронте, в Буковине, где и произошла история, изменившая всю его последующую жизнь. Один из сослуживцев Роберто стукнул бойца за то, что тот недостаточно лихо приветствовал его. Рядовой не сдержался и ответил. В тот же денек он был повешен. После чего меж бароном и офицером, по чьей вине был казнен человек, произошла очень чувственная словесная перепалка. Оба аристократа выхватили револьверы. Бартини успел выстрелить первым…

Из кутузки, где он ждал приговора военно-полевого суда, Роберто выручили российские. Начался известный Брусиловский прорыв, и лейтенант австро-венгерской армии вкупе с 417 тыщами собственных соплеменников оказался в плену. Позже была нескончаемая дорога на восток и лагерь под Хабаровском, где Бартини провел длительных четыре года.

Разумеется, там он и заразился большевистскими мыслями. Так как, возвратившись на родину в 1920-м, стопроцентно отказался от покровительства отца, а после его погибели — от баснословного наследия в 10 миллионов баксов. Осев в Милане, пошел работать на завод «Изотта-Фраскини», где трудился чернорабочим, разметчиком, шофером. Сразу экстерном окончил авиационное отделение Миланского политехнического института. Сначала 1922 года барон получил диплом авиационного инженера, а чуток ранее — членский билет Итальянской коммунистической партии, которой и передал отцовские миллионы.
По решению ЦК ИКП юношу включили в состав боевой группы, которая должна была сорвать покушение на фаворитов русской делегации, прибывающих на международную Генуэзскую конференцию. Теракт готовили боевики Бориса Савинкова и князя Феликса Юсупова. С последним барон Роберто ди Бартини познакомился, используя собственный аристократический титул и связи в итальянском высшем свете. И скоро мастерская по производству взрывчатки, замаскированная под парфюмерный магазин, при таинственных обстоятельствах взлетела на воздух. А подробная информац
ия о планах белоэмигрантов появилась в нескольких итальянских газетах. 15 человек, в том числе и Савинков, были арестованы милицией.

После прихода Муссолини к власти в Италии Бартини, как один из самых активных членов боевой организации ИКП, был заочно приговорен фашистами к 20 годам кутузки. Поэтому летом 1923-го в Коминтерне приняли решение потаенно переправить его в Русский Альянс.
Предполагалось, что на некое время. Оказалось — на всю оставшуюся жизнь…

«Эх, отлично в стране русской жить…»

В МОСКВЕ Роберта Людвиговича (так его стали именовать) встречали член исполкома Коминтерна Антонио Грамши и один из управляющих русской военной разведки Ян Берзин. И тому, и другому необходимы были свежайшие сведения о белоэмигрантских ячейках в странах Европы, где побывал итальянец. Но русским лазутчиком барон не стал. Судьба уготовила ему другой путь.

В сентябре 1923 года Бартини, как дипломированного авиаинженера, зачислили лаборантом в штат Научно-опытного аэродрома на Ходынке. Позже повысили до профессионала технического бюро. Оценив уровень подготовки зарубежного спеца, его перевели в Управление ВВС Черноморского флота.

Тут, в Севастополе, начав инженером-механиком авиаминоносной эскадры, он стремительно дослужился до старшего инспектора по эксплуатации вещественной части, другими словами всех боевых самолетов авиации Черноморского флота. И в 1927-м — в 30 один год! — на петлицах итальянца появились ромбы комбрига РККА (по-современному — генерал-майора).

Красный барон

Самолет «Страна Советов» и его экипаж

Через год Бартини завлекают к подготовке трансконтинентального перелета. Экипажу самолета АНТ-4 «Страна Советов» в составе пилотов С.?А.?Шестакова и Ф.?Е.?Болотова, штурмана Б.?В.?Стерлигова и бортмеханика Д.?В.?Фуфаева предстояло преодолеть 21242 километра (из их 7950 над водой) по маршруту Москва–Омск–Хабаровск–Петропавловск-Камчатский–остров Атту–Сиэтл–Сан-Франциско–Нью-Йорк. Общее техническое управление перелетом было возложено на В.?М.?Туполева, морской частью управлял Бартини.

Красный барон

Встреча экипажа «Страны Советов» в Сиэтле

Полет закончился триумфально, и Роберт Людвигович получил свои 1-ые русские заслуги: легковой автомобиль М-1 и грамоту ВЦИК.?Скоро после чего комбрига перевели в Москву и назначили членом Научно-технического комитета ВВС РККА.

Работая тут, Бартини подготовил свои 1-ые проекты гидросамолетов, а именно, 40-тонного МТБ-2 (морского томного бомбовоза), установившего потом 6 глобальных рекордов по дальности полета над морем и грузоподъемности. После чего итальянец оказался в Опытно-производственном отделе (ОПО), занимавшемся морским самолетостроением, который возглавлял выдающийся авиаконструктор Д.?П.?Григорович. Сотрудниками Роберта Людвиговича оказались юные тогда и еще не много кому известные инженеры С.?П.?Цариц, С.?А.?Лавочкин, И.?П.?Остославский, И.?А.?Берлин, И.?В.?Четвериков.

Через какое-то время Бартини стало тесновато в границах одной только «морской» темы, и он переключился на разработку экспериментального истребителя. Но здесь ему внезапно пришлось кооперировать конструкторскую работу с административной деятельностью. В 1928 году Д.?П.?Григорович был арестован по несчастному «делу Промпартии», и во главе ОПО поставили «красного барона». Под его управлением за два года было создано несколько успешных проектов, которые потом были применены при разработке гидросамолетов МБР-2 (морской ближний лазутчик), МДР-3 (морской далекий лазутчик) и МК-1 (морской крейсер), более узнаваемый как АНТ-22.

Красный барон

Гидросамолет МК-1

В марте 1930 года конструкторскую группу Бартини влили в состав ЦКБ-39, что было принято итальянцем в штыки. Он еще не до конца сообразил особенности жизни и творчества в СССР, потому смело выслал докладную записку в ЦК ВКП (б). В ней он попробовал разъяснить людям, облеченным властью, но

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,178 сек. | 11.28 МБ