Крымская война, как начало краха империи

155 годов назад, 30 (16 по ст. стилю) марта 1856 года, в Париже был подписан мирный трактат, завершивший войну, которую в Рф называли «Крымской», а в Европе — «Восточной».

Эту войну Русская Империя проиграла, хотя уже со времён Петра I её армия числилась самой сильной силой на планетке, российские войска крушили шведов, турок, персов, поляков, пруссаков, французов. Тем неожиданней и позорней стало это поражение.

Эта война стала практически предтечей Мировой войны, потому что против Рф выступила целая коалиция ведущих держав планетки – Английская империя, Франция, Османская империя и Сардиния (наисильнейшая часть раздробленной Италии). А Великобритания и Франция тогда были ведущими державами планетки в техническом и политическом плане. Не считая того, альянс дипломатично поддержали и величавые сухопутные державы – Австрия и Пруссия.

Почти во всем повинны в таковой ситуации и монархи Александр I и Николай I. Александр ввязался в ненадобные Русской империи антинаполеоновские союзы, хотя Павел I оборвал грешную практику вести войну за чужие интересы (за это и был убит). В конечном итоге Наша родина потерпела ряд тяжёлых поражений, пришлось отражать вторжение «Великой армии», потом вести войну во имя британских интересов в Европе.

Крымская война, как начало краха империи

Потом, после сотворения «Священного союза», поддерживать силой российского орудия существование монархий. Так, Наша родина в 1849 году выручила Австрию от Венгерского восстания – Венгерский поход Паскевича и Ридигера. В конечном итоге – «русского жандарма» терпеть не могла вся «просвещённая» Европа. Эти деяния не отвечали коренным интересам империи и Российского народа — было надо двигаться на Юг, в Среднюю Азию, к Персидскому заливу, Индию, Северный Китай. Развивать свою индустрия, сельское хозяйство, науку и образование, а не растрачивать ресурсы в ненадобных нам европейских войнах и конфликтах.

Лондон тогда был основным противником Рф, тут очень показательны слова лорда Пальмерстона. Ещё при переговорах по поводу конфискации судна «Уиксен» (британский корабль, снабжавший орудием и порохом кавказских мятежников, воевавших против Рф, арестованный русским флотом) меж Пальмерстоном и русским послом в Лондоне Поццо ди Борго произошла 30 апреля 1837 г. бурная сцена, во время которой Пальмерстон так растерял всякое самообладание, что самым откровенным образом высказал, по какой конкретно причине он так придирчиво и воинственно относится к Рф: «Да, Европа очень длительно спала. Она в конце концов просыпается, чтоб положить конец этой системе захватов, которые правитель вожделеет сделать на всех границах собственной широкой империи. В Польше он укрепляется и грозит Пруссии и Австрии; он вывел войска из (Дунайских) княжеств и сеет там смуту, чтоб получить предлог туда вернуться. Он строит огромные крепости в Финляндии с целью испугать Швецию. В Персии ваш посланник подстрекает шаха к глупым экспедициям, которые его разоряют, и сам предлагает ему, чтоб тот лично участвовал в этих разорительных войнах, чтоб ослабить и убить его. Сейчас вы желаете присвоить Черкесию…»

Поццо ди Борго, выслушав эти необыкновенные по откровенной грубости речи, заявил, что ему удивительно, почему он (Пальмерстон) так волнуется о судьбе Пруссии и Австрии, «держав, живущих в согласии и самой искренней дружбе с Россией». «Вы правы в этом, — оборвал Пальмерстон, — они (Австрия и Пруссия) ошибаются. Но Великобритания должна играть роль защитницы независимости наций, и если бараны безмолвствуют, гласить за их должен пастух».

Великобритания отлично смогла пользоваться начавшимся в 1852 году спором Рф и Франции за «право на покровительство христианским святыням Палестины». Пальмерстон сумел натравить на Россию и Францию и Османскую империю. К тому же Наполеон III был оскорблён лично – Николай усомнился в его праве занять престол. Французский правитель решил вернуть престиж и величие Франции, ну и наработать для себя авторитет в войне с Россией — провозглашая необходимость для французов «смыть позор 1812 года».

Пальмерстон выложил и цели войны:

— Аландские острова и Финляндия ворачиваются Швеции;

— Прибалтийский край отходит к Пруссии;

— царство Польс
кое должно быть восстановлено как барьер меж Россией и Германией (не Пруссией, а конкретно Германией, отмечал негласно Пальмерстон). Причём польские патриоты добивались совсем не независимости существовавшего в границах Русской империи Королевства Польского. Поляки добивались независимости Речи Посполитой в границах 1772 года, другими словами с Литвой, Белоруссией, южной (по Западную Двину) половиной Латвии, вкупе с Ригой, и западной (по Днепр) половиной Украины, вкупе с Киевом. А самые конструктивные намеревались к этому ожившему в их мечтах государству присоединить к тому же Финляндию;

— Молдавия и Валахия и все устье Дуная отходит Австрии;

— Ломбардия и Венеция от Австрии к Сардинскому царству;

— Предусматривалось отторжение от Рф Крыма, Грузии, юго-восточной части Кавказа и создание «черкесского государства» во главе с Шамилем, находившимся в вассальных отношениях к турецкому султану.

В 1854 г. английская «Таймс» писала: «Хорошо было бы возвратить Россию к обработке внутренних земель, загнать московитов вглубь лесов и степей». В том же году Д.Рассел, фаворит Палаты общин и глава Либеральной партии, заявил: «Надо вырвать клыки у медведя… Пока его флот и морской арсенал на Черном море не разрушен, не будет в безопасности Константинополь, не будет мира в Европе».

Но все эти планы английско-француско-турецкой коалиции разбились о Российского Бойца и Офицера, российские скинули десант британцев в море на Камчатке, стояли насмерть в Севастополе. После длительных и упрямых боёв (так вести войну в текущее время могут только российские, и тогда французы и британцы были другие — драться умели) союзники достигнули очень умеренных фурроров. Взяв стопроцентно разрушенный Севастополь, они тормознули – что делать? Вторгаться вглубь Рф?! Тупо, Русские просторы их всосут и не увидят.

Пошли разногласия: Лондон выступал за продолжение войны, Париж — нет. Это и понятно, французы вынесли основную тяжесть боёв в Севастополе (три четверти сил были их), Лондон снова использовал Францию, она вел войну не за свои интересы. Французский правитель «остыл» и начал потаенные переговоры с Петербургом.

Но здесь вмешались Австрия и Пруссия, «союзники» Рф по «Священному союзу». Австрия, которую Наша родина сохранила как страну (а напрасно, было надо дать одолеть венгерским повстанцам ещё в 1854 году), в ультиматическом порядке, под опасностью объявления войны востребовала от Рф вывести войска из Дунайских княжеств. Хотя эти войска могли при нейтралитете Австрии штурмовать турецкую местность.

Из-за «непонятного поведения» Вены, Николай I был обязан держать на границе с Австрией значимые силы, не послав их в Крым. Уже после внезапной погибели Николая Александру I в декабре 1855 года австрийский засол граф Эстерхази представил в Санкт-Петербург новый австрийский ультиматум: «Если Наша родина не проявит собственного согласия на принятие в виде прелиминарных критерий мира 5 пт, то австрийское правительство принуждено будет объявить войну». Последним сроком для получения российского ответа ставилось 18 января 1856 года.

Справка: 5 пт критерий мира содержали в себе условия о нейтрализации Темного моря, об отказе Рф от права исключительного протектората над Молдавией и Валахией, о свободе плаванья по Дунаю (что соединялось с потерей части Бессарабии), о согласии Рф на коллективное покровительство всех величавых держав, живущим в Турции христианам и христианским церквам, возможность державам во время будущих мирных переговоров с Россией возбуждать новые вопросы и предъявлять новые претензии «в интересах прочности мира».

Спустя некоторое количество дней российский правитель получил письмо от Фридриха-Вильгельма IV, который призывал русского правителя принять австрийские условия, намекая, что в неприятном случае Пруссия может присоединиться к антироссийской коалиции. Но только после длительных колебаний и многократных совещаний с высшими сановниками Александр II 15 января согласился принять ультиматум в качестве подготовительных критерий мира.

Подписанный Парижский мир, естественно, ущемлял интересы Рф, хотя, вопреки надеждам Лондона, территориальные утраты были малы:

— Наша родина отрешалась от укрепления Аландских островов на Балтике;

— соглашалась на свободу судоходства по Дунаю; отрешалась от протектората над Валахией, Молдавией и Сербией и от части южной Бессарабии, которая отошла Молдавии (таким макаром, Наша родина не стала конкретно граничить с европейской частью Тур

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,174 сек. | 11.28 МБ