Крещение «Руси»

Крещение "Руси"ИСЧИСЛЯТЬ возраст спецподразделений по календарю, наверняка, не совершенно правильно. Ибо другой обыкновенной армейской части и за полста лет не пройти той грозной школы, которую довелось победить отряду “Русь” всего за полдесятилетия. Из этих ратных испытаний отряд вышел не пятилетним ребенком, а зрелым витязем, умудренным опытом боевых схваток, закалившим нрав горечью боевых утрат, готовым выполнить любые задачки в самых экстремальных критериях. Олицетворением отряда может служить его командир полковник Владимир Иванов: крепкий и приземистый, с шапкой рано поседевших волос, мягеньким, но императивным взором, выдержанным нравом, внутренним достоинством.

Владимир Сергеевич старожил в отряде. Когда “Русь” создавалась, Иванов совсем естественно из заместителя командира ОБОНа стал заместителем командира отряда специального предназначения “Русь” по работе с личным составом. Потому становление подразделения, переход на новые принципы обучения личного состава проходили при его конкретном участии. Благо “начальный капитал” для этого был приличный. В ОМСБОН, а с 1991 года он стал именоваться отдельным батальоном оперативного предназначения, отбирались призывники с высочайшими нравственными свойствами, со средним образованием, рослые, отлично развитые на физическом уровне.

Все это, умноженное на активную воспитательную работу, давало отличные плоды. С первых дней образования отряда в вопросах воинской дисциплины, организованности и исполнительности он не уступал своим старшим братьям — отрядам спецназа “Витязь” и “Росич”. Нужно было до их уровня подтягивать и боевую подготовку. За работу взялся назначенный на должность заместителя командира отряда по спецподготовке подполковник Виктор Спиридонов, прошлый десантник, “афганец”, поклонник спецназа. И даже при отсутствии специальной вещественной базы (в распоряжении отряда остался тот же старенький спортзал и стандартный спортгородок) удалось сделать много. Уже спустя полгода посреди ощетинившихся стволами спецназовцев, охранявших высокопоставленных русских чиновников в Чечне, можно было узреть и представителей отряда “Русь”.
Наименее чем через полгода новорожденный отряд крестили в пламенной купели чеченского конфликта. Это один из главных шагов в его истории. Уже 12 января 1995 года командир отряда полковник Павел Зайцев получил задачку передислоцировать вверенное ему подразделение в северокавказский регион для проведения особых операций, поисково-разведывательных и поисково-спасательных мероприятий, сопровождения колонн, организации засад, КПП и охраны объектов. Предстоящее девятнадцатимесячное пребывание в непрерывных боях и походах скрупулезно зафиксировано в историческом формуляре. От пестроты дат и перечисления боевых задач и географических наименований он смотрится как будто журнальчик боевых действий.
В январе 95-го обстановка в Суровом была не просто сложной, но запутанной и непредсказуемой. “Лучшие министры” послевоенной Рф тыком пальца в топографическую карту определяли задачку и посылали боевую технику и личный состав на верную смерть. Они возлагали надежды в кратчайшие сроки разгромить столицу мятежной Чечни и покончить с дудаевским режимом. Но сопротивление сепаратистов было жестоким, 1-ые раненые, поступающие в Центральный клинический лазарет ВВ МВД Рф, уже тогда гласили, что если политики не закончат эту бойню мирными средствами, то она затянется навечно. Только к финалу февраля федеральным силам удалось пройти весь Суровый и выйти к пригородам Алды и Черноречье.

Крещение "Руси"“Русичи” к тому времени уже успели отличиться при проведении особых операций по изъятию орудия и чистке от нелегальных вооруженных формирований северной окраины Сурового в районе Катояма, совхоза “Родина”. В жилом массиве Городок Иваново лазутчиками отряда под командованием заместителя начальника штаба майора Владимира Батрукеева была найдена явочная квартира боевиков, входную дверь в которую прикрывала лимонка Ф-1 на растяжке. Об

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,189 сек. | 11.29 МБ