Кто же строил эту стенку?

Кто же строил эту стену?ГРУППЕ английских археологов, которой управляет Уильям Линдси, осенью 2011 года удалось сделать сенсационное открытие: была найдена часть Величавой Китайской стенки, которая находится за пределами Китая, – в Монголии. Остатки этого большущего сооружения (100 км в длину и 2,5 метра в высоту) были обнаружены в пустыне Гоби, расположенной на юге Монголии. Учёные пришли к выводу, что находка является частью известной китайской достопримечательности. В состав материалов участка стенки входят дерево, земля и вулканический камень. Сама постройка датируется периодом меж 1040 и 1160 годами до нашей эпохи.

Ещё в 2007 году на границе Монголии и Китая во время экспедиции, организованной этим же Линдси, был найден значимый участок стенки, который отнесли к времени правления династии Хань. С той поры длилось поиски других фрагментов стенки, которые в конце концов закончились фуррором в Монголии.

Величавая Китайская стенка, напомним, это один из больших памятников архитектуры и одно из самых именитых защитных сооружений древности. Она проходит по местности Северного Китая и включена в перечень глобального наследства ЮНЕСКО.

Принято считать, что её стали строить ещё в III веке до н.э. для защиты страны династии Цинь от набегов «северных варваров» — бродячего народа хунну. В III веке н.э., во времена династии Хань, строительство стенки возобновили, и она была расширена в западном направлении.
С течением времени стенка стала разрушаться, но при династии Мин (1368—1644), как говорят китайские историки, стенку вернули и укрепили. Те её участки, что сохранились до нашего времени, были построены в главном в XV – XVI веках.

За три столетия правления маньчжурской династии Цин (с 1644 года) защитное сооружение постарело и практически всё разрушилось, потому что новые правители Поднебесной не нуждались в защите с севера. Исключительно в наше время, посреди 1980-х годов, началась реставрация участков стенки как вещественного свидетельства старого происхождения государственности на землях Северо-Восточной Азии.

Некие русские исследователи (президент Академии базовых наук А.А. Тюняев и его единомышленник почётный доктор Брюссельского института В.И. Семейко) высказывают колебание в принятой версии происхождения защитного сооружения на северных рубежах страны династии Цинь. В ноябре 2006 года в одной из публикаций Андрей Тюняев так определил свои суждения на данную тему: «Как понятно, к северу от местности современного Китая была другая, еще более старая цивилизация. Это не один раз доказано археологическими открытиями, изготовленными, а именно, на местности Восточной Сибири. Впечатляющие свидетельства этой цивилизации, сравнимой с Аркаимом на Урале, не только лишь до сего времени не исследованы и не осмыслены мировой исторической наукой, но даже и не получили подабающей оценки в самой России».

Что все-таки касается старой стенки, то, как утверждает Тюняев, «бойницы на значимой части стенки ориентированы не на север, а на юг. И это отчётливо видно не только лишь на более старых, не реконструированных участках стенки, но даже и на недавнешних фото и в произведениях китайского рисунка».

В 2008 году на Первом международном конгрессе «Докирилловская славянская письменность и дохристианская славянская культура» в Ленинградском муниципальном институте имени А.С. Пушкина Тюняев сделал доклад «Китай – младший брат Руси», в процессе которого представил куски неолитической керамики с местности восточной части Северного Китая. Изображённые на керамике знаки не были похожи на китайские иероглифы, но показали фактически полное совпадение с древнерусской руницей – до 80 процентов.

Исследователь на основании новейших археологических данных высказывает мировоззрение, что в период неолита и бронзы население западной части Северного Китая было европеоидным. Вправду, по всей Сибири, прямо до Китая, обнаруживаются мумии европеоидов. Согласно данным генетики это население имело древнерусскую гаплогруппу R1a1.

Кто же строил эту стену?В пользу этой версии гласит и мифология старых славян, рассказывающая о перемещении старых русов в восточном на
правлении – их возглавляли Богумир, Славуня и их отпрыск Скиф. Эти действия отражены, а именно, в Велесовой книжке, которую, оговоримся, не признают академические историки.

Тюняев и его сторонники обращают свое внимание на то, что Величавая Китайская стенка была сооружена аналогично европейским и русским средневековым стенкам, основное назначение которых – защита от огнестрельных орудий. Строить подобные сооружения начали не ранее XV века, когда на полях схваток появились пушки и другие осадные орудия. Ранее XV века у так именуемых северных номадов артиллерии не было.

НА Базе этих данных Тюняев высказывает мировоззрение, что стенка на востоке Азии была построена как оборонительное сооружение, обозначающее границу меж 2-мя средневековыми государствами. Её воздвигли после того, как достигнули договорённости о разграничении территорий. И это, как считает Тюняев, подтверждается картой тех пор, когда граница меж Русской империей и Цинской империей проходила конкретно по стенке.

Речь идёт о карте Цинской империи 2-ой половины XVII–XVIII века, представленной в академической 10-томной «Всемирной истории». На той карте тщательно изображена стенка, проходящая точно по границе меж Русской империей и империей маньчжурской династии (Цинской империей).

На карте Азии XVIII века, сделанной Царской академией в Амстердаме, обозначены два географических образования: на севере – Тартария (Tartarie), на юге – Чайна (Chine), северная граница которого идёт приблизительно вдоль 40-й параллели, другими словами точно по стенке. На этой карте стенка обозначена жирной линией и подписана «Muraille de la Chine». На данный момент это словосочетание переводят с французского обычно как «Китайская стена».

Но при буквальном переводе значение несколько другое: muraille («стена») в конструкции с предлогом de (существительное + предлог de + существительное) и словом la Chine выражает предмет и принадлежность стенки. Другими словами «стена Китая». Если исходить из аналогий (к примеру, place de la Concorde – площадь Согласия), то Muraille de la Chine есть стенка, нареченная в честь страны, которую европейцы называли Chine.

Есть и другие варианты перевода с французского словосочетания«Muraille de la Chine» — «стена от Китая», «стена, отграничивающая от Китая». Ведь в квартире либо в доме мы называем ту стенку, которая отделяет нас от соседей, соседской стенкой, а ту стенку, которая отделяет нас от улицы, – внешней стенкой. То же самое мы имеем и при заглавии границ: финская граница, украинская граница… В данном случае прилагательные указывают лишь на географическое размещение русских границ.
Броско, что в средневековой Руси было слово «кита» – вязка жердей, которые применялись при постройке укреплений. Так, заглавие района Москвы Китай-город дано в XVI веке по этим же суждениям — постройка состояла из каменной стенки с 13 башнями и 6 воротами…

По воззрению же, закреплённому в официальной версии истории, Величавую Китайскую стенку начали строить в 246 году до н.э. при императоре Ши-хуанди, её высота составляла от 6 до 7 метров, цель строительства – защита от северных номадов.

Русский историк Л.Н. Гумилёв писал: «Стена протянулась на 4 тыщи км. Высота её достигала 10 метров, и через каждые 60– 100 метров высились сторожевые башни». Он же отмечал: «Когда работы были окончены, оказалось, что всех вооружённых сил Китая не хватит, чтоб организовать эффективную оборону на стенке. По правде если на каждую башню поставить маленькой отряд, то враг убьет его ранее, чем соседи успеют собраться и подать помощь. Если же расставить реже огромные отряды, то образуются промежутки, через которые неприятель просто и неприметно проникнет в глубь страны. Крепость без защитников — не крепость».

Из евро опыта понятно, что античные стенки возрастом более нескольких сотен лет не чинят, а перестраивают – ввиду того, что и материалы за такое долгое время набирают вялость и просто разваливаются. Но применительно к Китайской стенке закрепилось мировоззрение, что сооружение было выстроено две тыщи годов назад и все же сохранилось.

НЕ БУДЕМ вдаваться в полемику по этому вопросу, а просто воспользуемся китайскими датировками и поглядим, кто и против кого строил различные участки стенки. 1-ая и основная часть стенки построена ещё до нашей эпохи. Она проходит вдоль 41–42-го градусов северной широты, в том числе вдоль неких участков реки Хуанхэ.

Западная и северная границы страны Цинь только к 221 году до н.э. стали совпадать с участком стенки, построенным к этому времени. Разум
но представить, что этот участок строили не обитатели королевства Цинь, а их северные соседи. С 221 по 206 год до н.э. была построена стенка вдоль всей границы страны Цинь. Не считая того, в это время на 100–200 км западнее и севернее от первой стенки была построена 2-ая линия обороны – ещё одна стенка. Её точно не могло строить королевство Цинь, потому что оно не контролировало тогда эти земли.

В период династии Хань (с 206 года до н.э. по 220 год н.э.) были построены участки стенки, располагающиеся на 500 км западнее и на 100 км севернее от прошлых. Их размещение соответствовало расширению территорий, подконтрольных этому государству. Кто строил эти защитные сооружения – южане либо северяне, утверждать сейчас очень трудно. Исходя из убеждений классической истории — правительство династии Хань, которое стремилось обезопасить себя от воинственных северных номадов.

В 1125 году граница меж королевством чжурчжэней и Китаем проходила по реке Хуанхэ – это в 500–700 километрах к югу от местоположения построенной стенки. А в 1141 году был подписан мирный контракт, согласно которому китайская Сунская империя признавала себя вассалом чжурчжэньского страны Цзинь, обязавшись платить ему огромную дань.

Но в то время, пока земли фактически Китая находились к югу от реки Хуанхэ, в 2.100–2.500 километрах к северу от его границ был возведён очередной участок стенки. Эта часть стенки, построенная с 1066 по 1234 год, проходит по русской местности севернее посёлка Борзя рядом с рекой Аргун. Тогда же в 1.500–2.000 километрах к северу от Китая был построен ещё один участок стенки, расположенный вдоль Огромного Хингана.

Но если на тему гос принадлежности строителей стенки можно выдвигать только догадки из-за нехватки достоверной исторической инфы, то исследование стиля в архитектуре этого оборонительного сооружения позволяет, как представляется, сделать более четкие догадки.

Строительный стиль стенки, находящейся сейчас на местности Китая, запечатлён особенностями постройки «отпечатки рук» её создателей. Элементы стенки и башен, подобные кускам стенки, в Средневековье можно отыскать исключительно в архитектуре древнерусских оборонительных сооружений центральных областей Рф – «северной архитектуре».

Андрей Тюняев предлагает сопоставить две башни – из Китайской стенки и из Новгородского кремля. Форма башен схожа: прямоугольник, немного зауженный наверх. Со стенки вовнутрь и той и другой башни ведёт вход, перекрытый круглой аркой, выложенной из такого же кирпича, что и стенка с башней. Любая из башен имеет два верхних «рабочих» этажа. В нижнем этаже и той и другой башни изготовлены круглоарочные окна. Количество окон нижнего этажа и у той и у другой башни – 3 на одной стороне и 4 на другой. Высота окон приблизительно однообразная – около 130–160 см.

На верхнем (втором) этаже размещены бойницы. Они выполнены в виде прямоугольных узеньких пазов шириной приблизительно 35–45 см. Количество таких бойниц в китайской башне – 3 в глубину и 4 в ширину, а в новгородской – 4 в глубину и 5 в ширину. На верхнем этаже «китайской» башни по самому её краю идут квадратные отверстия. Такие же отверстия есть и в новгородской башне, и из их торчат концы стропил, на которых держится древесная крыша.

Такая же ситуация в сопоставлении китайской башни и башни Тульского кремля. У китайской и тульской башен однообразное число бойниц в ширину – их по 4. И однообразное количество арочных проёмов – по 4. На верхнем этаже меж большенными бойницами находятся малые – у китайской и у тульской башен. Форма башен как и раньше схожа. В тульской башне, как и в китайской, применен белоснежный камень. Идиентично выполнены своды: у тульской – ворот, у «китайской» – входов.

Для сопоставления можно также использовать российские башни Никольских ворот (Смоленск) и северной крепостной стенки Никитского монастыря (Переславль-Залесский, XVI век), также башню в Суздале (середина XVII века). Вывод: конструктивные особенности башен Китайской стенки обнаруживают фактически четкие аналогии посреди башен российских кремлей.

А что гласит сопоставление сохранившихся башен китайского городка Пекина со средневековыми башнями Европы? Крепостные стенки испанского городка Авилы и Пекина очень сходны меж собой, в особенности в том, что башни размещены очень нередко и фактически не имеют строительных приспособлений для военных нужд. Пекинские башни имеют только верхнюю палубу с бойницами, причём выложены в одну высоту со всей остальной стенкой.

Ни испанс
кие ни пекинские башни, не обнаруживают настолько высочайшего сходства с оборонительными башнями Китайской стенки, как это проявляют башни российских кремлей и крепостных стенок. И это повод для раздумий историкам.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,114 сек. | 11.39 МБ