Крушение евро-Титаника («The American Spectator», США)

Крушение евро-Титаника ("The American Spectator", США)Гейдельберг, Германия – Не надо использовать поэтические — и сумрачные — очки, чтоб узреть, как старенькые распри ворачиваются в Европу. После саммита «большой двадцатки» в Каннах единственное, что стало естественным – экономическое крушение. Как кто-то не так давно написал «у Европы хворает Европа».А для тех из нас, консерваторов, которые очень свободно использовали аналогию нынешнего евро подхода к исламскому терроризму с Европой 1938 года, стало естественным, что мы частично были неправы. Перед тем, как Европа опять придет к 1938 году, материк должен пережить 26 лет экономического кризиса. В Европе не 1938 год: в Европе апрель 1912 года. И цивилизации, составляющие еврозону, больше напоминают сваленных в кучу пассажиров 4-ого класса, отправившихся в путешествие на «Титанике», чем членов экономического союза. И, в отличие от пассажиров «Титаника», выжившие после заката евро будут должны собственной судьбой экономическому дарвинизму.

Германия пока не хворает, но канцлер Ангела Меркель не сумеет вечно выручать ее от заболевания суверенного долга. За последние некоторое количество дней я увидел мало Германии и говорил со обилием германцев. Недостаточно, чтоб осознать их либо их цивилизацию, но довольно, чтоб, по последней мере, узреть часть их экономической силы.

В Мюнхене, блестящий завод и музей Бмв отбрасывают тень на Олимпийскую деревню, где в 1972 году террористы «Черного сентября» напали на членов израильской олимпийской сборной, убив двоих сходу, а девятерых после того, как некоторое количество дней спустя германские службы организовали провальную операцию по спасению заложников в аэропорту.

Сейчас Мюнхен это Бмв. Завод, ужас для профсоюза авто работников (UAW), практически на 85% автоматизирован. Около 700 ботов делают всю работу от точечной сварки до покраски в этом компьютеризированном балете гидравлической силы. В Мюнхене на каждом углу есть ювелирный магазин, продающий наручные часы от 20 тыщ евро и выше, но прохожие в их не много, если вообщем что-то, приобретают. Даже в пивных городка не много, что узреешь. Их клиентура несколько более грубовата, чем гости уличных кафе либо более дорогих ресторанов, но не более, чем европейцы могут узреть в глухом южноамериканском баре.

Единственные анонсы тут – грозные известия, поступающие из Канн. В новостях и неизменной евро-драме и заключаются старенькые распри. Но не в том стиле, в каком бы желали кинопроизводители.

В Каннах французский президент Саркози и германский канцлер Меркель запугали премьер-министра Греции Георгиоса Папандреу так, что он отказался от идеи проведения референдума по вопросу новейшей программки помощи республике, которая была принята неделю вспять на саммите ЕС. Но ни Франция, ни Германия не так сошли с разума, чтоб гарантировать Европейскому фонду денежной стабильности либо МВФ, платежеспособность Греции.К концу саммита транш помощи Греции, согласованный до встречи, был задержан, чтоб поглядеть, как длительно выдержит правительство Папандреу и выживет ли «соглашение» — которое было практически уничтожено призывом Папандреу к референдуму — по предоставлению помощи Греции.

Это, в целом, непринципиально. 50% сокращение греческого долга, которое приведет к тому, что вкладывательная цена облигаций сократится на столько же, добровольческое. Что значит, что никто в трезвом уме не воспримет его без того, чтоб попробовать условиться о более удачном соглашении, чем может позволить для себя греческое правительство. Греция не может позволить для себя даже 50% сокращение, но очень неблаговоспитанно об этом писать.

Без ЕФФС либо МВФ у Греции одна надежда, и это сложение возможностей Папандреу. И Греция, и Италия могут быть сохранены, на год либо два, Европейским Центральным банком. Если б ему просто дозволили напечатать больше евро, чтоб надуть валюту и предоставить Греции и Италии временное облегчение, их экономика сумеет выдержать еще несколько месяцев, может быть, даже лет. Утраты сумеют покрыть более удачные европейские страны, к примеру, Германия и Франция.Но можно узреть оканчивающую фазу борьбы. Как гласила несколько 10-ов годов назад английский премьер
-министр Маргарет Тэтчер и ее союзники, цивилизации, не имеющие 1-го правительства, не могут иметь одну валюту, не принеся в жертву тех, кто финансово несет ответственность, тем, кто безответственен. Когда евро упадет, как будет смотреться Европа?

Как крушение «Титаника», катастрофа начнет разворачиваться медлительно и будет ускоряться. Еврозона должна сократиться, избавившись поначалу от Греции, позже, может быть, от Италии, Испании, Португалии и других государств во все более ускоряющемся темпе. Когда зона совсем развалится, может быть, что германская экономика пострадает меньше всего.

В Европе начнется эра соц протестов, которая может длиться десятилетиями. Бедность – жутка, и, когда нет выхода, люди выступают против собственного правительства, позже против людей, а позже против примыкающих государств. Начнут свергаться правительства, люди восстанут, и единственными фаворитами станут такие страны, как Наша родина, которые будут стремиться установить свою гегемонию над ними.

Прошу вас, отметьте, что я тут не учитываю германцев, которые, на реальный момент, смотрятся довольно мудрейшими, чтоб не вожделеть экономической гегемонии над западной Европой. Неупомянутым остается тот факт, что, когда еврозона упадет, остается не много либо ничего, что завоевывать в Европе. Ни одна страна не может позволить для себя управлять сотками миллионов пешек, которые глядят на правительство в поисках средств к существованию. Немцы могут быть довольно мудрейшими, чтоб осознать, что они не сумеют оградить себя от Рф и стремиться к преобладанию Европы сразу.

Лицо Европы еле различимо под 2-мя тысячелетиями шрамов. Римская империя и ее падение, борьба Карла Матрелла против ислама, Османская империя, Наша родина, Наполеон, английский империализм, две глобальных войны, Русский Альянс, все были и пропали. Что будет в мире пост-евро?

История учит нас только тому, что карта Европы будет вновь изменена после того, как евро упадет. Главный вопрос в том, кто будет картографом?

Здесь стеклянный шар затуманивается. Разумеется, что неважно какая цивилизация, у которой найдется довольно длиннющий экономический клинок, может стать владельцем Европы, но стоимость такового клинка очень высока. Очень разумеется и некорректно гласить, что вероятный завоеватель с Востока будет принимать Европу как легкую добычу. Но Америка, хотя бы на культурной почве, поборется в этой борьбе, если мы еще будем существовать. Нет рецепта, чтоб вылечить раны Европы. Даже если б он был, страны еврозоны не смогли бы им пользоваться.

Если б только греки, либо хотя бы греческие дамы, исследовали свою культуру. У Аристотеля был рецепт для того, от чего мучается Греция и остальная еврозона, хотя, уже очень поздно использовать это лечущее средство. Лисистрата могла сработать 10 либо 20 годов назад. На данный момент уже ничто не может противостоять действию экономического дарвинизма в Европе.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,106 сек. | 11.3 МБ