Кровь в мобильном

Кровь в мобильномРовно 50 годов назад, в последнюю неделю июня 1960 года, сходу 4 африканских страны были «освобождены» (Мадагаскар, Мали, Сомали и Конго). Африку освобождали оптом. Потом колониальная администрация выехала, но интересы бизнеса остались: их можно было уже отстаивать другим методом. Посреди африканских государств были страны бедные на полезные ископаемые. Им относительно подфартило — они не представляли особенного энтузиазма. Более пострадали те, у кого что-то ценное все-же было.

Конго считается одним из богатейших стран планетки. Население же — замыкает перечень бедности. Есть в Конго даже такое пожелание противнику: «чтоб для тебя жить в золоте»…

Мы все пользуемся мобильными телефонами. Их продается до полумиллиарда в год, и в каждом применен колумбо-танталит, получаемый из колтановой руды, а 80% глобальных залежей колтана находится как раз в Конго. И это не считая трети глобальных припасов алмазов, практически половины припасов кобальта, четверти припасов урана, также значимых нефтяных месторождений, меди, золота и серебра. Одно из богатейших стран мира могло бы позволить для себя уровень жизни как минимум Эмиратов. Но есть компании America Mineral Fields Inc., а есть еще Nokia, Siemens, также Cobatt (США), H.C. Starck (Германия), Ningxia (Китай) и целый ряд других…

50 лет в Конго фактически не затихает война, называемая и «конголезской гражданской» и «второй африканской» и «мировой колтановой». Сначала драчка шла за алмазы, а в 90-х появились мобильники, и начался «колтановый бум». За последние 10 лет тут погибло от 6 до 10 миллионов человек (по различным данным). Длится «священная» война (так ее именуют некие группировки-участников) за контроль над рудниками колтана, сосредоточенными в провинции Южное Киву. Отсюда же массово бежит население (кто может).

Кровь в мобильном

Свои интересы в Конго есть у всех — кто туда только косвенно не влез. За колтан ведут войну национальные группировки тутси и хуту (скрывающие франко-американский конфликт интересов), религиозные секты, миссии зарубежных стран, постоянные части примыкающих Руанды, Бурунди, Уганды и Анголы, русские и украинские летчики, китайские спецы и французские наемники, сторожи личных бельгийских и французских компаний. Свалка всеобщая. Рудники колтана сосредоточены, к тому же, в 2-ух государственных природных парках — и за последние годы тут не осталось практически ни одной зверушки. Голодные армии съели всех горилл, слонов и жирафов, ну и сама местность сейчас припоминает лунный пейзаж.

К тому же, залежи колтана тут перемешаны с залежами радиоактивного урана, а добывается он вручную при помощи лопаты и жестяного тазика. Результат: практически половина малышей — мертворожденные. Шахтеры носят кусочки радиоактивной руды просто в кармашках.

Еще одна неувязка богатейшей страны — голод. В армиях, легитимных и нелегальных вооруженных формированиях ведут войну до 70% всего мужского населения, другие добывают колтан, получая около 1-2 баксов в денек. Роют колтан на самодельных шахтах-копанках, где шахтеров повсевременно и засыпает. Сельским хозяйством не занимается фактически никто — смысла нет, все равно не сегодня-завтра пройдет какая-нибудь армия и сметет все подчистую. Только дамы еще как-то копошатся на огородах, чтоб прокормить малышей. Но они сталкиваются с очередной неувязкой — по местным поверьям, изнасиловавший даму боец будет убережен от пули…

Кровь в мобильном

В провинции Южное Киву на данный момент раз в день (!) гибнет до 1500 человек. Тут ведут войну целых 33 вооруженных группы по принципу все против всех. Ужаснее всего, что направляемые сюда ооновские миротворцы тоже сразу врубаются в дележ прибылей от рудников — доходит до стычек уже меж голубыми касками. Колтан нужен всем — его прибыльность существенно превосходит доходы от алмазов, урана и золота.

Местные чародеи считают кол
тан «проклятым камнем», утверждая, что пока его весь не выкопают — спокойствия в Конго не будет.

Да, в 1960-м из Конго ушла бельгийская администрация, но осталась компания L’Union Miniere, которая очень неровно дышала в сторону алмазных копей. Попытавшийся национализировать рудники Лумумба прожил после чего, как понятно, недолго. Поставленный на его место Мобуту 40 лет формально правил в столице, воспринимал военные парады и не встревал в то, что происходило в южной провинции. За этот период времени Конго вошло в 10-ку наибеднейших государств, Мобуту — в десяток богатейших людей мира. А наемники из охранных бельгийских компаний тем временем интенсивно вели войны с соперниками из других компаний, повстанцами и рейдерами из примыкающих стран. Но Мобуту свергли, как начался колтановый бум, и рядовая война заполучила нрав жестокой резни всех со всеми.

В мировой «драчке» за колтан, по оценкам СБ ООН, участвуют: Бельгия, Нидерланды, Англия, Наша родина, Китай, США, Канада, Франция, Швейцария, Германия, Индия и Малайзия (не считая африканских стран). 10 лет ООН просит ввести эмбарго на поставки орудия в этот регион, но результатов не видно. Колтан и орудие неразрывно связаны. Как произнес президент примыкающей Руанды, участвующей в битве за колтан (сначала на стороне французских компаний, потом американской Cobatt): «Эта война финансирует саму себя».

Вооружение, нужное для захвата рудников, покупается за уже оккупированный колтан, позже на проданный новый колтан покупается снова вооружение. Одно только Конго растрачивает в денек около миллиона баксов на ведение войны (как и Руанда). Часто орудие покупается и на кредиты МВФ. Сначала 2000-х МВФ высоко оценило быстроразвивающиеся экономики всех воюющих государств, показавших 6% рост — и выделил новые кредиты. Но население при таком росте убывает на очах неописуемыми темпами: часто в армиях, не считая подростков, вести войну некоторому.

Кровь в мобильномНе считая постоянных армий, зарубежных наемников и охранных компаний тут ведь ведет войну еще «Движение за конголезскую демократию», не так давно захватившее несколько рудников у городка Гома, в месяц продавшее 150 тонн колтана, практически уничтожив население этого города.

Ведет войну пришедшая из примыкающей Уганды «Армия Сопротивления Господа», грустно прославившаяся ранее резней африканцев-католиков. Базирована «божественная армия» была еще в 1987-м вспять некоторым Джозефом Жеребцы. Известна она также воровством малышей по всей центральной Африке, «которые непорочны и войдут в царствие божие». Из их делают недолговечных бойцов — пушечное мясо в борьбе за колтан. Временами, закрученые в листки библии, части расчлененных тел «идейных» противников разбрасывают по городам и селам Уганды и Конго, при этом все это делается во имя морали и нравственности.

Действует тут и армия наемников Нкунды — пастора руандийской церкви «адвентистов 7-го дня», 20-тысячная армия из сектантов, негласно спонсируемая America Mineral Fields Inc. (контрольный пакет акций у четы Клинтон). В этом году, получив вооружение из Руанды, она потеснила ангольскую армию (китайские интересы) и конголезские правительственные войска, потребовав расторгнуть 9-миллиардный договор с Китаем на разработку колтановых рудников.

Тут действует и армия французских наемников Жана-Пьеру Бембе, местного олигарха, отхватившего в свою вотчину кусочек Конго, объявившего себя ни мало ни много — «представителем Христа в регионе». Из этого района колтан идет уже на изготовка микропроцессоров Intel.

Сама схема поставок колтана очень непроста. Конголезские старатели вручную его добывают и сдают маленьким дилерам-перекупщикам. Те, в свою очередь, нанимают личные самолеты из Украины и Рф, которые перевозят необработанную руду в примыкающие страны (в большей степени в Руанду). Дальше груз, вывезенный из Конго, через правительственные компании, принадлежащие родственникам президентов Руанды либо Уганды, доставляется в Европу. Тут главную роль играют уже бельгийские компании. Большая часть грузов приходит в аэропорт Остэнде (перевалочный пункт) и вспять самолеты уже везут орудие из восточной Европы и Рф, а груз колтана через конторы, зарегистрированные где-нибудь на Кипре, поставляется на перерабатывающие фабрики.

Их малость, но их обладатели, на самом деле, главные спонсоры войны в Конго: Cobatt (США), H.C. Starck (Германия), Ningxia (Китай) и казахстанский перерабатывающий завод в Усть-Каменогорске. Последний предположительно через казахское управление практически держит под контролем швейцарский магнат Крис Хубер. Тот же казахско-швейцарский канал в большей степени и занимается набором летчиков в постсоветских странах. На данный момент прогуливается даже такая шуточка: «в небе Африки нельзя летать без познания русского». Наши летчики («славные ребята») обслуживают все воюющие стороны, за денек время от времени просто развозя орудие всем участникам колтановой драки.

«Мобильный просачивается кровью» — молвят в Африке.

В свое время южноафриканскую компанию «Де Бирс» удалось вынудить брать алмазы по «белым» схемам (не на черном рынке, где дешевле), просто фиксирующим происхождение продукта. Достигнуть такого же относительно колтана ООН не удается: в стычке увязли все большие страны — очень уж велика прибыль.

Африканцы именуют колтановый район «филиалом ада» и вести войну тут, фактически, скоро будет уже некоторому. Потому неслучайно бельгийские правозащитники отмечают активизацию в восточной Европе личных охранных компаний, вербующих наемников в Конго. Just business.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,097 сек. | 11.27 МБ