Пластическая хирургия лица-11

Хирургическая практика требовала разработки новых методов восстановительных операций.
Творческая и научная мысль хирургов долгие годы была направлена на изыскание способов использования отдаленных от лица участков кожи человеческого тела. Ее поверхность достигает у взрослого человека около 25000 квадратных сантиметров. Огромный запас пластического материала!
Но как использовать эту кожу для восстановления, например, носа или подбородка?
Основой каждой операции служит биологическая способность ткани срастаться после сшивания краев раны. Важным биологическим свойством кожного лоскута, связанного с материнской почвой короткой питающей ножкой, является способность приживаться на новом месте при условии сохранения в нем кровообращения.
В первой половине XV столетия в Италии военный врач Бранка успешно производил операции восстановления носа, пользуясь кожей шеи и лба. Его сын, известный сицилийский хирург Антоний Бранка, впервые использовал кожу плеча для восстановления носа, губы и даже уха.
Нам не известны детали этих операций, так как научные труды по медицине в то время были запрещены церковью, а тайны хирургического искусства передавались изустно из рода в род и становились достоянием замкнутой касты врачей.
Научный период восстановительной хирургии начинается с выходом в Болонье труда Тальякоччи под названием «Хирургическое лечение разрезами». В этом трактате, изданном в 1557 году в Венеции, описана, в частности, пластика носа и губ из колеи плеча и приводятся точные рисунки операции. Но и этот метод, получивший название «итальянского способа пластики», как и индийский, был надолго забыт, так как кожные лоскуты с плеча также часто погибали, а запас кожи на руке весьма ограничен.
Только лишь через три столетия, в 1889 году, в Германии появилось сообщение Гаккера о применении итальянского лоскута. Оригинальным и новым в его предложении было использование длинного лоскута кожи груди, который он подшивал к предплечью. После приживления к руке Гаккер перерезал питающую ножку на груди и переносил лоскут к дефекту лица. Такой переходящий, или мигрирующий, лоскут стал «шагать» с груди на руку, а вместе с ней к любой части лица. Этот принцип расширил возможности таких операций.
Однако внутренняя поверхность лоскута, лишенная кожи, легко загрязнялась микробами, в теле часто развивались воспалительные явления, и от недостатка питания ткани погибали. Несмотря на эти осложнения, идея «шагающего» лоскута доказала возможность переноса всей толщи кожи с одного участка тела на другой. Нужно было лишь добиться жизнеспособности тканей, уберечь их от инфекции, создать такие условия питания лоскута, при которых максимально сохранялись бы сосуды.
С этой целью стали выкраивать кожную ленту с двумя питающими ножками, то есть связанную с материнской почвой двумя источниками кровообращения. Впервые такой «мостовидный» лоскут хирурги применили при закрытии обширного дефекта кожи на руке, которую поместили под ленту кожи, выкроенную на груди. Советский хирург В. А. Гусынин применял мостовидный лоскут с шеи для пластики нижней части лица. Он перемещал этот лоскут на нижнюю губу или подбородок. В некоторых случаях при восстановлении верхней губы у мужчин мостовидный лоскут брали с волосистой части головы (для сохранения усов) таким образом, чтобы питающие ножки располагались на висках. Однако переместить мостовидный лоскут в нужном направлении на лице довольно трудно.
Упорно и настойчиво хирурги продолжали искать новые методы пересадки кожи, особенно необходимой в большом количестве для лечения обширных ожогов и незаживающих ран. Для спасения таких больных необходимо было найти способ пересадки кожных «саженцев», способных к росту и приживлению на раневой поверхности.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 47 | 0,101 сек. | 12.47 МБ