Лагеря погибели Эйзенхауэра

Лагеря смерти Эйзенхауэра

Назовите это бессердечием, назовите это репрессалией, назовите это политикой агрессивного отрицания: миллион германцев, пленённых армиями Эйзенхауэра, погибли в плену после капитуляции.

Весной 1945 3-ий Рейх Адольфа Гитлера был на краю смерти, перемалываемый Красноватой Армией, продвигающейся на запад в направлении Берлина и Американской, Английской и Канадской армиями под командованием генерала Дуайта Эйзенхауэра, продвигающимися на восток по Рейну. Со денька посадки в Нормандии в июне прошедшего года, западные союзники отвоевали Францию и маленькие европейские страны, и некие командиры Вермахта были готовы к локальной капитуляции. Другие подразделения, но, продолжали повиноваться приказам Гитлера биться до последнего. Большая часть инфраструктуры, включая транспорт, было разрушено, и население бродило в ужасе от приближения российских.

"Голодные и испуганные, лежащие в полях в пятидесяти футах от нас, готовые замахать руками, чтоб улететь" — Так капитан Второго Противотанкового Полка 2-ой Канадской Дивизии H. F. McCullough обрисовывает хаос капитуляции Германии в конце 2-ой Мировой войны. За полтора суток, согласно утверждениям фельдмаршала Монтгомери, 500 000 германцев сдались его 21-й Группе Армий в северной Германии.
Скоро после Денька Победы — 8 мая, британо-канадские войска взяли в плен более 2 миллионов. Фактически ничего об воззвании с ними не сохранилось в архивах Лондона и Оттавы, но некие небогатые свидетельства Интернационального Комитета Красноватого Креста, соответственных военнослужащих и самих заключённых указывают, что самочувствие заключённых было потрясающим. Во всяком случае, многие были стремительно освобождены и высланы домой, или переданы Франции для послевоенных восстановительных работ. Французская армия сама взяла в плен около 300 000 германцев.

Лагеря смерти Эйзенхауэра

Подобно англичанам и канадцам, америкосы внезапно повстречались с множеством окружённых германских войск: полное количество военнопленных только у янки достигнуло без Италии и северной Африки 2,5 миллионов. Но отношение янки очень отличалось.

В числе первых военнопленных США был капрал Гельмут Либих, служивший в противовоздушной экспериментальной группе в Peenemunde на Балтике. Либих был взят в плен янки 17 апреля около Gotha в центральной Германии. 40 два года спустя он отчётливо вспоминал, что в лагере Гота не было даже тентов, только изгородь из колющейся проволоки вокруг поля, скоро превратившегося в болото.

Заключённые получили в 1-ый денек маленькую порцию еды, но на 2-ой и следующие деньки она была урезана наполовину. Чтоб получить её, они были обязаны пробегать через строй. Сгорбившись, они бежали меж рядов американских сторожей, которые избивали их палками по мере их приближения к еде. 27 апреля они были переведёны в южноамериканский лагерь Heidesheim, где в течение нескольких дней не было пищи вообщем, а потом только немножко.

Под открытым небом, изголодавшиеся, мучимые жаждой, люди начали дохнуть. Либих насчитывал раз в день от 10 до 30 тел, которые вытаскивали из его секции В, в какой содержалось около 5 200 человек. Он лицезрел, как один заключённый забил другого до погибели из-за малеханького кусочка хлеба.

В один прекрасный момент ночкой, когда шёл дождик, Либих увидел, что стены норы, вырытой в песочном грунте для убежища, обвалились на людей, которые были очень слабы, чтоб выкарабкаться из-под их. Они задохнулись до того как к ним подоспели на помощь их товарищи…

Лагеря смерти Эйзенхауэра

Германская газета, Rhein-Zeitung, так именовала эту уцелевшую от янки фотографию, размещённую на собственной полосе: Лагерь в Sinzig-Remagen, весна 1945.

Либих сел и зарыдал. "Я не мог поверить, чтоб люди были настолько жестоки друг к другу".

Тиф ворв
ался в Heidesheim сначала мая. Через 5 дней после капитуляции Германии, 13 Мая, Либих был переведён в другой южноамериканский лагерь для военнопленных, Bingem-Rudesheim в Рейнланде, около Bad Kreusnach. Заключённых там содержалось 200 — 400 тыщ, без крыши над головой, фактически без еды, воды, медикаментов, в страшной тесноте.

Скоро он захворал тифом и дизентерией сразу. Его, полусознательного и бредившего, повезли с шестьюдесятью заключёнными в открытом вагоне на северо-запад вниз вдоль Рейна в турне по Голланди, где Голландцы стояли на мостах и плевали им на головы. Время от времени южноамериканская охрана открывала предупредительный огнь, чтоб отогнать голландцев. Время от времени — нет.

Через трое суток товарищи посодействовали ему доковылять до огромного лагеря в Рейнберге, около границы с Голландией, снова без укрытий и фактически без еды. Когда незначительно пищи было доставлено, она оказалась сгнившей. Ни в каком из четырёх лагерей Либих не лицезрел каких-то укрытий для заключённых — они все размещались под открытым небом.

Смертность в американских лагерях для германских военнопленных в Рейнланде, согласно уцелевшим свидетельствам мед службы, составила около 30% в 1945 году. Средний уровень смертности посреди мирного населения Германии составил в то время 1-2%.

В один прекрасный момент в июне, через галлюцинации, Либих увидел "Томми", входящих в лагерь. Англичане взяли лагерь под свою охрану, и это выручило Либиху жизнь. Тогда он при росте 5 футов 10 дюймов весил 96,8 фунтов.

ЭЙЗЕНХАУЭР САМ ПОДПИСАЛ ПРИКАЗ О Разработке КАТЕГОРИИ ЗАКЛЮЧЁННЫХ, НЕ ПОДПАДАЮЩИХ ПОД ЖЕНЕВСКУЮ КОНВЕНЦИЮ.

По рассказам экс-заключённых Рейнберга, последним действием янки перед приходом британцев было заравнивание одной секции лагеря бульдозером, причём многие ослабшие арестанты не могли покинуть собственных нор…

Согласно Женевской Конвенции, военнопленным гарантировались три принципиальных права: что они должны питаться и располагаться по этим же эталонам. что и фавориты, что они обязаны иметь возможность получать и отправлять почту и что их должны посещать делегации Интернационального Комитета Красноватого Креста, которые должны составлять скрытые донесения об критериях содержания Защищающей Стороне.
(В случае Германии, потому что её правительство было распущено на последних стадиях войны, Защищающей Стороной была назначена Швейцария).

Практически Германским заключённым армией США было отказано в этих и большинстве других прав серией особых решений и директив, принятых её командованием при SHAEF — Supreme Headquarters, Allied Expeditionary Force — Высшим Штабом Экспедиционных Сил Союзников.
Генерал Дуайт Эйзенхауэр был как верховным командующим SHAEF — всех армий союзников в северо-западной Европе, так и главнокомандующим Вооружённых Сил США на Европейском театре военных действий.
Он подчинялся Совместному Командованию США и Британии (CCS), Объединённому Командованию США (JCS), также политике правительства США, но ввиду отсутствия соответственных директив вся ответственность за воззвание с германскими военнопленными лежит на сто процентов на нём.

"Боже, я терпеть не могу германцев" — писал он собственной супруге Mamie в сентябре 1944. Ранее он заявил Английскому послу в Вашингтоне, что все 3 500 офицеров Германского Генштаба должны быть "уничтожены". В марте 1945 в письме CCS, подписанном Эйзенхауэром, содержалась рекомендация о разработке нового класса заключённых — Disarmed Enemy Forces — DEF — Разоружённые Силы Врага, которые, в отличие от военнопленных не подпадали под Женевскую Конвенцию. Потому они не должны были снабжаться победившей армией после капитуляции Германии.

Это было прямое нарушение Женевской конвенции. В письме от 10 марта, а именно. аргументировалось: "Дополнительная нагрузка на снабжение войск, вызванная признанием Германских Вооружённых Сил военнопленными, требующая их обеспечения на уровне базисного войскового рациона, лежит далековато за пределами способностей Союзников, даже при использовании всех ресурсов Германии". Письмо заканчивалось: "Требуется Ваше одобрение. Планы будут составлены на этой базе".

26 апреля 1945 Совместное Командование одобрило статус DEF только для военнопленных, находящихся в руках армии США: английское командование отказалось принять южноамериканский план для собственных военнопленных. CCS решило держать статус разоружённых Германских войск в тайне.

В то же время главный квартирмейстер Э
йзенхауэра при SAEF, генерал Роберт Литтлджон, уже в два раза уменьшил рацион для заключённых и письмо SAEF, обращённое генералу Джорджу Маршаллу, главнокомандующему армией США, подписанное Эйзенхауэром, говорило, что в лагерях для пленных не будет "ни кровли, ни других удобств…".

Но предпосылкой не было снабжение. В Европе на складах было предостаточно материалов для сооружения применимых лагерей для военнопленных. Адъютант Эйзенхауэра по особенным вопросам генерал Эверет Хаджес посетил большие склады в Напле и Марселе и докладывал: "Запасов больше, чем мы сможем когда-либо использовать. Простираются в границах видимости." Другими словами провиант тоже не был предпосылкой. Припасы пшеницы и кукурузы в США были как никогда значительны, сбор картофеля также был рекордным.

В армейских резервах был таковой припас продовольствия, что когда целый складской центр в Великобритании закончил снабжение после злосчастного варианта, это не было увидено в течение трёх месяцев. Вприбавок у Интернационального Комитета Красноватого Креста на складах в Швейцарии находилось более 100 000 тонн продовольствия. Когда он попробовал выслать два эшелона продовольствия в южноамериканский сектор Германии, южноамериканское командование развернуло их назад заявив, что склады полны так, что они никогда не будут опустошены.

Таким макаром, предпосылкой политики лишений германских военнопленных ни при каких обстоятельствах не мог быть недочет снабжения. Вода, пища, палатки, площади, мед сервис — всё нужное для военнопленных предоставлялось в фатальной скудности.

В лагере Рейнберг, откуда капрал Либих вырвался посреди мая, погибающий от дизентерии и тифа, не было к моменту открытия 17 апреля вообщем никакой пищи для заключённых. Как и в других лагерях "Поймы Рейна", открытых янки посреди апреля, тут не было ни сторожевых вышек, ни палаток, ни бараков, ни кухонь, ни воды, ни туалетов, ни пищи…

Георг Вейс, ремонтник танков, живущий сейчас в Торонто, так отзывается о своём лагере на Рейне: "Всю ночь нам приходилось посиживать прижавшись друг к другу. Но недочет воды был ужаснее всего. По трое с половиной суток у нас не бывало воды вообщем. Мы пили свою мочу…"

Рядовой Ганс Т. (его фамилия скрыта по его просьбе), которому исполнилось только восемнадцать, находился в лазарете, когда 18 апреля пришли америкосы. Его вкупе с другими пациентами забрали в лагерь Bad Kreuznach в Рейнланде, в каком уже к тому времени находилось несколько сотен военнопленных. У Ганса были только пара шорт, рубашек и башмак.

Ганс был далековато не самым юным в лагере — в нём находились тыщи перемещённых штатских германцев. Там были детки 6 лет, беременные дамы, и старики после 60-ти. Сначала, когда в лагере ещё были деревья, некие начали отрывать сучья и разводить огнь. Охрана отдала приказ огнь потушить. На многих площадках было запрещено копать норы в земле для укрытий. "Мы были обязаны есть травку" — вспоминает Ганс.

Charles von Luttichau был на выздоровлении дома, когда он решил воспротивиться произволу американских военнослужащих. Он был выслан в лагерь Крипп, на Рейне около Ремагена.
"Нас содержали очень скученно в огороженных проволокой клеточках под открытым небом фактически без еды," — вспоминает он сейчас.

Лагеря смерти Эйзенхауэра

Лагеря POW — Prisoners Of War — военнопленных, расположенные вдоль Рейна — последствия победного вторжения Союзников в Германию. Армия США официально взяла в плен около 5,25 миллиона германских военнослужащих

Больше половины дней мы не получали вообщем никакой еды. А в другие деньки — небогатый рацион "К". Я подглядел, что америкосы давали нам одну десятую от того рациона, который получали сами… Я посетовал начальнику Южноамериканского лагеря, что они нарушают Женевскую Конвенцию, на что он ответил: "Забудьте про Конвенцию. Тут у вас нет никаких прав."

"Туалетами были просто брёвна, брошенные поверх канав, выкопанных у изгородей из колющейся проволоки. Но из-за беспомощности люди не могли до их добраться и прогуливались на землю. Скоро многие из нас так ослабели, что не могли даже снять штанов.

РАБОЧИЕ команды сдирали с трупов опознавательные бирки, раздевали их и складывали слоями, пер
есыпая негашёной известью.

Так вся наша одежка стала загаженной, также и место, на котором мы прогуливались, посиживали и лежали. В таких критериях люди скоро стали дохнуть. Через некоторое количество дней многие люди, попавшие в лагерь бодрствующими, были мертвы. Я лицезрел много людей, тащащих трупы к воротам лагеря, где они складывали их друг на друга в кузова грузовиков, которые увозили их из лагеря."
Von Luttichau находился в лагере Крипп около трёх месяцев. Его мама была немкой, и он позже эмигрировал в Вашингтон, где стал военным историком, описывающим историю армии США.

Вольфган Ифф, прошлый заключённым Рейнберга и живущий сейчас в Германии обрисовывает, как из примерно 10 000 заключённых раз в день вытаскивали от 30 до 50 трупов. Ифф ведает, что он работал в похоронной команде и вытаскивал трупы из собственного сектора к воротам лагеря, где их свозили на тачках в несколько огромных железных гаражей.

Тут Ифф и его товарищи раздевали трупы, откусывали половинку дюралевой идентификационной бирки, складывали тела слоями по 15-20 в один слой, посыпали каждый слой 10 слоями негашёной извести, образуя штабели в метр высотой, а потом складывали осколки бирок в сумки для янки, и так раз за разом…
Часть покойников была погибшими от гангрены после обморожения (весна выдалась необыкновенно прохладной). Некие были очень слабенькими, чтоб держаться за брёвна, брошенные через рвы, служившие туалетами, падали и утопали.

Условия в американских лагерях вдоль Рейна в конце апреля были испытаны 2-мя полковниками Мед Корпуса Армии США Джеймсом Мэйсоном и Чарльзом Бисли, которые так обрисовали их в газете, вышедшей в 1950: "Сбившиеся за колющейся прволокой в кучу для тепла, они являли ужасающее зрелище: около 100 000 копотливых, апатических, запятанных, измождённых людей с пустыми взорами, одетых в грязую сероватую полевую униформу, стояли по щиколотки в грязищи…
Командир Германской Дивизии доложил, что люди не ели минимум двое суток, а снабжение водой было главной неувязкой — хотя в 200 ярдах протекал многоводный Рейн."

4 мая 1945 1-ые германские военнопленные, находящиеся в распоряжении янки, были переведены в статус DEF — Разоружённых Сил Врага. В тот же денек Военный Депертамент США воспретил заключённым отправку и получение писем. (Когда Интернациональный Комитет Красноватого Креста предложил план восстановления почтового сообщения в июле, он был отторгнут).

8 Мая, в Денек Победы, германское правительство было упразднено и сразу Департамент США сдвинул Швейцарию как защищающую сторону для Германских заключённых. (Премьер-министр Канады Маккензи Кинг опротестовал в Зарубежном Кабинете Лондона одновременное смещение Швейцарии в качестве защищающей стороны в Британо-Канадских лагерях, но получил уничтожающий ответ за своё сострадание).
После чего Муниципальный Департамент уведомил Интернациональный Комитет Красноватого Креста. что потому что защищающая сторона, которой можно отсылать доклады отсутствует, то отсутствует и необходимость посещения лагерей.

Отныне заключённые американских лагерей официально лишились способности посещения независящими наблюдателями, также способности получения продуктовых посылок, одежки либо медикаментов из какой-нибудь гуманитарной организации, также какой-нибудь почты.

3-я Армия Генерала Паттона была единственной армией на всём европейском театре военных действий, которая освобождала военнопленных и тем выручила от неизбежной смерти в течение мая огромное количество германских военнослужащих. Омар Бредли и генерал Дж. С. Х. Ли, командующий Коммуникационной Зоной Европы, дали приказ об освобождении заключённых в течение недели после окончания войны, но приказом SHAEF — Supreme Headquarters, Allied Expeditionary Force — Высшим Штабом Экспедиционных Сил Союзников он был отменён 15 мая.

В тот же денек, при встрече, Эйзенхауэр и Черчилль условились об уменьшении рациона заключённых. От Черчилля добивались соглашения по уровню рационов заключённых т.к. он был должен заявить об уменьшении мясного рациона англичан и желали убедиться, то "заключённые как может быть… должны были снабжаться теми запасами, которые мы сберегли." Эйзенхауэр ответил, что он уже "уделил вопросу нужное внимание", но собирается всё перепроверить, чтоб убедиться, "может быть ли предстоящее понижение."

Он произнес Черчиллю, что POW — военнопленные получают по 2 000 калорий в денек (2150 калорий были приняты Армейским Мед Корпусо

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,108 сек. | 11.31 МБ