Кто ковал фашистский клинок?

В 1992 году вышла книжка Юрия Дьякова и Татьяны Бушуевой с кричащим заглавием «Фашистский клинок ковался в СССР». С их подачи – и, очевидно, с инициативной помощью русской прессы – представление об СССР как «кузнице гитлеровской армии» так укоренилось в публичном сознании, что перевоплотился в господствующее мировоззрение. Сегодняшние СМИ, обращаясь к «историческим материалам», к месту и не к месту говорят о том, как германские лётчики и танкисты проходили подготовку у нас в стране, именуют звучные имена гитлеровских военачальников, прямо до Геринга и Гудериана, типо обучавшихся в русских училищах.

Меж тем, уже само заглавие книжки Дьякова и Бушуевой – «Фашистский клинок ковался в СССР. Красноватая Армия и Рейхсвер. Потаенное сотрудничество. 1922–1933. Неведомые документы» – принуждает усомниться в добросовестности её создателей. По правде, 1922–1933 годы – это время Веймарской республики, Гитлер пришёл к власти только в 1933 году. Ни один из приведённых в книжке документов не показывает на помощь Сталина Гитлеру и НСДАП. Так откуда же взялся «фашистский меч», типо выкованный сталинскими кузнецами?

Пытаясь связать концы с концами, Дьяков и Бушуева делают вид, как будто рейхсвер, другими словами армия Веймарской республики, с которой сотрудничали русские военные, и гитлеровский вермахт сущность одно и то же: «Мало кто из историков знает о том, что германский вермахт (рейхсвер), в обход версальских запретов, набирал силу на нашей земле» (Дьяков Ю.Л., Бушуева Т.С. Фашистский клинок ковался в СССР… С.7). Схожий резон смотрится малоубедительным. Вправду, вермахт был сотворен на базе рейхсвера. Но не достаточно ли кто из кого вырос! Все убийцы и бандиты когда-то были детками, но ни один честный преподаватель либо психолог не возьмётся предсказать, что вот этот малыш станет правонарушителем. А посреди 1920-х годов, когда запускались советско-германские военные проекты, рассмотреть в рейхсвере будущий фашистский вермахт было не легче, чем заподозрить в милом ребёнке потенциального бандита.

Тогдашняя Германия являлась в высшей степени приличной демократической республикой. К тому же в стране действовала мощная компартия, что вселяло надежды на будущую социалистическую революцию. НСДАП была маленькой, маловлиятельной группой маргиналов. С другой стороны, в истории интернациональных отношений найдётся много случаев, когда прошлый друг внезапно становился непримиримым противником. Если брать свежайшие примеры, то можно вспомнить щедро вооружавшийся Соединёнными Штатами Иран, в каком после свержения шаха Пехлеви утвердился антиамериканский режим. И это почему-либо никого не поражает.

Но неважно какая попытка хотя бы словестно защитить прошедшее собственной страны в период разгула «гласности» приравнивалась к коммуно-фашизму и посягательству на общечеловеческие ценности. Потому никакого понятного ответа инсинуаторы так и не дождались. Все же, сам по для себя вопрос о кузнице, в какой ковался «фашистский меч», также о том, чем конкретно занимались германские военные на нашей местности, очень увлекателен и очевидно заслуживает более пристального рассмотрения.

Страна без кадров

Скажите, почетаемый читатель, а Для вас не кажется необычным, что конкретно мы в 1920-е годы учили германцев премудростям танкового дела и боевого внедрения авиации, а не напротив? Понятно, что по меркам 1980-х, когда Русский Альянс оставался сверхдержавой с ещё не разрушенным «реформами» военно-промышленным комплексом, это совсем нормально. Но для первой трети XX века схожая ситуация смотрится, мягко говоря, необычной и несуразной. Всё равно, как если б южноамериканские инженеры с заводов Форда ездили стажироваться по вопросам автомобилестроении куда-нибудь в Гвинею-Бисау.

По правде: в 1913 году Германия по уровню промышленного развития занимала 2-ое место в мире после США, в то время как Наша родина представляла собой отсталую земельную страну. Более наглядно разница меж ними проявилась в процессе 1-й мировой войны, потребовавшей от каждого из главных государств-участников наибольшего напряжения сил. Так, если Германия во время войны произвела 47,3 тыс. боевых самолётов, то Наша родина – всего только 3,5 тыс. (Наша родина и СССР в войнах XX века: Статистическое исследование. М., 2001. С.89). При всем этом, как отмечал

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,145 сек. | 11.26 МБ