Крейсер «Варяг». После бала…

Сейчас в Рф навряд ли отыщешь человека, который не знал бы о геройском подвиге экипажей крейсера "Варяг" и канонерской лодки "Кореец". Об этом написаны сотки книжек и статей, сняты кинофильмы… До мелких подробностей описаны бой, судьба крейсера и его команды. Но выводы и оценки уж очень предвзяты! Почему командир "Варяга" капитан 1 ранга В. Ф. Руднев, получивший за бой орден Святого Жору 4-й степени и звание флигель-адъютанта, скоро оказался в отставке и доживал собственный век в родовом имении в Тульской губернии? Казалось бы, народный герой, да еще с аксельбантом и Жорой на груди был должен практически "взлететь" по служебной лестнице, но этого не вышло.

О бое уже написано столько, что повторяться просто нет смысла. А вот что было «после бала»?

Начавшийся в 11 часов 45 минут бой завершился в 12 часов 45 минут. С "Варяга" было выпущено 425 снарядов 6-дюймового калибра, 470 75-мм и 210 47-мм калибров, а всего выпущено 1105 снарядов. В 13 часов 15 минут "Варяг" дал якорь на том месте, откуда снялся 2 часа вспять. На канонерской лодке "Кореец" повреждений не было, как не было убитых и покалеченых. В 1907 г. в брошюре "Бой "Варяга" у Чемульпо" В. Ф. Руднев слово в слово повторил рассказ о бое с японским отрядом. Ничего нового отставной командир "Варяга" не произнес, а сказать надо было.

Крейсер «Варяг». После бала…

Беря во внимание сложившееся положение, на совете офицеров "Варяга" и "Корейца" решили крейсер и канонерскую лодку убить, а команды свезти на зарубежные корабли. Канонерскую лодку "Кореец" подорвали, а крейсер "Варяг" потопили, открыв все клапаны и кингстоны. В 18 часов 20 минут он лег на борт. В период отлива крейсер оголился более чем на 4 метра. Несколько позже жители страны восходящего солнца подняли крейсер, который сделал переход из Чемульпо в Сасебо, где был введен в строй и поболее 10 лет плавал в японском флоте под заглавием "Сойя", пока его не выкупили российские.

Реакция по поводу смерти "Варяга" была не конкретной. Часть флотских офицеров не одобряли действий командира "Варяга", считая их малограмотными как с тактической точки зрения, так и с технической. Но бюрократы вышестоящих инстанций считали по другому: для чего начинать войну с неудач (тем паче что полнейший провал был и под Порт-Артуром), не лучше ли использовать бой при Чемульпо для подъема государственных эмоций россиян и попробовать перевоплотить войну с Японией в народную. Разработали сценарий встречи героев Чемульпо. О просчетах все молчали.

Старший штурманский офицер крейсера Е. А. Беренс, ставший после Октябрьской революции 1917 г. первым русским начальником Морского генерального штаба, потом вспоминал, что ждал на родном берегу ареста и морского суда. В 1-ый денек войны флот Тихого океана уменьшился на одну боевую единицу, так же возросли силы противника. Известие о том, что жители страны восходящего солнца приступили к подъему "Варяга", распространилась стремительно.

К лету 1904 г. архитектор К. Казбек сделал макет монумента, посвященного бою при Чемульпо, и именовал его "Прощание Руднева с "Варягом"". На макете архитектор изобразил стоявшего у лееров В. Ф. Руднева, справа от которого находился матрос с перевязанной рукою, а за спиной посиживал офицер с опущенной головой. Потом макет сделал и создатель монумента "Стерегущему" К. В. Изенберг. Появилась песня о "Варяге", ставшая народной. Скоро была написана картина "Погибель "Варяга". Вид с французского крейсера "Паскаль"". Были выпущены фотоокрытки с портретами командиров и изображениями "Варяга" и "Корейца". Но в особенности кропотливо разрабатывалась церемония встречи героев Чемульпо. О ней, видимо, следовало бы сказать подробнее, тем паче что в русской литературе об этом практически не писали.

1-ая группа варяжцев прибыла в Одессу 19 марта 1904 года. Денек выдался солнечный, но на море была мощная зыбь. С самого утра город разукрасили флагами и цветами. Мореплаватели прибывали к Королевской пристани на пароходе "Малайя". Им навстречу вышел пароход "Святой Николай", который при обнаружении на горизонте "Малайи" разукрасили флагами расцвечивания. По этому сигналу последовал залп из салютных пушек береговой б
атареи. Из гавани в море вышла целая флотилия судов и яхт.

Крейсер «Варяг». После бала…

Крейсер «Варяг». После бала…
Затопленный "Варяг"

Крейсер «Варяг». После бала…
Подъем крейсера "Варяг"

На одном из судов находились начальник Одесского порта и несколько георгиевских кавалеров. Поднявшись на борт "Малайи", начальник порта вручил варяжцам георгиевские заслуги. В первую группу входили капитан 2 ранга В. В. Степанов, мичман В. А. Балк, инженеры Н. В. Зорин и С. С. Спиридонов, доктор М. Н. Храбростин и 268 нижних чинов. Около 2 часов денька "Малайя" стала заходить в гавань. На берегу игрались несколько полковых оркестров, а многомилионная масса встречала пароход кликами "ура".

Первым сошел на сберегал капитан 2 ранга В. В. Степанов. Его повстречал священник приморской церкви отец Атаманский, вручивший старшему офицеру "Варяга" образ святого Николая — покровителя моряков. Потом на сберегал сошла команда. По известной Потемкинской лестнице, ведущей на Николаевский бульвар, мореплаватели поднялись наверх и прошли через триумфальную арку с надписью из цветов "Героям Чемульпо". На бульваре моряков повстречали представители городского управления. Городской голова преподнес Степанову хлеб-соль на серебряном блюде с гербом городка и с надписью: "Привет Одессы удивившим мир героям "Варяга"".

На площади перед зданием думы был отслужен молебен. Потом матросы направились в Сабанские казармы, где для их был накрыт торжественный стол. Офицеров пригласили в юнкерское училище на банкет, устроенный военным ведомством. Вечерком варяжцам в городском театре проявили спектакль. В 15 часов 20 марта на пароходе "Святой Николай" варяжцы направились из Одессы в Севастополь. На набережные вновь вышла многомилионная масса.

На подходах к Севастополю пароход встречал миноносец с поднятым сигналом "Привет храбрецам". Пароход "Святой Николай", увенчанный флагами расцвечивания, вошел на Севастопольский рейд. На броненосце "Ростислав" его приход приветствовали салютом из 7 выстрелов. Первым на борт парохода поднялся главный командир Черноморского флота вице-адмирал Н. И. Скрыдлов.

Обойдя строй, он обратился к варяжцам с речью: "Здорово, родные, поздравляю с блестящим подвигом, в каком обосновали, что российские могут дохнуть; вы, как поистине российские мореплаватели, изумили весь свет своею беззаветною храбростью, защищая честь Рф и Андреевского флага, готовые быстрее умереть, чем дать противнику судно. Я счастлив приветствовать вас от Черноморского флота и в особенности тут в многострадальном Севастополе, очевидце и хранителе славных боевых традиций нашего родного флота. Тут каждый клочок земли обагрен российской кровью. Тут монументы русским героям: у их я для вас низковато кланяюсь от всех черноморцев. При всем этом не могу удержаться, чтоб не сказать для вас сердечное спасибо как прошлый ваш адмирал за то, что все мои указания на производившихся у вас учениях вы так славно применили в бою! Будьте нашими вожделенными гостями! "Варяг" умер, но память о ваших подвигах живая и будет жить многие годы. Ура!"

У монумента адмиралу П. С. Нахимову был отслужен праздничный молебен. Потом главный командир Черноморского флота передал офицерам высокие грамоты на пожалованные Георгиевские кресты. Броско, что в первый раз Георгиевскими крестами были награждены доктора и механики вровень со строевыми офицерами. Сняв с себя Георгиевский крест, адмирал приколол его к мундиру капитана 2 ранга В. В. Степанова. Варяжцев расположили в казармах 36-го флотского экипажа.

Таврический губернатор просил головного командира порта, чтоб команды "Варяга" и "Корейца" при следовании в Петербург тормознули на время в Симферополе для чествования героев Чемульпо. Губернатор мотивировал свою просьбу к том

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,111 сек. | 11.28 МБ