Кризис и окно способностей

Кризис и окно возможностейГлавный предпосылкой приобретенной имунности русской экономики к модернизационным призывам управления страны является неадекватность проводимой экономической политики особенностям и закономерностям экономики познаний. Лежащая в её идейной базе неоклассическая теория рыночного равновесия не замечает современной экономики познаний и игнорирует НТП, который является главным фактором современного экономического роста.

Передовая финансовая идея издавна показывает на неадекватность неоклассической парадигмы реальным процессам экономического развития и иллюзорность лежащих в её базе аксиом — начиная от владеющего абсолютным познанием homo economicus и заканчивая совершенной конкурентнстью. Экономика никогда не бывает в состоянии рыночного равновесия. Игра рыночных сил нескончаемо порождает новые познания, способности и способности, что делает экономические процессы неравновесными, неопределёнными и нелинейными.

Сидячий в головах ряда управляющих наших экономических ведомств набор традиционных легенд из фаворитных учебников об экономике рыночного равновесия мешает им созидать реальные экономические процессы. Руководствуясь схоластическими моделями, импортированными в теорию рыночного равновесия из традиционной механики позапрошлого века, они не в состоянии признать собственные ошибки, подменяя их анализ очевидными рассуждениями о необходимости свёртывания муниципального вмешательства в экономику, которое, по их воззрению, искажает воздействие рыночных сил и мешает достижению состояния равновесия.

На пути построения мифологической экономики рыночного равновесия русское правительство лишило себя большей части принадлежности, капитала и компетенций управления развитием. Но пробы перехода к научно обоснованной политике развития, подтверждённой удачной практикой многих государств, блокируются доминирующими в русской экономике интересами — в том числе интересами олигархического бизнеса, который извлекает сверхприбыли за счёт собственного монопольного положения, природной и административной ренты. Отторгает переход к политике развития и коррумпированная часть госаппарата, которая не вожделеет брать на себя ответственность за реализацию проектов модернизации экономики, предпочитая паразитировать на госмонополиях.

Ещё одной влиятельной силой, не заинтересованной в конфигурациях, является интернациональный капитал и поддерживающие его интересы вашингтонские денежные организации. Эти интересы заключаются в демонтаже межгосударственных барьеров на путях движения интернационального капитала, подпитываемого безбрежной эмиссией баксов и евро под наращивание американских и европейских долговых обязанностей.

Проводившаяся валютными властями монетарная политика эмиссии рублей под прирост денежных резервов с отказом от денежного контроля и стерилизацией экономных доходов практически означала дотирование американской денежной системы за счёт русских экспортных поступлений.

Вывозя за предел сотки млрд баксов сбережений под 2-3 % годичных, Наша родина завлекает зарубежный капитал под 7-8 % годичных. Тем мы практически меняем свои заработанные за счёт экспорта продуктов длинноватые дешёвые средства на дорогие короткосрочные кредиты забугорных эмиссионных центров.

Русской денежной системе эта политика обходилась прямой потерей 20-50 миллиардов. баксов в год лишь на разнице процентов, уходивших на поддержание американских денежных пирамид. Логично, что южноамериканские валютные власти были в экстазе от таковой политики и без утомились хвалили проводившего её министра денег, называя его наилучшим в мире.

Оседлать волну роста

Нередко приходится слышать вопрос: много у нас страны либо не много? По сути, речь должна идти о повышении его эффективности, также как и рыночных устройств. У нас не работает подабающим образом ни то, ни другое. Как указывает опыт развивающихся государств, это взаимосвязанные вещи. Без действенного муниципального регулирования невозможна обычная работа рыночных устройств — они зарастают монополиями. И, напротив, без здоровой конкурентноспособной среды муниципальная машина вязнет в коррупции.
В такие структурные кризисы, как сегодняшний, когда происходит смена технологических укладов, роль страны в стимулировании обновления экономики на новейшей технологической базе неподменна. Рыночные механизмы в эти периоды дают сбой, потому что обычные направления инвестирования капитала перестают давать прибыль и нарушается механизм его воспроизводства. Экономика впадает в депрессию, а денежный рынок перебегает из стационарного режима в турбулентный — высвобождающийся из останавливающихся производств капитал не находит для себя приложения и вовлекается в пирамиды денежных спекуляций.

Выход из кризиса на новейшую волну экономического роста происходит по мере становления нового технологического уклада, создающего отменно новые способности для производства и употребления, неоднократно повышающего эффективность использования ресурсов. Для обеспечения этого становления нужен мощнейший инициирующий импульс со стороны страны, потому что депрессивное состояние экономики и турбулентность на денежных рынках перекрывает нормальную работу рыночных устройств воспроизводства и сопровождается обесцениванием значимой части денежного, физического и людского капитала.

О масштабе такового импульса свидетельствует опыт преодоления глобальных кризисов такового рода в прошедшем. В 1970-е переход к новенькому технологическому укладу был опосредован «звёздными войнами», а депрессия 1930-х годов была преодолена ценой катастрофы 2-ой Мировой войны.

Выход из сегодняшнего глобального кризиса также просит довольно массивных усилий страны по обеспечению структурной перестройки экономики на базе нового технологического уклада. Обозначенные В. В. Путиным приоритетные отрасли связаны с его ядром, которое вырастает в продвинутых странах, невзирая на кризис, с темпом около 35 % в год (кластеры нано-, био- и информационно-коммуникационных технологий).

Концентрацию ресурсов, нужную для реализации этих ценностей, может обеспечить только правительство. И это нужно делать масштабно и стремительно — те, кто ранее других оседлает новейшую волну экономического роста, станут фаворитами сегодняшнего века.

Чтоб преодолеть нарастающее отставание нам необходимо наращивать финансирование главных направлений становления нового технологического
уклада в 10-ки раз. При всем этом расходы на науку должны в целом вырасти в три раза, а норма скопления — более чем в полтора раза — до 35-40 % ВВП.

Упущенная выгода

Хоть какому адекватномыслящему и неравнодушному человеку понятно, что Рф актуально принципиально вырваться из сырьевой ловушки. Спору нет: это будет очень тяжело — ведь «окна возможностей» открываются изредка, обычно, при смене технологических укладов.

У олигархических структур, занимающих монопольное положение и на рынке, и в приёмной партии власти, отсутствуют стимулы к внедрению нового оборудования и технологий, переподготовке кадров, расширение научно-технических изысканий. Извлекая сверхприбыли из собственного монопольного положения и распоряжения принадлежащими государству недрами, они «не парятся» освоением новых технологий.

Даже в самой благополучной нефтяной отрасли личные компании свернули расходы на исследования в геологоразведке, инжиниринг передали южноамериканским фирмам, производимое в Рф оборудование стали закупать за рубежом. Производительность труда в нефтяной индустрии сейчас в три раза ниже, чем была 20 годов назад в русское время. Зато руководители приватизированных компаний обзавелись армией прислуги, личными самолётами и шикарными дворцами.

Кризис и окно возможностейПробы перехода к научно обоснованной политике развития блокируются доминирующими в русской экономике интересами?— в том числе интересами олигархического бизнеса, который извлекает сверхприбыли за счёт собственного монопольного положения, природной и административной ренты.

Пока же, массированно экспортируя сырьевые ресурсы и настолько же объёмно покупая наукоёмкую продукцию, мы практически импортируем инфляцию. Когда мы продаём нефть и получаем самолёты, то теряем нашу природную невоспроизводимую ренту, обменивая её на ренту умственную.

Наши забугорные партнеры, продающие нам самолёты, за счёт нас получают сверхприбыль, реал

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,161 сек. | 12.52 МБ