Курдский вопрос в современной Сирии

Курдский вопрос в современной Сирии

В силу разных исторических личных и беспристрастных обстоятельств многомиллионному народу курдов пока не удалось сделать самостоятельного страны.

До 1920 года большая часть курдов проживала на собственных извечных землях, в главном, входивших в Османскую империю, несколько миллионов — проживало в Иране. По итогам 2-ой мировой войны согласно мандатам Лиги наций, выданным Англии и Франции, и Севрскому договору 1920 года курды оказались разбитыми к тому же муниципальными границами вновь образованных стран: Турции, Ирака и Сирии.

Сейчас, из 40-миллионного курдского этноса выше 2,5 млн. человек проживают в Сирии, где представляют собой одно из главных государственных меньшинств (около 9 % населения страны). Они говорят меж собой на курдском диалекте курманджи, языком их межнационального общения (он же муниципальный) является арабский, компактно проживают в населенных пт северных и северо-восточных районов страны: Камышлы, Джазира, Айн Аль-Араб, Кобани, Амудэ, Деррика, Хемко и имеют свои этнические общины в Дамаске, Алеппо, Нахала, других больших городках Сирии.

Из общей площади исторического (этнического) Курдистана (около 408 тыс. кв. км) на долю Сирийского либо Западного Курдистана приходится 18 тыс. кв. км. Сирийский Курдистан обладает обеспеченными природными ресурсами и большим сельскохозяйственным потенциалом. Там имеются более значимые нефтяные месторождения страны (самое большое — Румейлан) и водные ресурсы . Одним из огромнейших районов расселения курдов в Сирии является равнина реки Евфрат (Джераблус и Айн Аль-Араб).

Основная масса курдского населения (около 80%) занята в сельском хозяйстве, при всем этом их богатая часть составляет менее 5% от этого числа. Другие представляют рабочий класс (около 15%), интеллигенцию и другие социальные прослойки сирийского общества. Та часть курдов, которая относится к рабочим, неоднородна и малоквалифицированна, что разъясняется жестким ограничением их способностей при выборе рабочих специальностей. Курдские рабочие в сопоставлении с рабочими из числа сирийских арабов находятся в существенно худшем положении: они практически лишены соц прав, подвергаются жесткой эксплуатации и дискриминации, в том числе и в размерах зарплате, живут под ужасом увольнения с работы за мельчайшие нарушения либо просто по обвинению в нелегальной политической и публичной деятельности.

Курдская буржуазия и интеллигенция (около 5%) также подвергаются политической и социальной дискриминации. Конкретно представители этой социальной прослойки, как более образованная часть курдского населения, составляют ядро курдского политического и публичного движения в САР, занимая руководящие позиции в разных курдских партиях. Курдская буржуазия — это в главном маленькие торговцы, обладатели ремонтных мастерских и компаний по производству оливкового масла и мыла, лица, специализирующиеся незаконным делом (наркоторговля, контрабанда).

До распада СССР и социалистического лагеря курдская интеллигенция в собственном большинстве состояла из докторов, фармацевтов, строителей, в наименьшей степени, юристов, получивших в свое время образование в СССР, ГДР, Болгарии, Чехословакии в главном по полосы коммунистических партий Сирии (Х.Багдаш, Ю.Фейсал). На данный момент на замену им приходят выпускники западноевропейских и американских ВУЗов, существенное число курдской молодежи с высшим образованием не может устроиться на родине на работу по специальности и обязаны эмигрировать за предел. По оценкам, исключительно в Европе уже работает и обучается выше 2 млн. курдов-выходцев из Турции, Сирии, Ирака и Ирана.
Подавляющее большая часть сирийских курдов (около 70%) исповедуют ислам суннитского толка, около 20% курдского населения придерживаются шиитского направления в исламе, около 20 тыщ курдов, т.е. меньше 1-го процента, принадлежат к секте езидов, близкой к зороастризму. И совершенно маленькая часть — исповедует христианство.

Долгое время общий подход сирийского управления к курдам заключался в игнорировании их государственных прав и свобод . Так сложилось, что с образованием сирийского страны курды вначале подвергались более жестким дискриминационным мерам по сопоставлению с другими государственными меньшинствами.
Это разъяснялось тем, что, по воззрению властей в Дамаске, курды в отличие, от армян, туркменов, черкесов, не являющихся коренным популяцией страны, могли в перспективе выдвинуть требования самоопределения на местности Западного (Сирийского) Курдистана прямо до отделения от Сирии.

С приходом к власти в Дамаске Партии арабского социалистического возрождения (ПАСВ) либо, как ее принято коротко именовать, Баас, был взят курс на насильную ассимиляцию живущих в САР курдов . Их права не отыскали собственного отражения ни в конституции страны, ни в других законодательных актах. Это было естественным для баасистов, так как за безопасным и симпатичным на 1-ый взор заглавием их партии, пряталась националистическая идеология панарабизма. Основными девизами Баас стали: «Арабская цивилизация едина, миссия ее бессмертна, ей будет принадлежать весь мир». Естественно, ни курдам, ни другим государственным меньшинствам в арабских государствах с баасистской идеологией места не отводилось.

Сначала 60-х годов офицер государственной безопасности, служивший в провинции Аль-Хассака, Талаб Гилаль, разработал проект с советами по борьбе с "курдским народом" . Практически, вся предстоящая политика баасистского режима прямо до наших дней представляла собой реализацию этого плана, согласно которому предполагалось, а именно, переселить курдов вглубь страны на расстояние более 10 км. от турецкой и иракской границ и сделать там "арабский пояс" за счет арабов-переселенцев, чтоб изолировать сирийских курдов от контактов с единоплеменниками в Турции и Ираке, также поменять демографическую ситуацию в районах малогабаритного проживания курдов; дискриминировать в социально-экономическом отношении курдские районы, не развивать инфраструктуру, не создавать в их новых производств, высших и средних особых учебных заведений, с тем, чтоб местные обитатели покидали их в поисках работы и мест учебы в другие регионы и страны; вести работу по полосы спецслужб с целью раскола курдского общества и курдских партий; по способности лишить гражданства курдское население в этих районах, объявив его переселенцами из Турции; не принимать курдов в военные училища, в муниципальные учреждения, запретить разговор в муниципальных учреждениях, публичных местах и школах на курдском языке; запретить регистрировать малышей под курдскими именами; переименовать курдские деревни и городка по-арабски.

В 1961 году баасистским режимом был принят закон о разработке, так именуемого, «арабского» либо «зеленого» пояса безопасности в районах обычного расселения курдов (стык сирийско-иракско-турецкой границ). Практически, эта зона достигнула в длину 350 км и в ширину 15-30 км и стала вроде бы буфером меж сирийскими курдами и курдами в Турции и Ираке. В согласовании с вышеуказанным законом на месте насильно депортированных из этих районов курдов расселялись арабы. Таким макаром, многие курдские поселения вышли за рамки обычного Сирийского Курдистана и переместились в районы Алеппо, Африн, Аазаз, Менбидж, Ракка и Латакия. Не считая того, курды были рассредоточены вдоль северной сирийской границы. К примеру, городка Аазаз и Африн (43 и 58 км севернее Алеппо, соответственно) имеют около 90% населения курдов, другие обитатели — туркмены и арабы.
Сирийские власти сознательно не решали меры по социально-экономическому развитию населенных курдами районов: там не строились промышленные объекты, было не достаточно школ, больниц, торговых точек, многие курдские районы не обеспечивались электроэнергией и водоснабжением. Местные власти при рассредотачивании земель выделяли курдам наихудшие участки, делали искусственные трудности при получении кредитов и ссуд, нужной сельскохозяйственной техники и инструментария, занижали закупочные цены на их продукцию. Потому основная масса курдов представляет из себя беднейшие и бесправные слои сирийского населения.

Как уже выше отмечалось, курды в Сирии были ограничены в развитии государственной культуры, искусства, языка, литературы и т.п. В стране были запрещены школы по обучению малышей курдскому языку, СМИ и даже общественное общение на курдском языке. Курды не имели права на компанию всех культурно-просветительных, спортивных обществ и организаций. Курдская молодежь подвергалась откровенной дискриминации при поступлении в Университеты Сирии, при всем этом ограничивались способности выбора ими будущей специальности, их не воспринимали в военные учебные заведения и на муниципальную службу. А для тех из их,
которым удалось поступить в один из сирийских институтов, повсевременно была угроза отчисления.

Не останавливались сирийские власти и перед массовыми убийствами курдов и другими акциями устрашения . Так, в 1993 году в городке Аль-Хасака было убито 62 курдских политзаключенных, а в марте 2004 года в городке Камышлы лишились жизни более 70 мирных курдских людей и тыщи других были арестованы. В сирийских кутузках без суда и следствия содержались 10-ки тыщ курдов, часто просто по выдуманным обвинениям. Семьи заключенных годами ничего не знали об их судьбах и местах нахождения. Воззвания и жалобы по этому поводу властями не принимались и не рассматривались.

Положение курдского населения усугублялось к тому же тем, что ему не уделялось подабающего внимания со стороны общенациональных публичных организаций. Сделанный, к примеру, в 1972 году в Сирии Государственный прогрессивный фронт не включил курдское движение. Представители Сирийской коммунистической партии (крыло X. Багдаша и крыло Ю. Фейсала) только время от времени озвучивали декларативные лозунги в защиту прав сирийских курдов и их равенства в правах с другими национальностями, населяющими страну.

В последние годы правления Башара Асада наметились определенные сдвиги в подходе сирийских властей к курдской дилемме, невзирая на то, что в целом их отношение к курдам продолжало оставаться дискриминационным. Так, курдам было предоставлено право работать в неких муниципальных учреждениях, но практически их не допускали на сколько-либо важные должности. Длительное время в органах местного самоуправления и Народном собрании (парламенте) Сирии не было ни 1-го курда.

В силу многоукладности курдской общины, разбросанности районов их проживания в стране и отсутствия достаточного числа своей интеллигенции политические объединения курдов были неорганизованны и разобщены. В Сирии к началу 21-го века было одиннадцать разных курдских организаций, действующих незаконно. Более большие из их по числу собственных членов и воздействию — Курдская демократическая партия (Аль-Парти) — крыло Назир Мустафа, Курдская демократическая прогрессивная партия (правая) — крыло Хамид Хадж Дарвиш, партия Союза курдского народа (генеральный секретарь Салах Бадр Эд-Дин Дибо) и Курдская левая партия. Многие из курдских партий были плотно сплетены с подобными партиями Турции и Ирака.
Особенностью деятельности курдских партий в Сирии являлся непрекращающийся процесс сотворения новых партий, раскола имеющихся, объединения партий, в том числе в блоки и фронты, выхода отдельных партий из этих объединений. К примеру, вышло слияние партии Союза курдского народа и Курдской левой партии в Сирии. Новенькая партия получила заглавие Курдская партия в Сирии «Азади» (свобода).

В целом, политические программки фактически всех партий не много отличались одна от другой — это борьба за равенство и справедливые национальные права и свободы курдов в рамках сирийского общества , подтвержденные конституцией САР. С учетом реального положения курдов в Сирии и их способностей курдские политические фавориты не выдвигали прямых требований о разработке какой-нибудь формы курдской автономии. В период преобладания в стране баасистской (панарабистской) идеологии и правления семейства Асадов сирийские курды стремились только выжить и сохранить свою национальную идентификацию.
Раздробленность курдских партий, идеологические разногласия, борьба за лидерство меж ними и снутри управления самих партий искусственно подогревались и использовались сирийскими властями и спецслужбами в собственных интересах.

При всем этом оказывалась внегласная поддержка более либеральным из курдских движений и демонстративно ограничивалась деятельность более конструктивных. Сирийские спецслужбы содействовали не только лишь расколу курдских рядов, да и разжиганию вражды меж отдельными курдскими партиями и движениями. Конкретно раздробленность и неоднородность курдского политического движения позволяла сирийским властям предотвращать стихийные выступления и акции протеста со стороны угнетенных курдов и, в целом, удачно нейтрализовывать вероятные нехорошие воздействия курдского фактора на внутриполитическую обстановку в стране.

В этих критериях фавориты курдских партий обязаны были все почаще обращаться к дилемме заслуги единства курдского движения , объединения собственных рядов. Им все таки удалось сделать два главных политических курдских объединения: Курдский дем

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,145 сек. | 11.3 МБ