Кто станет последующей жертвой дестабилизации на Ближнем Востоке?

Кто станет следующей жертвой дестабилизации на Ближнем Востоке?

Вячеслав Николаевич Матузов, президент Общества дружбы и делового сотрудничества с арабскими странами (и член комитета солидарности с народами Ливии и Сирии), является нужным профессионалом по ближневосточной, а именно, сирийской теме. Как арабские, так и южноамериканские телеканалы обращаются к нему, когда нужно аргументированное мировоззрение, базирующееся на узком знании предмета обсуждения и специфичности дипломатичной работы. Этого у Вячеслава Николаевича не отнимешь: 20 лет он занимался Ближним Востоком в Международном отделе ЦК КПСС, 5 лет был атташе по культуре в Ливане, являлся советником посольства Рф в Вашингтоне; возглавлял группу арабо-израильских переговоров.

Он тщательно сказал «Русскому Вестнику» об информационной диверсии в русских СМИ, о подоплеке сирийского конфликта и о технологии арабских революций.

— Как излагаемая Вами позиция соответствует официальной позиции страны?

— Я получил в последние годы редчайшую возможность выступать в глобальных средствах массовой инфы не так как я сам к этому стремлюсь, а так как СМИ сами обращаются ко мне с этой просьбой. Это южноамериканский арабоязычный телеканал «Аль-Хурра», катарская «Аль-Джезира», саудовский телеканал «Арабия», муниципальные телеканалы Сирии. Также ряд каналов из Тегерана на арабском и британском языках.

Всего на сегодня у меня 447 выступлений, из которых 141 – прямые выходы в эфир, в том числе дискуссии с высокопоставленными южноамериканскими дипломатами на уровне заместителя госсекретаря США. По «Джезире» был диспут с Джоном Маккейном – сенатором, бывшим кандидатом в президенты Соединенных Штатов; другой оппонент – Дэвид Поллак – прошлый военный аналитик Белоснежного Дома, эксперт Госдепартамента, сейчас – работает в Вашингтонском институте ближневосточных исследовательских работ (финансируется Американо-израильским комитетом АИПАК), ведущим южноамериканским аналитическим центром по Ближнему и Среднему Востоку.

Все выступления перед мировой телеаудиторией требуют от меня излагать позицию Русской Федерации, так как мир нуждается далековато не в моей индивидуальной точке зрения, ему нужна позиция Рф, русского управления. Конкретно в этом я вижу свою цель — в необходимости донести подлинную позицию собственной страны до арабских телезрителей и радиослушателей.

Для этого приходится не выходить из веба, отслеживая все официальные заявления министра зарубежных дел на веб-сайте МИД либо выступления Президента нашей страны. Непременно, как человек, не связанный с муниципальными структурами, я мог бы гласить всё, что мне придет в голову, прямо до каких-нибудь умопомрачительных конспирологических теорий, но я вижу свою задачку конкретно в отражении реальной позиции Рф, которую, кстати, до декабря 2011 года мне самому предстояло осознать, чтоб потом понятно и ясно выложить. Ведь ранее момента позиция страны была просто не всегда верно выражена, а иногда просто размыта: на веб-сайте МИД одна информация, а наряду с ней – заявления официальных лиц, такого же Миши Маргелова – спецпредставителя президента РФ по Африке, — вполне контрастирующие с позицией Министерства зарубежных дел.

Такая разноголосица была нетерпимой. Ведь и МИД, и администрация Президента должны управляться 2-мя факторами: государственная безопасность Рф и национальные интересы Рф на глобальном уровне. Если же они отклоняются от этого курса, они не защищают национальные интересы страны. В тот период я исходил из собственного актуального и проф опыта для определения этих интересов. Потом я уже лицезрел, что МИД занимает конкретно такую позицию. Для меня это означало одно – официальные оценки ситуации в регионе строятся исходя из числа тех же принципов, которыми руководствуюсь я сам.

Некоторое просто волшебство, можно сказать, вышло в декабре 2011 года, когда начала верно проявляться русская внешнеполитическая линия по главным вопросам, отошли на задний план контроверсии политически ангажированных деятелей, растиражированные западными СМИ, а настоящая роль министра зарубежных дел Рф приметно «ожила». Видимо, это связано с более чётким о

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,171 сек. | 12.46 МБ