Радиальная оборона русской бронетехники трещит по швам

Круговая оборона российской бронетехники трещит по швам

Не считая системы "танк–противотанк" есть система "танкостроение–противотанкостроение"
Провал в разработке нового танка Т-95 сопровождается никчемной модернизацией Т-72, так как вооружение, защита, командная маневренность этой машины (даже после модернизации) не будут соответствовать требованиям войн последнего поколения. Продолжающаяся организационная путаница в управлении НИИ, КБ, заводами, также техно слабость заказчика и производителей не позволяют навести порядок в танкостроении, которое может существовать только как рынок подержанных бронемашин.

Т-72, Т-80, Т-90 – КАМИКАДЗЕ
Какие странноватые действия происходят в русском танкостроении. В свое время начальник Головного автобронетанкового управления (ГАБТУ) Сергей Маев и заместитель министра обороны генерал армии Николай Макаров информировали общественность о том, что в 2010 году на вооружение будет принят новый танк Т-95 (см. «НВО» № 12, 2010 год и № 16, 2009 год). Имеются сведения, что этот танк не прошел муниципальные тесты. Остается потаенной, что или к 2010 году устарели тактико-технические требования (ТТТ) на его разработку, или танкостроители по каким-то причинам не выполнили техническое задание Минобороны. Но реальность такая, что в итоге невыполнения ГПВ-2010 бригады Сухопутных войск еще длительное время будут оставаться со старенькыми танками, не применимыми вести войну в новых критериях.

В июньском номере одной из столичных газет на вопросы корреспондента, какова судьба наших танков, есть ли решение в Минобороны на этот счет и какой из многообещающих российских боевых машин вы отдаете предпочтение, министр обороны Анатолий Сердюков ответил: «Мы обсуждали эту делему несколько месяцев тому вспять, встречались с конструкторами. Тогда же поднимали вопрос открытия ОКР по созданию нового танка. Но когда мне произнесли, что при всем этом на 60% будут применены старенькые выработки и заделы, то мы решили не начинать проект, пока не усвоим совсем, что все-таки нам надо».
Оказывается, до сего времени заказчик применительно к созданию нового танка не сообразил, что все-таки ему нужно. Дальше, отвечая на вопрос о том, какими средствами в случае войны будет вести боевые деяния Русская армия, Анатолий Сердюков произнес: «Тем, что имеем в наличии». Другими словами, министра обороны не тревожит, что танковые экипажи при использовании старенькой бронетехники ждет участь камикадзе. Несложно представить, что в случае начала боевых действий Верховному главнокомандующему начнут поступать сводки о тыщах погибших танкистов бронемашин Т-72, Т-80, Т-90. В данном случае поздно создавать комиссии по расследованию неудовлетворительной защиты старенькых танков.
В мае с.г. было размещено заявление генерал-лейтенанта Юрия Коваленко, бывшего первого заместителя начальника ГАБТУ, о том, что «с 2015 года в Вооруженных силах появится новый основной танк с принципно новыми тактико-техническими чертами, с новым автоматом подачи боеприпасов, с размещением экипажа в бронекапсуле, с выносом боеприпасов из боевого отделения». Другими словами, экс-замначальника ГАБТУ подтвердил факт проведения работ по созданию нового танка под шифром «Армата». Заявление Юрия Коваленко отличается от представления министра обороны, который остановил новый танковый проект на время, пока Минобороны не усвоит, что все-таки ему нужно. А осознать это необходимо было еще в 2000 году при формировании ГПВ-2010. При всем этом Минобороны даже не грезит о нужных темпах перевооружения новыми танками, которые должны оставаться главной ударной силой Сухопутных войск.
Таким макаром, противоречащие друг дружке выражения военачальников, являющихся представителями заказчика, свидетельствуют об отсутствии точной длительной технической политики в танкостроении. При всем этом соответствующей особенностью вышеупомянутых заявлений является отсутствие привязки нового танка к условиям бесконтактных войн. Внимание обращается едва на технические свойства новейшей бронемашины, а требование основного закона бесконтактных и сетецентрических войн (на поле боя одолевают не отдельные эталоны вооружения, а системы, сочетающие в собственном составе уд
арные средства со средствами разведки, связи, навигации, управления и обслуживания) остается без внимания.
Развитие забугорных дальнобойных высокоэффективных противотанковых средств поражения в купе с невыполнимостью обеспечить равнозащищенность танка со всех боков обуславливает необходимость усиления коллективной защиты танковых подразделений. При применении танков в критериях шестого поколения войн требуется непременное внедрение подвижных комплексов ПВО малой дальности, но не старенькых, сделанных еще в русское время. Так как забугорные авиационные носители не будут входить в зону ПВО, от новых комплексов требуется способность поражать авиационные противотанковые боеприпасы. При всем этом танковым подразделениям должно соответствовать нужное количество производимых подвижных комплексов ПВО малой дальности. Другими словами, новые танки и средства ПВО, радиоэлектронной борьбы (РЭБ) и др. должны составлять боеспособный набор, отвечающий требованиям нестандартных войн.

ДЕЗОРИЕНТАЦИЯ НАЛОГОПЛАТЕЛЬЩИКОВ
Более странноватое заявление не так давно сделал заместитель генерального директора научно-производственной компании «Уралвагонзавод» Вячеслав Халитов: «Результат боя находится в зависимости от многих причин, и все причины нужно учесть, а не выдергивать какие-то непонятные элементы. Да, у нас нет биотуалета в танке. Не нужно забывать, что танк – это боевая машина. И предназначена она для боя, а не для того, чтоб устраивать в ней гостиницу «Европа плюс».
Сразу Вячеслав Халитов сказал о том, что компания «Уралвагонзавод» заключила с Минобороны договор на модернизацию Т-72, которая дозволит существенно поднять боевой потенциал танка. Вкупе с тем замгендиректора не показывает количественные характеристики этого потенциала. Уместно напомнить, что прошлый начальник ГАБТУ Владислав Полонский отметил (см. «НВО» № 38, 2010 год), что российский парк в 1,2–1,9 раз уступает по военно-техническому уровню танковым паркам развитых забугорных стран. Приведенные Владиславом Полонским значения коэффициентов военно-технического уровня таковы: для танка Т-90 коэффициент составляет 1,5, а танка М1А2 – 2,2. Непонятно то, что по этому показателю Т-72 после модернизации затмит танк Т-90.
Дальше Вячеслав Халитов без сопоставления боевых и технических черт определенных забугорных и российских танков дезориентирует налогоплательщиков об итогах модернизации Т-72. Спрашивается, целенаправлено ли производить многомиллионные издержки на модернизацию танков Т-72, которая не учитывает то, что технические решения, обеспечивающие увеличение боевых параметров этой бронемашины, имеют ограничения по срокам и технологическому воплощению. Танк Т-72 по своим боевым свойствам может добиться после модернизации уровня М1А1, «Леопард-2» и «Челенджер», другими словами уровня 80-х годов прошедшего века (см. «НВО» № 38, 2010 год). При всем этом не учитывается, что танки М1А1, «Леопард-2» и «Челенджер» перевоплотился в М1А2 SEP «Абрамс», «Леопард-2А6», «Челенджер-2» с завышенными боевыми чертами, недосягаемыми для модернизированных танков Т-72. Исходя из этого модернизация Т-72 с целью увеличения боевых параметров навряд ли целесообразна.
По утверждению Вячеслава Халитова, увеличение боевого потенциала Т-72 будет обеспечено модернизацией разработанной «Уралвагонзаводом», которая обхватывает огневую мощь, защищенность, подвижность и командную маневренность. Эти обещания не соответствуют новенькому поколению войн.

ЛОБОВАЯ БРОНЕПРОБИВАЕМОСТЬ
Включением в боекомплект русских танков противотанковых управляемых ракет (ПТУР), как предполагалось, решалась последующая задачка. Российские бронемашины могли поражать «Абрамсы» и «Леопарды» на дальности 5 км, а те, в свою очередь, наши танки – только на 2 км. Это преимущество увеличивало бы выживаемость российских танков с более слабенькой защитой, чем у забугорных бронемашин. Но боевые свойства русских ПТУР, входящих в танковый боекомплект (см «НВО» № 4, 2011 год), оказались не на высоте (не пробивают лобовые детали корпуса и башни танков М1А2 SEP, «Леопард-2А6» и плохо преодолевают динамическую защиту). Сразу следует учесть, что, к примеру, западноевропейский театр военных действий имеет ландшафт, позволяющий вести стрельбу на дальности менее 2–3 км. По этой причине сходу исчезает преимущество «длинной руки».
Принятое в 1976 году русскими разработчиками решение по установке комплекса вооружения, обеспечивающего стрельбу противотанковыми ракетами через ствол танковой пушки, сл

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,122 сек. | 11.27 МБ